Авторизация
 

ИСТИННОЕ МЕСТО СВ. ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО В ХРИСТИАНСТВЕ


Митрофорный протоиерей Иоанн Кронштадтский и Государь Николай II Александрович - суть два великих свидетеля Христова в нашем XX веке. Если один из них открыто свидетельствовал с амвона православному народу о грядущем суде Божием над Россией, то другой кротко, но настойчиво задерживал сроки гибели России. Этим опять-таки доказывается в библейской истории, что любые предреченные казни Господни могут быть отсрочены (Иона 4, 11) или же вообще отменены, если только духовная мудрость свидетелей Господних окажется на такой высоте, чтобы массы богоносного русского народа вняли им и покаялись в своем мирском мудровании.



Масштаб боговдохновенной личности о. Иоанна Кронштадтского явственно прорисовывается по его пророческим проповедям и составленным им молитвам, из которых ясно видятся, грядущие события в России вплоть до наших дней.



Очевидцы подтверждают, что в 1903 г. святой говорил с амвона: "Уже близко время, что разделится народ на партии, восстанет брат на брата, сын на отца, отец на сына и прольется много крови на Русской земле. Часть русского народа будет изгнана из пределов России; изгнанники вернутся в свои родные края, но не так скоро, своих мест не узнают и не будут знать, где их родные похоронены". Для наших современников наиболее прискорбно то, что богоборцы до неузнаваемости изменили не только русский пейзаж, но и сам остававшийся под их властью 74 года русский народ. О сем также имеется предсмертное пророчество о. Иоанна (1908 г.): "Русский народ и другие, населяющие Россию племена глубоко развращены, горнило искушений и бедствий для всех необходимо и Господь, нехотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле" ("Новые слова").



Будучи изранен врагами Христовыми в 1905 г. и лежа на ложе болезни и смерти своей, отец Иоанн Кронштадтский составил и записал в своих последних книгах немало молитв о России, которые не мешает употреблять и современным православным христианам. Из слов Государя видно, что эти молитвы находились в непрестанном употреблении до самой его смерти:









1) Господи, спаси народ Русский, Церковь Православную в России - погибающую: всюду разврат, всюду неверие, богохульство, безначалие! Господи, спаси (восстави - Д. К.) Самодержца и умудри его! Господи, все в Твоих руках, Ты - Вседержитель.









2) Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России! Да приидет Царствие Твое в России! Да будет воля Твоя в России! Ты насади в ней веру истинную, животворную! Да будет она царствующей и господствующей в России, а не уравненной с иноверными исповеданиями и неверными. Да не будет сего уравнения с неравными, истинного исповедания неимеющими! Истина не может быть сравнена с ложью и правда веры с неправыми исповеданиями: "Истина Господня пребывает во век" (Пс. 116, 2).









3) Господи всемогущий, всеблагий, премудрый Царь царств земных. Устрой и утверди Русское Царство с Русскою Православною Церковью на Непоколебимом Камне, Каковой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Покори, Господи, все народы составляющие Россию Тебе - верховному и единственному Главе Церкви Своей. Да не поколеблют Державы Российской инородцы и иноверные и инославные! Сохрани целостность Державы и Церкви всемогущею Твоею Державою и правдою Твоею! Господи, умиротвори Россию ради Церкви Твоей, ради нищих людей Твоих, прекрати мятеж и революцию! Святое воинство Небесной Церкви, ополчись, ополчись за Церковь Божию, на земле сущую: бедствует Она, возлюбленная Невеста, нападения лютые терпит. Ей, Господи, даруй восторжествовать всячески Церкви Твоей над всеми бесчисленными Ее врагами. Аминь ("Созерцательное подвижничество").









Еще до опубликования пророчества преп. Серафима Саровского об убийстве Царской Семьи в 1890 г., св. Иоанн Кронштадтский предрек это событие. Когда к нему под благословение подошли кунгурские паломники Пермской губернии, он прорек им, что над Пермью висит черный крест. Совершенное через 28 лет злодеяние действительно имело место в Пермской губернии.



Будучи уже смертельно больной пред кончиной отец Иоанн предрек в Леушинском женском монастыре (СПб): "кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь ужасное, что вы и представить себе не можете!" Он не говорил, а кричал, подымая руки кверху. Впечатление было потрясающее, ужас овладел присутствующими, в храме раздавались плач и рыдания. 80-летняя игуменья Таисия спросила у святого, когда же это будет? Отец Иоанн отвечал ей: "мы с тобой, матушка, не доживем, а вот они - он указал рукой на монахинь - доживут". Действительно, ужасы большевизма в России затмили все виданное человечеством в веках зло.



Подобно тому как Иисус Христос явил Свое Божественное величие во время Преображения, так и о. Иоанн явил свою святость знавшим его при жизни людям. Так вице-адмиралу Павлу Степановичу Бурачку было во сне видение святого во время церковной службы. По мере чтения им Евангелия вокруг о. Иоанна стал возгораться огонь, так что весь он оказался в огненном ореоле. Другой верующий Василий Иванович Смирнов видел во сне о. Иоанна на улице Череповца в полном облачении, митре и всего окруженного неземным сиянием. Петербургский полковник Густав Аполлинарьевич Шебеко видел во сне при жизни о. Иоанна изображающую его икону, стоящую на воздухе, которая принесла ему исцеление в тяжкой болезни. Не случайно, что после всех этих засвидетельствованных откровений Божиих об о. Иоанне он именуется в посвященной ему церковной службе светильником земли русской и всей вселенной.









Св. Иоанн Кронштадтский и святоотеческое умное делание








Велика заслуга о. Иоанна в проповеди на Руси святоотеческого умного делания. О. Иоанн писал, что "видение Бога есть непременное условие к молитве. Необходимо, чтобы Лицо, к Которому обращаются, было бы увидено прежде, чем к Нему держать речь". Здесь святой утверждает христианских подвижников на той мысли, что без реальности видения Творца всяческих Бога очами своими духовными или телесными, человек не может получить практического дара различения духов, а посему продолжает духовно слепотствовать, и не может спастись. Это весьма актуально для нашего времени, когда всяческие суесловы, занимающие место богословов, пытаются отговорить православных верующих под страхом повреждения от прелести духовной даже от самого умного делания.



Мы имеем свидетельства, что сам о. Иоанн сподоблялся видения духовных сил, как низкого, так и высокого порядка. Упоминаемая выше игумения Таисия однажды стояла вместе с о. Иоанном возле Николаевского моста на Неве и возле них прошла похоронная процессия. Святой сказал игумении, что он видел в процессии бесов, радовавшихся о погибели души пьяницы. 15 августа 1898 г. в день Успения Пресвятой Богородицы о. Иоанн впервые в жизни сподобился видения Богоматери и слышал Ее блаженный глас, назвавший его "милейшим чадом Отца Небесного". Видение было во сне и продолжалось около одной минуты.



Так как при молитве и начатках умного делания новоначальные страдают от наводимого на них диаволом рассеяния мысли, то святой подает практический совет, как преодолеть это препятствие. Он пишет, что в молитве "есть грех рассеянности, которому мы все сильно подвержены; не надо его забывать, а каяться в нем; мы предаемся рассеянности не только дома, но и в церкви. С твердостью сердечною выговаривайте слова молитвы, когда совершаешь молитвенное правило, особенно по книге, не спеши от слова к слову, не прочувствовавши его истины, не положивши его на сердце, но сделай и постоянно делай себе труд чувствовать сердцем истину того, что говоришь. У многих причетников, бегло читающих, образуется совершенно ложная молитва: устами они будто молятся, по всему кажутся как будто благочестивыми, а сердце их спит и не знает, что уста говорят. Это происходит от того, что они торопятся и не размышляют сердцем о том, что говорят. Молиться с поспешностью, не вредя своей молитве, можно тем, которые научились внутренней молитве чистым сердцем. (Посему) ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце собственным отголоском. Хорошо иногда на молитве сказать несколько своих слов, дышащих горячею верою и любовью ко Господу. Да не все чужими словами беседовать с Богом, не все быть детьми в вере и надежде, а надо показать свой ум, отрыгнуть от сердца и свое слово благое, притом же к чужим словам как-то привыкаем и хладеем. И как приятен бывает Господу этот наш собственный лепет, исходящий прямо от верующего и благодарного сердца".



Из своего духовного опыта святой открывает нам одно откровение: "Старайся дойти до младенческой простоты в обращении с людьми и в молитве к Богу. Простота - величайшее благо и достоинство человека. Бог совершенно прост, потому что совершенно духовен, совершенно благ. И твоя душа пусть не двоится на добро и зло". Повествуя о собственном умном делании молитвы Иисусовой, о. Иоанн пишет: "Имея в своем сердце Христа, бойся, как бы не потерять Его, с Ним и покоя сердечного: горько начинать снова; усилия прилепиться к Нему снова по отпадении будут тяжки и многим будут стоить горьких слез. Держись всеми силами за Христа, приобретай Его и не теряй святого дерзновения пред Ним. Христос, введенный в сердце верою, восседает в нем миром и радостью. Все беды мои происходят в невидимой моей мысли и в невидимом сердце моем; потому и невидимый же нужен мне и Спаситель, ведущий сердца наша. Когда замечаешь, что сердце твое холодно и молится неохотно - остановись, согрей свое сердце каким-нибудь живым представлением - например, своего окаянства, своей духовной бедности, нищеты и слепоты, или представлением великих ежеминутных благодеяний Божиих к тебе и к роду человеческому, особенно же к христианам, и потом молись не торопясь с теплым чувством; если и не успеешь прочитать всех молитв ко времени, беды нет, а пользы от теплой и неспешной молитвы несравненно больше, чем если бы ты прочитал все молитвы, но грешно, без сочувствия. "Хощу 5 словес умом моим глаголати, нежели тьмы языком". Но очень хорошо было бы, если бы мы могли с должным сочувствием сказать на молитве и тьмы словес. Господь не оставляет трудящихся для Него и долго предстоящих Ему, в ню же меру они меряют, возмеривает и Он, и соответственно обилию истинных слов молитвы, посылает в душу обилие света, теплоты духовной, мира, радости. Хорошо продолжительно и непрестанно молиться, но не все вмещают словес сего, но имже дано есть могий вместити, да вместит. Не могущим вмещать продолжительной молитвы, лучше творить молитвы краткие, но с горячей душой. Нужно постоянно обращаться к Господу, и быть с Ним каждую минуту, чтобы не овладело нами вражие озлобление и уныние. Враг духом уныния многих погнал с тесного и спасительного пути на широкий и гладкий, но гибельный путь. На молитве будь как дитя лепечущее, сливаясь в один дух с духом произносимой молитвы. Считай себя за ничто, молитвы принимай, как великий дар Божий. Молись без сомнения, в простоте сердца: как мыслить легко, так и молиться должно быть легко. Молитва есть дыхание души, как воздух - дыхание естественное тела. Дышим Духом Святым. Ни одного слова молитвы не можешь сказать от всего сердца без Духа Святого. Молясь, усты к устом с Господом беседуешь, и если имеешь открытые верою и любовью сердечные уста, в то же время как бы вдыхаешь из Него произносимые духовные блага Духом Святым. Учитесь молиться, принуждайте себя к молитве, сначала будет трудно, а потом, чем более будете принуждаться, тем будет легче, но сначала нужно всегда принуждать себя. Когда молишься Богу, взирай сердечными очами внутрь себя, на душу свою, Господь там, в мыслях твоих и в движениях сердца твоего правых, как и вне тебя и на всяком месте. Нечувствие сердцем истины слов на молитве происходит от сердечного неверия и нечувствия своей греховности, а это в свою очередь проистекает от тайного чувства гордости. По мере чувств своих на молитве человек узнает горд он или смирен: чем чувствительнее, пламеннее молитва, тем он смиреннее, чем бесчувственнее, тем гордее. Хорошо молиться от чистого сердца, но коль скоро нет соответствия молитвы с силами, обстоятельствами, местом и временем, с предшествовавшим трудом, то она будет уже не добродетель".



Все сии поучения о. Иоанна о молитве направлены к новоначальным, ибо речь тут идет о молитве словесной, Богомыслии и лишь о начатках молитвы умной и сердечной. Однако сам святой в совершенстве владел даром непрестанной сердечной молитвы, о чем свидетельствует Валаамский иеромонах Никандр: "Воистину у о. Иоанна цвело лицо от благодати Божией, от непрестанной сердечной молитвы. О. Иоанн во время освящения Св. Даров углублялся всецело во внутреннюю сердечную молитву, лицо его дивно приятно преображалось, яркий румянец покрывал его, видно было, что он не замечает окружающих и даже замедлял возгласом по службе. Молитва глубокая, пламенная привлекала его к Богу".



Московский судья Петр Павлович Ястребов также свидетельствовал, что во время совершения литургии верных при священнической молитве в алтаре о. Иоанна посещали духовные видения. В это время святой, казалось, весь куда-то уходил, беседовал с Богом, Которого ясно видел пред собою на престоле, никого не замечал в это время из окружающих. Момент видения ему Бога всегда совпадал со священническим возгласом и в это время о. Иоанн всегда спешил к престолу. В такой момент бывало, что протяжное пение певчих мешало ему сосредоточиться и он подгонял их, а всю службу отправлял очень скоро, что производило на молящихся потрясающее впечатление.









Отношение св. Иоанн Кронштадтского к православному пастырству и наставничеству








Следует отметить, что особенности богослужений св. прав. Иоанна не были чем-то новым для Церкви Христовой, а сознательной попыткой возврата к первохристианским временам, ибо именно тогда имела место общая исповедь и перемещение нужных ектений с начала в конец литургии. Но для того чтобы дерзать на богослужение с такими особенностями нужно быть св. прав. Иоанном.



Влияние о. Иоанна на исповедников при общей молитве непрестанно усиливалось благодаря совершению им исповедания согласно с покаянной Иисусовой молитвой и собственной внутренней молитвой сердца. Из-за этого те говеющие, вначале приходившие на общую исповедь со снисходительным видом и улыбкой, по мере продолжения им обличительной речи становились серьезными и сосредоточенными. Оканчивалось это обычно тем, что таковые падали на колени и плакали навзрыд, закрывая лицо руками. В это время все, бывшие на исповеди, совершенно откровенно, не стесняясь массы народа, выкрикивали свои грехи, не исключая и самых ужасных, и притом кричали очень громко, чтобы батюшка по возможности их услышал. В соборе стоял стон, пот градом катил с людей от переносимого потрясения. Рыдали буквально все без малейшего изъятия и по мере этих воплей и стонов дивно очищались души людские, как в горниле огня очищается золото.



О. Иоанн стоял на амвоне пред образом Спасителя и горячо пламенно молился, испрашивая у Бога милосердного прощения всем громко кающимся и рыдающим людям. Он смотрел на них своим глубоким взором и крупные слезы градом катились по его лицу. Он плакал обо всех, своими чистыми слезами омывая скверну народных грехов. Это была любовь глубокая, всеобъемлющая, скорбящая и страдающая. В тот момент рыдание народное достигало высшей степени и, казалось, что весь огромный собор дрожит от стонов, криков и воплей народных. Но вот среди рыданий раздавался глас о. Иоанна, просящего народ утихнуть. Послушные ему, все умокали и с радостной надеждой глядели на него. "Покаялись ли вы? Желаете ли исправиться?" - громко спрашивал святой трепещущую толпу. - "Покаялись, батюшка! Желаем исправиться! Помолись за нас!" - единодушно и искренне гремела толпа, смиренно наклоняя головы и ожидая прощения и разрешения от грехов своим духовным отцом, имеющим власть от Господа вязать и решить грехи людские. В гробовой тишине собора о. Иоанн на амвоне поднимал епитрахиль, протягивая ее вперед, мысленно покрывая ею главы всех присутствующих и читал разрешительную молитву. Радостный, освобожденный от тяжкого бремени грехов, народ вздыхал свободно и со слезами радости смотрел на сияющего духовным торжеством доброго пастыря, сумевшего всколыхнуть спасительным стыдом души кающихся и омыть их своими слезами. Более 2-х часов длилось Св. Причащение из рук святого, после чего все возвращались домой совершенно обновленными и очищенными от многолетней скверны греховной, помрачавшей их души. У одного мирянина в Андреевском соборе Кронштадта было видение Спасителя, простирающего на всех, предстоящих во время общей исповеди о. Иоанна, Свои Божественные руки и всех объемлющего. Известны случаи, когда о. Иоанн допускал до Св. Причастия лиц совершенно к нему неготовившихся и непостившихся, если ощущал, что они находятся в духовной опасности.



Все виды церковного богослужения по первохристианской традиции о. Иоанн осознавал и совершал как сокращенное изложение различных мест Св. Писания. Он учил, что все "богослужение нашей Православной Церкви имеет целью изобразить все течение домостроительства нашего спасения от начала мира и до скончания века. Так вечерня изображает благость, премудрость и всемогущество Божие в сотворении мира и человека, блаженство человека в раю, его падение, обещание Божие об искуплении его чрез воплощение Сына Божия, приготовление чрез пророчества и прообразования его чрез воплощение Сына Божия, приготовление чрез пророчества и прообразования к принятию Искупителя. Утреннее богослужение изображает чудеса домостроительства Божия в Ветхом Завете, с Моисея до пришествия Искупителя, и чудеса Новозаветного домостроительства во святых Божиих. Наконец литургия ставит Владыку Нового Завета во всем свете, изображая Его человеколюбие, истину, правду, верность Своему обещанию, наконец всю Его Жизнь от пелен до гроба. Она есть солнце - в полном сиянии. Литургия есть сокращение всего Евангелия, изображение земной жизни Иисуса Христа, повторение Его Голгофской жертвы, всегдашнее заклание, смерть Его за грехи мира, воспоминание Его воскресения и вознесения на небо. Чтобы богоугодно стоять во время литургии, надобно овладеть ее предметом, кой есть вся жизнь Спасителя от пелен до гроба, от воскресения до вознесения и ниспослания Духа Святого: тогда литургия вполне проникнет наш ум и сердце".



Следуя изображенному плану на проскомидии о. Иоанн воспоминал рождение Спасителя нашего и Его жизненные страдания. На литургии оглашенных в песне "Единородный Сыне" - о воплощении и распятии Искупителя. Малый вход, апостол и Евангелие знаменовали явление Христа и Его учеников с проповедью народу. Великий вход напоминал шествие Христа с крестом на Голгофу за врата Иерусалима. Слова "да помянет Господь Бог во Царствии Своем" напоминают аналогичные слова благоразумного разбойника. После входа в алтарь тайно читаются молитвы "Благообразный Иосиф". "Во гробе плотски", "Яко живоносец", напоминающие о распятии Христа на кресте, снятие Его с него Иосифом и Никодимом. Отверстие царских врат и причащение изображают воскресение Господне, явление Его в обновленной плоти, почему и надлежит тогда петь "Тело Христово приимите", а в алтаре читать "Воскресение Христово", "Светися, светися", "О Пасха велия". Знаменуя Вознесение Господне, священник во время каждения возвещает "Вознесися на небеса, Боже", и уносит Дары на жертвенник. Сошествие Св. Духа на прихожан изображается священническим благословением предстоящих и песней хора "Видехом Свет истинный". Поднятие даров пред лицом молящихся со словами "Всегда, ныне..." означает благословение Спасителем учеников на горе Елеонской, когда Он обетовал: "Аз есмь с вами до скончания века. Аминь". Так литургия превращалась в благодарственный гимн богослужения первых христиан.



Во время проповеди о. Иоанн не пытался силой внушить молящимся свое учение, но помогал рождению в уме слушателя собственных благочестивых мыслей. После того, как это происходило, а проповедь кончалась, обычно несколько человек подходили к о. Иоанну для разрешения своих недоумений, а все остальные прихожане внимательно слушали его поучения при ответах на вопросы. Вот пример дискуссии о бытии Божием: - Батюшка! вот Библия говорит о происхождении земли, человека. А если взять науку... -Не бери науку в критику Библии. В Бога мы можем только верить, а не доказывать Его бытие. Кто верит, тот не требует доказательства, а если ты хочешь доказывать, то где же вера? - Но ведь учение - свет, батюшка. - Свет, большой свет. Но скажи, разве ты зажигаешь лампу днем? Или если ты пришел ночью любоваться на звездное небо, разве ты принесешь свечу. Она тебе мешать будет, а ведь и лампа, и свеча - свет. - Так, батюшка... Я рад бы верить, но не могу. - И я не могу, и все мы не можем. Вера дается просящим ее. Ты говоришь - хочешь верить, вот и проси. Обрати взор свой к небесам, забудь земное и проси Царя Небесного... Случалось, что после подобных бесед споривший являлся через несколько времени радостный, сияющий... - Батюшка, а я получил веру. И как легко, как хорошо! Весь мир кажется обнял бы, с души точно гора свалилась. - Благодари Бога и помни, какие обеты накладывает на тебя вера. Без дел вера мертва; кто говорит, что любит Бога, а брата ненавидит - лжец тот. Несмотря на то что сам о. Иоанн, каждый день причащался Св. Таин, он тем не менее не одобрял принудительное причащение, из под палки, которое совершается причастниками неискренно. По этому поводу святой писал: "Есть много причастников, которые причащаются Тела и Крови Христовых неискренно, не с великою любовью, а только устами и чревом, с холодностью, с сердцем пристрастным к пище и питию, к деньгам, или склонным к гордости, злобе, ненависти, лености; они сердцем далече отстоят от Того, Кто весь есть любовь, святыня, совершенство, премудрость и доброта неизреченная".



К священнослужителям, которым надлежит часто совершать божественную литургию относятся следующие слова о. Иоанна: "Священнику, прежде всего и более всего нужно стяжать благодатию Божиею необходимый духовный элемент - любовь евангельскую: она нужна ему каждую минуту, каждое мгновение. Но особенно нужна ему любовь при совершении божественной литургии, которая вся есть таинство бесконечной божественной любви к роду человеческому. Во время литургии священник весь должен быть объят любовью к Богу и ближним, искупленным Кровью Христовою. И в нем не должно быть никогда ни тени гнева и огорчения на кого-либо или пристрастия к чему-либо земному - к пище ли, одежде ли, украшению ли, отличию ли служебному, к лицу ли какому. Он всегда должен быть горний, Божий, святой! Да будет так!" И еще: "Великий ты должен быть человек, о иерей, и никак не малый и никак не низкий! Священнику, как служителю Бога любви и мира, милосердия и долготерпения, как совершителю пренебесных Животворящих Таин, как пастырю и учителю людей Божиих, достояния Божия, нужно иметь никогда не отпадающую любовь: она должна быть его существом, его стихией, чтобы все совершать с любовью горящею. О страсти, убивающие любовь: самолюбие, сластолюбие, плотоугодие, корыстолюбие, честолюбие, своенравие, леность, нерадение, лицеприятие!" И еще: "Даждь, иерей, должную часть, важность, достоинство, твердость священству, тобою носимому и действующему к славе Божией и спасению твоему и людей. И не взирай ни на чьи лица, ни на свое лицо и свои достоинства, но единственно на лице Христа Бога, Коего образ ты носишь, Коего представляешь, как ходатай Бога и человеков во время богослужения. Весь ты Божий, а не свой должен быть в это время. И сами грехи твои или лукавое по действу диаволю воспоминание о них возверзи в покаянии на Господа, как Агнца Божия, вземлющего грех мира, и не смущайся от воспоминания натиска их, Аминь, буди". И еще: "О иерей! как ты должен быть чист, свят, чтобы ты мог любить ближних и чад твоих. Любовь от Бога, любовь есть должное, идеальное состояние человека. Литургия совершается в объединении любви по образу Пресвятой Троицы-Единицы. А где нет любви, там, следовательно, нет и плодов Св. Причащения, там все напрасно, там и Церковь - не Церковь". И еще: "Священник - носитель духа Церкви или Духа Христова, духа любви, святыни: он должен быть печальником о всем мире, весь мир всегда на его устах, все люди, всех званий, состояний (сейчас в России - это прежде всего новый класс предпринимателей, работу с которым после-советское священство принципиально игнорирует, считая его исчадьем ада - Д. К.). Он молится о благосостоянии сего мира, всех Церквей и соединении их; о благорастворении воздухов, изобилии плодов земных, избавлении от землетрясения и потопа, огня, меча и прочих бедствий. Он должен быть предан всегда общему делу, благу, и не о себе только помышлять и себе угождать, - тем менее страстям своим: касательно себя, его желания должны быть самые ограниченные. Он - всем все. Священник - носитель духа Церкви, духа спасения, духа любви вселенской".



Прямо обращаясь к современным пастырям и их пастве о. Иоанн заявляет: "Современные христиане потеряли Христа, потому и жизнь наша стала лишь сон, мечта, постепенное умирание, но не жизнь. Чтобы современный человек вернулся к Богу, ходи всегда пред Ним, как пред лицом отца всеблагого, всемогущего, скоропослушливого, готового всегда исполнять праведные желания и прошения сердца твоего. Мысли и рассуждай так, что на небе известны все твои мысли, чувства и расположения души твоей" - то есть: откройся Богу, перестань строить из себя кумира, даже если имеешь на себе сан священный или даже архиерейский, ибо без Бога ты всеравно ничто.



Самого о. Иоанна как священника Божия характеризовало прежде всего смиренномудрие, что и видно из следующих слов его: "Все делай напротив того, что враг внушает. Он внушает ненавидеть обидящих нас - ты люби их: ругающих благословляй и взымающих твое не истязуй, но с охотой сам отдавай; когда хочешь смеяться - плачь, когда находит уныние - старайся развеселиться; когда зависть - радуйся чужому благополучию; когда берет противоречие, непокорность - немедленно покорись, согласись; когда блудные помыслы - поревнуй о чистоте сердца, представь высокое достоинство христианина, обоженного во Христе Иисусе, что члены наши - члены Христовы".









Целительство св. Иоанна Кронштадтского








Все житейские страдания о. Иоанна Кронштадтского тоже связаны с тем, что он осмелился самоотверженно помогать людям своим целительством, изгоняя из них бесов или насылаемые ими зловредные болезни. О. Иоанн, имевший власть запрещать бесам присутствовать в теле ближнего, приобрел уникальный опыт: 1) испытания силы Божией благодати священных средств и святоотеческих заклинательных молитв против бесов; 2) распознавать наличие бесов в человеке лишь по одному его внешнему виду, манере поведения, и, совсем уж полноценно, при личной беседе с ним; 3) очищать людей от бесов, сознательно распиная себя на древе крестном, предвкушая себе неизбежные телесные и душевные страдания от мести бесов, тем самым стяжевая себе венец священного смиренномудрия, без наличия коего человеку невозможно при страшных испытаниях не выступить из ума; 4) по мере своей практики о. Иоанн убеждается, что Господь может реально помочь другим людям через него в борьбе с бесами не тогда, когда ему этого захочется, а лишь тогда, когда он будет призван к тому Богом чрез чрез веру больного в способность целителя ему помочь, ибо вера такая тоже всегда от Бога (даже Христос Спаситель не всегда мог помочь тому, кто не веровал в Его целительную силу).



Разнообразны и поучительны методы изгнания бесов и всестороннего целительства связанных с ними болезней и скорбей, практиковавшиеся о. Иоанном. Но общим местом в них была целительная молитва, составленная святым: "Господи, Ты сказал, что о чем бы мы ни просили во имя Твое, ты нам Сам то сделаешь и Ты сказал, что небо и земля прейдут, но слова Твои не прейдут и ни одна черта и одна иота из Закона не прейдут. Поэтому я умоляю Тебя во имя Самого Господа Иисуса Христа прости рабу Твоему (имя рек) все его прегрешения вольные и невольные и исцели его".



Молитву эту о. Иоанн читал всегда так горячо, как будто даже не просил, а требовал у Бога прощения грехов болящего. О. Иоанн разъезжал по всей России по вызовам больных, но чаще всего заочно читал о них целительную молитву по полученным им телеграммам. В последнем случае перелом в ходе болезни наступал обычно в час прочтения святым целительной молитвы.



В 1904 г. на встрече с духовенством г. Сарапула о. Иоанн рассказывал, как он возымел дерзновение молиться об исцелении болящих всей России (а позднее - и всего мира). Однажды в Кронштадте батюшку попросили помолиться об одном болящем. О. Иоанн молитвенно предал болящего в руки Божии и испросил исполнения над ним Его святой воли. Когда больной в результате поправился, это вызвало широкую огласку и верующие стали настойчиво просить батюшку постоянно молиться о здравии разных больных. Вначале он отказывался из смиренного осознания своего недостоинства и греховности, однако верующие понудили своего пастыря вновь помолиться об еще одном больном. Это снова имело успех, так что более о. Иоанн обычно не отказывал в таких случаях.



Что переживал при этом благодатный кронштадтский пастырь и как нелегко бывает выпросить у Бога прощения грехов и исцеления - об этом сам о. Иоанн рассказывал так: "Господь, как искусный врач, подвергает нас разным искушениям, скорбям, болезням и бедам, чтобы очистить нас, как золото в горниле. Душа, закосневшая в грехах всякого рода, не легко поддается чистке и врачеванию, но с большим принуждением и терпкостью и только чрез долгий опыт терпения и страданий осваивается с добродетелью и начинает любить Бога, Коего была чужда, научившись всяким грехам плотским. Вот цель бед и скорбей, посылаемых нам Богом в этой жизни".



При личном контакте с различными больными в трудных и безнадежных случаях о. Иоанн на молитве часто весь обливался потом или подвергался нападениям бесноватых. В большинстве случаев быстрое и полное исцеление наступало обычно сразу. О помощи православным о. Иоанн имел обыкновение молиться только сам, если же речь шла об инославных или неверующих, то он принуждал к совместной молитве обратившихся к нему родственников болящих. Бесноватых для полного исцеления он всегда заставлял прямо смотреть ему в глаза и несколько раз самостоятельно творить крестное знамение. Целительную молитву о. Иоанн часто дополнял особым молебном, выемкой частиц за болящих на литургии, причащением их Св. Таин, а также посылал болящим принадлежавшие ему предметы либо благословенное им кушанье.



Бывало, что он не мог помочь тем людям, о которых его просили, но зато он охотно помогал самим просителям, если видел на то произволение Божие. В этом случае он являл божественную милость именно им, отказываясь вдаваться в объяснения.



Если исцеление по молитвам о. Иоанна неверующих и инославных не приводило к их последующему обращению в Православие, то вскоре тяжелая болезнь к ним обычно возвращалась, а при дальнейшим упорствовании они умирали. Аналогично Бог наказывал хулителей святого или тех, кто корысти ради пытался его обмануть. В последнем случае виновных посещал материальный ущерб.



В нескольких засвидетельствованных случаях о. Иоанну удалось оживить даже мертвых, а один раз он вернул жизнь уже начавшему разлагаться трупу, подобно Господу Иисусу Христу, воскресившему Лазаря четверодневного. После смерти святого случаи чудесных исцелений им людей не прекратились, но имели место при молитвах к нему, прикосновениях с молитвою к принадлежавшим ему предметам и при его явлениях болящим в сонных видениях. Святой спасал погибающих не только от болезней, но и находившихся в трудных обстоятельствах жизни, счастливо устраивал семейную жизнь, избавлял от пагубных страстей, а также спас много русских людей в годину лютого красного террора, обратив при том некоторых из их гонителей-большевиков на путь покаяния и искупления своего богоборчества.



При некоторых болезнях святой прибегал к символическим действиям - он обнимал и прижимал к себе больного, ударял снаружи по его больному месту и т.п. Бесноватых святой исцелял окроплением святой водой, приложением к челу креста, вкушением вынутых за их здравие просфор и св. воды натощак и в конце причащением Св. Таин. Приводимые к нему бесноватые изрыгали на святого хулу и проклятия, плевали на него и св. крест, им протягиваемый, пытались нанести ему побои, однако смиренная молитва его пред жертвенником всегда в итоге имела неизменный успех.



Вот общий перечень заболеваний, при которых благодатная помощь о. Иоанна достигала своей целительной цели: беснование, умопомешательство, болезни глаз, скарлатина, дифтерит, детские и женские болезни, воспаление легких, рожа, нефрит, уремия, нервные болезни, инфекционные болезни, паралич, туберкулез, заражение крови, гангрена, перитонит, раны и травмы головы, сердечно-сосудистые болезни, болезни внутренних органов и обмена веществ, различные травмы, раны, ожоги и болевые синдромы, эпилепсия и немота.



Но были случаи, когда святой вместо обычной помощи предсказывал неизбежную смерть больного, либо вообще отказывал в помощи. Наиболее известным тут случаем была смерть Государя Александра III от почечной недостаточности, которую святой пытался предотвратить путем руковозложения на голову. Дело в том, что перед смертью царя мучили ужасные головные боли. Руковозложение о. Иоанна снимало их, и он много часов прове
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика