Авторизация
25 марта 2019 (12 марта ст.ст)
 

Ставка на Казаков

Казачий конвой – на страже государственной безопасности

Охрана высших лиц государства в царской России считалась элитарной службой. И не случайно ее доверили именно казакам – с их бескомпромиссной честностью и верностью присяге. Ни разу за столетнюю историю служения в императорском конвое казаки не дали повода усомниться в их высочайшем профессионализме и воинской чести.

Собственный Его Императорского Величества конвой 

Первой из российских императоров призвала казаков на конвойную службу Екатерина II. В 1775 году князь Потемкин предложил задействовать для этого освободившиеся после войны с Турцией казачьи части. Командовавший в то время всеми нерегулярными войсками атаман Донского войска Алексей Иловайский сформировал Донскую и Чугуевскую придворные команды казаков.

В ноябре 1796 года по распоряжению Павла I команды включили в состав лейб-гусарско-казачьего полка. Его задача отныне – охрана царя и его семьи.


Окончательно закрепил эти функции за казаками Александр I – 18 мая 1811 года по его указу была сформирована лейб-гвардии Черноморская казачья сотня. В ее составе был один штаб-офицер, три обер-офицера, 14 урядников, 100 казаков и по 118 строевых и «подъемных» лошадей. Именно с тех пор официально ведется отсчет истории императорского казачьего конвоя.

Потом устав конвоя не раз менялся – каждый государь вносил в него свои корректировки. Например, при Николае I (в 1828 году) появился новый полуэскадрон лейб-гвардии - Кавказско-Горский. В него включили князей и узденей Кабарды, представителей знатных фамилий чеченцев, кумыков, лезгин, ногайцев и других кавказских народов. Подчинялся полуэскадрон генерал-адъютанту Бенкендорфу, который сам составил для него правила внутреннего распорядка. Рецензировал эти правила лично император – на полях документа остались его заметки Присутствие мусульман в составе полуэскадрона требовало особого внимания к взаимоотношениям «личного состава». Например, предписывалось, «запретить насмешки дворян и стараться подружить горцев с ними... Ружьем и маршировке не учить, стараясь, чтобы горцы охотой занимались этим свободное время... Телесным наказаниям не подвергать... Чтобы во время молитвы горцев дворяне им не мешали... Наблюдать, чтобы не только учителя, но и дворяне насчет веры горцев ничего худого не говорили и не советовали переменять ее...» (Петин С. Собственный Его Императорского Величества конвой. 1811—1911 гг. Исторический очерк. — СПб. 1911 г.).


После теракта 1 марта 1881 года, когда погиб император Александр II, систему государственной охраны в России кардинально реформировали. «Положением об охране его величества» были утверждены штаты охранных структур, именным указом императора 3 сентября 1881 года на должность главного начальника охраны был назначен генерал-майора свиты его величества П.А.Черевин. С этого момента впервые в истории России было создано специальное ведомство, занимающееся охраной первых лиц государства. В современной России эти функции выполняет Федеральная служба охраны - ФСО.

Собственный Его Императорского Величества конвой

В состав Собственной его императорского величества охраны до революции 1917 года входили: гвардейская пехотная рота, дворцовая полицейская команда (впоследствии - дворцовая полиция, куда входила секретная часть), рота дворцовых гренадер (часто они выполняли не только охранные, но и представительские функции), железнодорожная инспекция, собственный его императорского величества гараж и собственный его императорского величества конвой.


Конвойцы сопровождали царя и членов его семьи при выездах, на прогулках, во время отдыха в загородных дворцах, в поездках в Крым, в военных походах. Александр II распорядился каждый день выставлять у своего кабинета двух казаков под командой унтер-офицера. Посетителей встречали и провожали офицер, унтер-офицер и два казака. Во время придворных балов в подъезд царя «для снятия пальто» назначались семь нижних чинов. Чередуясь с гвардейскими частями, казаки несли караульную службу в Зимнем дворце. На ночь у спальни царя добавлялись парные часовые, а при выездах его сопровождала команда в составе не менее взвода казаков или даже целого эскадрона.


Попасть в штат конвоя и для рядовых казаков, и для офицеров было большой честью. К несению этой службы допускали только офицеров, которые как минимум два года провели в строевых частях и с отличием закончили военные или юнкерские училища.

Набирая людей в нижние чины конвоя, офицеры лично объезжали казачьи станицы и беседовали с каждым новобранцем. При отправлении в Петербург казаки должны были иметь - собственное обмундирование, годного к строю рослого коня любой масти (кроме вороного и пегого), седло и конский убор кавказского образца, шашку и кинжал. Особое внимание уделяли внешности новобранцев – отбирали только самых рослых и красивых. Станичные атаманы подписывали отдельно для каждого выбранного казака особое поручительство.


Благодаря этим мерам дисциплина в конвойных частях была железная. Никакого инакомыслия не допускалось, за малейшую провинность полагалось суровое наказание. Бывали даже случаи, когда, опасаясь взыскания, казаки кончали жизнь самоубийством – не столько из-за боязни самого наказания, сколько из-за позора, которого не могли пережить честолюбивые конвойцы.

«Доношу... что казак л.-гв. 4-й Терской казачьей сотни конвоя 3-го сего февраля в 8 ч. 30 мин., находясь в казарме в гор. Царское Село, с целью лишить себя жизни, выстрелом из револьвера ранил себя в левую сторону груди навылет. Причина побудившая его... на самоубийство — боязнь наказания за вторичное опоздание из отпуска со двора», - рапорты, подобные этому (его автор - командир Конвоя свиты Его Величества генерал-майор барон Мейендорф, 1903 год), не редкость для конвоя тех времен.


Для офицера-конвойца непереносима даже мысль о том, что его могут заподозрить в трусости. В 1916 году застрелился казачий есаул полковник Андрей Жуков. У него был больной позвоночник, и, часами не покидая седла во время боевых действий, Жуков страдал сильнейшими болями. Несколько раз от боли он терял сознание, и в конце концов его отправили в госпиталь. Боясь, что казаки сочтут, будто он покинул поле боя из-за трусости, есаул застрелился. Вестовой потом на допросе говорил, что последними словами Жукова были: «Оставь меня одного, я хочу помолиться». Через несколько минут раздался выстрел. На столе рядом с покойным лежала придавленная его часами записка: «Болен. Боюсь, что казаки и офицеры не поймут!»

Собственный Его Императорского Величества конвой 

Уважали царских конвойных чрезвычайно. Достаточно было появления казаков, чтобы мгновенно улеглись любые беспорядки. Например, в июле 1902 года в петербургском доме предварительного заключения взбунтовались арестанты и начали бесчинствовать. Не в силах справиться с разбушевавшимися заключенными, начальник тюрьмы вынужден был позвать конвойцев, казармы которого находились по соседству. Генерал Мейендорф распорядился отправить на усмирение арестантов 30 человек. При появлении казаков арестанты сразу же успокоились и начали наводить порядок в камерах.


Но выполнять полицейские функции конвою не полагалось – это была высшая гвардейская каста, и размениваться на мелочи ей было не к лицу. На следующий день о случившемся в тюрьме доложили царю. Николай II, ознакомившись с рапортом, выразил крайнее неудовольствие и собственноручно написал на нем: «Очень удивлен и недоволен тем, что для прекращения беспорядка в доме предварительного заключения вызвали взвод моего конвоя. Желаю знать, кто вызвал? Строго запрещаю впредь обращаться за содействием к моему конвою! Он несет совсем другого рода службу и обязанности!..»

Верность присяге конвойцы хранили до последнего. Старейшую воинскую часть Российской армии расформировали только в июне 1917-го. Чины его частично поступили в распоряжение Военно-походной канцелярии или переведены в другие части, а выслужившие сроки службы были уволены в отставку.


Но даже расформированный конвой не изменил присяге. Так, камер-казак Тимофей Ящик, который с 1914 года был личным телохранителем Николая II, а потом - императрицы Марии Федоровны, продолжал охранять ее и после революции 1917-го. Он помог ей бежать в Киев, в 1918 году вывез из Петрограда и младшую сестру Николая II – великую княгиню Ольгу Александровну. В 1919-м последовал за императрицей в Данию, где и остался жить после ее смерти в 1928-м.


Свидетельства заслуг конвоя перед отечеством - три Георгиевских штандарта, 12 серебряных Георгиевских труб, многочисленные знаки «за отличия» на шапках казаков.

Сейчас казаки не служат в ФСО, да и сама эта служба проходит не по военному ведомству. Но элитарность охранных подразделений сохранилась до сих пор.

 

Ольга Мягченко.

   Голосуем
нравится0
не нравится0
00



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Случайно
"педерасты против Православных"

"педерасты против Православных"

5 июля в Гатчине начинается беспрецедентный судебный процесс «Педерасты против православных». Петербургская лесбиянка Мария Ефременкова
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Опрос
Глобализация - это ...
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика