Авторизация
 

«УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ» КАК ИДЕОЛОГИЯ «НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА»


Тема «устойчивого развития» — очень сложная и, главное, непривычная.



Приходится не только иметь дело с целой группой совершенно новых, малоизвестных фактов и документов (особенно ООНовских, в которых сам черт ногу сломит), но еще и выстраивать их, наряду с общеизвестными, в совершенно другой логике, под иным углом зрения. Ведь, как известно, существуют две политики, каждая из которых составляет самостоятельную реальность: одна – официальная, которая раскрывает динамику развития и взаимодействия государств, межгосударственных отношений, объединений и союзов, международных организаций, и другая — неофициальная, по конъюнктурным соображениям исключенная из публичного обсуждения (включая научное), она оперирует надгосударственными элитарными связями и взаимодействиями. Эта политика показывает «иную реальность», связанную с формированием того, что известный духовный аналитик Т.В. Грачева именует «глобальным государством». «Иная реальность» раскрывается в деятельности неформальных транснациональных элитных групп, которые все более превращаются в самостоятельные субъекты истории и политики. Превосходя по своей влиятельности всех остальных, они, однако, до поры – до времени в публичной сфере открыто не «светятся».



Мы привыкли к официальной, общепринятой истории и политике. Но с ее помощью не можем ответить на многие насущные, очень важные для нашей страны вопросы. Тема «устойчивого развития» заполняет эту лакуну, соединяя государственные и международные связи с надгосударственными, элитарными.



При разработке этой темы я ставил своей главной задачей поставить ее на твердую документальную основу. Чтобы, оперировать не домыслами, а фактами, чтобы найти метод исследования, адекватный его объекту (трансформации мирового порядка) и предмету (глобальной олигархии и созданным ею институтам).



***



Сегодня, после выборов, наша страна находится на распутье.



Путина в значительной мере поддержал патриотический избиратель – как левый, так и правый. Но поддержал отнюдь не безоговорочно, а условно. И если это доверие будет использовано для продвижения либерального реванша (а такая угроза существует), то оно очень быстро будет утрачено. Воспользоваться же этим вполне могут сторонники демонтажа российской государственности. Не секрет, что «болотная тусовка» была организована самой властью, точнее «оранжевой» башней Кремля во главе с пресс-секретарем действующего президента Тимаковой, а также ее мужем Будбергом. Известно, что им помогали экономист Гонтмахер и вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Юргенс, по совместительству — директор Института современного развития (ИНСОР), попечительский совет которого возглавляет Медведев. Оплачивал эту кампанию целый ряд государственных структур, олигархических банков и СМИ, связанных с Чубайсом, Дворковичем, Мамутом, Алишером Усмановым.



Очевидного, что за «оранжевыми» маячат «знаковые» фигуры 90-х годов: Волошин, Наина Ельцина, Юмашев, Татьяна Дьяченко, другие члены ельцинской «семьи». Но и это не все. Кто такой Волошин? Председатель совета директоров «Норильского никеля», владелец которого олигарх Потанин в 2008 году поделил активы с другим олигархом – Прохоровым, которого на выборах поддержала вся либеральная «тусовка» (политическая, деловая, экспертная). Прохоров, в свою очередь, произвел обмен активами с еще одним олигархом — Дерипаской, выкупив у него крупный пакет акций «Русского алюминия». Напомню, что Дерипаска — близкий партнер Натаниэля Ротшильда, которого он ввел в число акционеров того же «Русала». Случайно ли именно Бжезинского, близкого к Ротшильдам, Юргенс пригласил на прошлогоднюю конференцию в Ярославле, где он в очередной раз посоветовал России «войти в Европу». Круг замкнулся. Точнее, не круг, а половина круга. Потому, что вторая его половина представлена другой глобально-олигархической группой – Рокфеллерами.



В отличие от Ротшильдов, целью которых является разрушение США, перенос мирового центра в Юго-Восточную Азию и превращение глобальной власти в некий аналог «Hong Kong & Shangkhai Banking Corporation». Рокфеллеры к этому пока не готовы. И поэтому между Рокфеллерами и Ротшильдами (к которым примкнул третий глобальный клан – группа Ватикана) сегодня «искрит». Это проявилось в поддержке, оказанной Путину Киссинджером – с подачи академика Примакова. Таким образом, в США и на Западе в целом по отношению к нашим выборам произошел раскол. Это резко ослабило «оранжевых», как в Кремле, так и на улице. Исчезла угроза прямого внешнего вмешательства, до этого отнюдь не исключенная. Однако не стоит переоценивать масштаб и последствия этого раскола. В своей главной стратегической цели, строительстве «Нового мирового порядка», глобальная олигархия едина, и расхождения между кланами касаются лишь тактики.



«УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ» КАК ИДЕОЛОГИЯ «НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА» 



Здесь мы видим примерную схему совместных бизнес-интересов Ротшильдов и Рокфеллеров в одной, отдельно взятой сфере – нефтяном секторе.



Это, разумеется, далеко не весь бизнес и не все интересы ни тех, ни других. Не показана, например, взаимосвязь Ротшильдов с братьями Кезвиками, контролирующими Банк Англии, а также раздел между Ротшильдами и Рокфеллерами контроля над Форт-Ноксом и Федеральной резервной системой. Напрямую к нашей теме этот вопрос не относится. Но он важен для понимания методологии согласования межгрупповых олигархических противоречий, поэтому приведем одну весьма красноречивую цитату: «Имеются две возможности оформления отношений между народами. Игра свободных сил, которая во многих случаях означала бы активное вмешательство в жизнь народов и могла бы вызвать серьезные потрясения нашей культуры, созданной с таким трудом. Вторая возможность состоит в том, чтобы, вместо игры свободных сил, допустить господство “высшего разума”; при этом нужно, однако, отдать себе отчет в том, что этот высший разум должен привести примерно к таким же результатам, какие были бы произведены действием свободных сил. Я последние годы часто задавал себе вопрос, достаточно ли разумно современное человечество, чтобы заменить игру свободных сил методом высшего разума». Это редкостное по цинизму откровение принадлежит Гитлеру. Сказано это было посланнику премьер-министра Великобритании и будущему главе МИДа лорду Галифаксу 19 ноября 1937 года в гитлеровской резиденции в Оберзальцберге. В канун «мюнхенского сговора», ставшего первой пробой этого метода «высшего разума».



Итак, встречаются «влиятельные люди», определяют расстановку сил. Согласовывают свои интересы с противоречиями. Приходят к консенсусу. Отдают необходимые указания и поручения политикам. Запускают «машинку» «управляемых перемен», которую через средства массовой информации «продают» обывателю. И под видом «естественных» перемен перед нами начинается разыгрываться спектакль. Настоящими в нем оказываются только гибель и страдания людей, разрушение государств, уничтожение цивилизаций и т.д. Таким образом, ясно, что «высший разум» пускается в ход всякий раз, когда межклановые противоречия обостряются до уровня, угрожающего сползанием к «игре свободных сил».



Например, в 2009 году между апрельским саммитом Трехсторонней комиссии в Токио и майским заседанием Бильдербергского клуба в Афинах, состоялась «промежуточная» встреча глобальных олигархов в центре Рокфеллера на Манхэттене. Утрясался вопрос о сценарии развития глобального кризиса: Ротшильды предлагали его форсировать, а Рокфеллеры – притормозить. Судя по последующему развитию событий, был принят «плавный», рокфеллеровский вариант. Насколько окончательным является это решение? Это зависит от многих факторов. В том числе, как показал приезд Киссинджера, и от внутриполитической ситуации в России.



*       *       *



 



После краткого вступления мы можем переходить к основной части нашего разговора. Итак, современное глобальное развитие характеризуется тремя основными тенденциями.



 



1) Первая из них – глобализация: рост взаимозависимости государств, расширение круга участников политического процесса, формирование глобальных рынков и правил игры. Матрицей глобализации является англосаксонское доминирование. Ибо глобализация – отнюдь не стихийный, а управляемый проект контроля над миром. Это гитлеровский «высший разум», только без самого Гитлера. И  дирижируют им сегодня англосаксы. Поэтому у глобализации такая явная англосаксонская физиономия. Очевидно, что если появится проектная альтернатива – закончится и глобализация, как то уже было в начале 1920-х годов, когда был создан Советский Союз. Однако, нужно заметить, что большевики в этом не были первыми. Еще Николай I ответил российским западникам замечательным афоризмом: «Загнивающая Европа строит загнивающий капитализм. Так что ж, я в это дерьмо наступать должен?». Ответом нашему выдающемуся Императору, к сожалению, оказалось следующее показательное изречение: «До 1917 года разделения мира на Восток и Запад не существовало. Если бы революция Керенского, профинансированная Ротшильдами, увенчалась успехом, страны Западной Европы и Россия вошли бы в XX век плечом к плечу. После уничтожения национальных государств в Западном и Восточном блоках следующим логическим шагом стало бы объединение Европы и России в единое огромное государство. И именно этот процесс стоит за многими событиями последних двадцати лет». Это уже не Гитлер. Это Михаил Сергеевич Горбачев — такая же креатура Ротшильдов, как Бжезинский! Из горбачевского откровения следует, что разрушить Советский Союз потребовалось, чтобы запустить глобализацию. То есть для перехода к глобальной общности и такой же глобальной идентичности. Поэтому место государств в проекте «глобализация» занимают транснациональные корпорации и так называемое «гражданское общество», представленное различными НПО (неправительственными организациями). Агрессивно вмешиваясь во внутреннюю политику, они, как правило, находятся на содержании у Госдепа, Национального фонда демократии, USAID – американского Агентства по международному развитию, ОБСЕ, Совета Европы и т.д.



2) Вторая тенденция заключается в нарастающем сопротивлении глобализации со стороны самых разных сил. Их спектр очень широк: от антифашистских и национально-освободительных до националистических и религиозно-фундаменталистских.



При этом я бы очень сильно предостерег от реверансов антиглобализму, а также альтерглобализму. Антиглобалистов возмущает не сама глобализация, а ее неолиберальный характер. Они превозносят «демократическое, социальное измерение» глобализации, противопоставляя его «рыночному», а альтерглобализм потому и называется «альтернативным», что выступает не против глобализации вообще, а за другую ее стратегию — «гуманистическую, ведущую к формированию глобального гражданского общества». Итак, если ключевым словом глобализации является «рынок», то ключевые слова анти- и альтерглобализма – это «демократия» и «гуманизм».



Кто не помнит Гуманистический манифест с его агрессивной проповедью «зеленой революции» и «новой», постхристианской этики. С его борьбой за равноправие сексуальных меньшинств. С его противопоставлением науки – религии, «современных» ценностей – традиционным и т.д.? Иначе говоря, глобализм и антиглобализм – две стороны одного процесса. Как следует из диалектического метода Гегеля, именно этот процесс обеспечивает попеременную смену фаз порядка и хаоса.



Прикладными исследованиями в сфере применения хаоса в политических процессах занимается Институт сложности в Санта-Фе (США). Вот цитата из статьи «Реакция на хаос», которая принадлежит создателю этого института, заместителю руководителя Отдела политического планирования Госдепа США Стивену Манну:  «Мы должны быть открыты перед возможностью усиливать и эксплуатировать критичность, если это соответствует нашим национальным интересам. В действительности мы уже усиливаем хаос, когда содействуем демократии, рыночным реформам, когда развиваем СМИ через частный сектор».



Итак, существующий порядок, который держится на государствах и международных организациях, может быть разрушен с помощью хаоса, а хаос, в свою очередь, должен организоваться в новый порядок – уже единый, глобальный, мировой. Пресловутая «арабская весна» – это верный признак использования хаоса в интересах «высшего разума», указывающий на приближение очередных «управляемых глобальных перемен».



В организационном плане глобалистские и антиглобалистские НПО практически ничем не отличаются. И управляются они все той же глобальной олигархией.



Штаб-квартира знаменитой акции «Оккупируй Уолл-стрит!» находится в американо-канадском фонде «Adbusters Media Foundation» в Ванкувере, который контролирует ряд печатных СМИ и Интернет-ресурсов, а также имеет собственный телеканал. В число учредителей «Adbusters-фонда» входит Джордж Сорос – правая рука Ротшильдов и политический наставник Обамы и Хиллари Клинтон (Хиллари защищала диплом по организации беспорядков в негритянских гетто). Оба в молодости прошли курс специального обучения по программе «Правила для радикала» в школе соратника Сороса Саула Алинского – воспитанника знаменитого мафиози Аль-Капоне.



3) Третья из современных тенденций – главная. Она представляет собой попытку диалектического синтеза первой и второй тенденций и ведет к превращению глобализации в корпоративный проект по созданию «Нового мирового порядка».



Как работает эта знаменитая диалектическая триада – «тезис-антитезис-синтез», показано в многочисленных трудах американского исследователя Энтони Саттона. Они должны стать настольной книгой всякого, кто хочет по-настоящему разобраться в глобальной политике.



Теперь о том, что такое «Новый мировой порядок».



Вот определение Международного энциклопедического словаря «глобалистика», изданного Горбачев-фондом и Фондом Эберта: «Новый мировой порядок – идеологическая и геополитическая концепция, …составившая политическую основу мондиализма и воззрений Совета по международным отношениям, Бильдербергского клуба и Трехсторонней комиссии». Заметьте, это – не мы о них, это они сами о себе.



Дэвид Рокфеллер в начале 2000-х годов проговорился, что суть «Нового мирового порядка» — в замене государственной власти правительств частной властью космополитической глобальной олигархии. Именно этот процесс нас сегодня и интересует.



Итак, в 1965 году будущим основателем Римского клуба Аурелио Печчеи был предложен так называемый «глобальный план». Он предлагал интеграцию США и Европы в «атлантическое содружество» с последующим включением в этот процесс СССР и его союзников.



Излагая «глобальный план» в лекции «Вызов 70-х годов современному миру», которая была прочитана в Национальном военном колледже Буэнос-Айреса, Печчеи за 17 лет до заключения Маастрихтского договора (о создании ЕС) говорил о «Европейском союзе». Ясно, что никакой он не провидец. Просто, что называется, «был в теме». И здесь мы начинаем подходить к главному.



Идеологическим фундаментом «глобального плана» служит концепция «устойчивого развития», ради которой, собственно, и создавался Римский клуб. Именно в ней содержится идеология преобразования мирового порядка. Концепция построена на так называемой «широкой» трактовке экологии, позволяющей с ее помощью проникать в другие сферы – социальную, экономическую, политическую, геополитическу и тем самым формировать и внедрять единые, якобы «общепринятые» стандарты и нормы поведения. Те, кому их навязывают, оказываются в цугцванге:



- если они их выполняют – своими руками подрывают суверенитет и независимость своих государств



- а если игнорируют – подвергаются обструкции так называемого «мирового сообщества», мнение которого формируется и контролируется западными СМИ.



По идее, советскому руководству, как носителю собственного глобального проекта, на такую обструкцию было наплевать. Но Горбачев-то все разъяснил яснее ясного: чтобы слиться с Европой – плевать было нельзя. Именно экология по признанию Печчеи, стала тем «троянским конем», который помог втянуть нашу страну в «конвергенцию» двух систем. В обход холодной войны. Ввиду идеологической неприемлемости для советского руководства Никакая другая проблематика для этого не подходила.



История Римского клуба официально начинается в 1969 году, хотя некоторые институты и структуры начали появляться еще в начале 1960-х годов. В соответствии с подходом Рокфеллера, Римский клуб создавался не в официальном межправительственном формате, а в неформальном, как собрание частных лиц (эдаких «граждан мира»), не связанных никакой ответственностью перед своими государствами и народами. Для успешного переустройства мирового порядка в клуб вовлекли видных советских ученых во главе с академиком Джерменом Гвишиани, зятем Председателя Правительства СССР А.Н. Косыгина. Известно, что именно Косыгин оказал организаторам проекта неоценимую политическую и организационную поддержку.



К чему это привело? Забежим немного вперед. 1 апреля 1996 года (в пресловутый «день дурака») вышел президентский Указ №440 «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию». Органам государственной власти и местного самоуправления предписывалось «руководствоваться программными документами, принятыми на Конференции ООН по окружающей среде и развитию» (Рио-де-Жанейро, 1992 год).



У этого Указа сложная судьба. С одной стороны, он по сей день так и не выполнен. Подготовленная к 1997 году Стратегия увязла в правительственных и думских согласованиях. Затем последовала чехарда премьеров, предварявшая смену Ельцина Путиным – и все потихоньку как бы растворилось.



С другой стороны, приведенное в цитате требование «руководствоваться» документами «устойчивого развития» стало выполняться и без Стратегии (Указ, к сожалению, оставался и остается в силе).



В результате постулаты «устойчивого развития» вошли практически во все отраслевые и ведомственные стратегии и программы, включая образование, здравоохранение, социальную политику, культуру.



«Устойчивым развитием» в Указе называлось «сбалансированное решение проблем социально-экономического развития и сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала, удовлетворение потребностей настоящего и будущих поколений людей». Однако на деле этот баланс между природной средой и антропогенным воздействием на нее, который концепция якобы обеспечивает, – не более чем миф. Чтобы в этом убедиться, приведем конкретные документы – отнюдь не секретные, но почему-то малоизвестные в государственных структурах и научно-аналитическом сообществе. Но до этого выделим периодизацию «устойчивого развития».



 



Первый этап: с середины 60-х годов (с появления «глобального плана») до середины 70-х годов – период становления Римского клуба.



Второй этап: со второй половины 70-х годов до конца 80-х годов — продвижение конвергенции, вплоть до распада СССР и «восточного блока». Это период формирования концепции «устойчивого развития» в ее современном виде.



Третий этап: с начала 90-х до 1996-1997 годов – появление первых институтов «устойчивого развития» и раскрытие подлинных целей «глобального плана».



Четвертый этап: с конца 90-х годов по 2012 год – вплоть до предстоящей в июне Конференции ООН «Рио+20».



Итак, начнем с первого этапа.



В 1972 году в Стокгольме была проведена первая Конференция по окружающей среде. В ее Итоговом документе пока еще говорилось о национальном суверенитете над природными ресурсами. Но при этом уже провозглашалась необходимость «справедливого распределения выгод от их разработки».



Конференция была приурочена к выходу в том же 1972 году первого доклада Римскому клубу «пределы роста», который распространили в пяти миллионах экземпляров на двух десятках языков.



Мы и дальше будем убеждаться, что случайных совпадений не бывает. На каждом этапе события группируются по ключевым годам. За 1972-м последовали 1987-й, 1992-й, 2000-й, 2005-й. Посмотрим, войдет ли в этот список нынешний 2012-й.



«Пределы роста» — документ с предысторией, которую необходимо осветить – хотя бы вскользь.



 



Процесс создания Римского клуба был запущен с прямым участием ООН. В 1963 году появился АКАСТ – Консультативный комитет ООН по применению науки и техники в целях развития. Состав комитета утверждался Генеральным секретарем ООН, а свои предложения он передавал прямо в Экономический и социальный совет ООН.



В 1967-1968 годах прошли два крупных международных форума.



Один из них — «Конференция по трансатлантическому дисбалансу и сотрудничеству» в Довиле (Франция). Ее результаты были опубликованы в программной книге Печчеи «Перед бездной». В заключительной главе этой книги содержался «Проект-69», который Печчеи рассматривал, ни много – ни мало, «способом установления контроля над будущим». Другая часть рекомендаций конференции в Довиле была включена в нашумевшую книгу Бжезинского «Между двух веков. Роль Америки в технотронной эре», ту самую, где подробно рассматривалась перспектива установления электронного контроля над личностью.



Второй форум, конференция «Долгосрочное прогнозирование и планирование», которая прошла в Белладжио (Италия). По ее решению на базе Массачусетского технологического института была создана группа Форрестера – Медоуза, которая занялась разработкой моделей управляемого глобального развития. На базе одной из таких моделей, взявшей за основу пять произвольно выбранных факторов (1. быстрая индустриализация 2.рост численности населения 3. дефицит природных ресурсов 4. истощение их невозобновляемых запасов 5. деградация природной среды) и был подготовлен доклад «Пределы роста».



Стремление представить эти факторы как неразрывно и, главное, безальтернативно взаимосвязанные, и тогда и сейчас подвергается весьма жесткой и обоснованной критике. И понятно почему: никакой критической взаимосвязи между ними на самом деле нет. Видимость такой взаимосвязи обеспечивается искусственно, с помощью политического и социального администрирования.



Чтобы оправдать этим «высшим авторитетом» перевод науки на «глобальный подход», к процессу подключили и «Нобелевский симпозиум».



Кстати, в 1972 году произошло еще одно знаковое событие. В Вене был создан Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА). Его устав вместе подписали страны НАТО и Варшавского Договора, включая США и СССР. Небезынтересно, что с 1983 года на базе именно этого института формировалась пресловутая «команда Гайдара».



В 1974 году вышел второй доклад Римскому клубу — «Человечество на перепутье», авторами которого стали Месарович и Пестель. В нем была представлена «десятирегиональная» модель, поделившая мир на 10 больших «регионов-экономик». С ее помощью утвердился принцип регионализма — важнейший для всех последующих манипуляций глобальной олигархии. Смысл этой модели — в закреплении сложившейся системы международного разделения труда.



Вспомним знаменитую формулу Самуэля Хантингтона «The West and the Rest», разделяющую мир на «цивилизованное ядро» и «недоразвитое остальное большинство». Она ведь воспроизводит неонацистскую по своей сути идею фундаментального цивилизационного неравенства людей в рамках будущего «многослойного человечества».



У «десятирегиональной» модели Римского клуба имеется продолжение в виде проекта «Синдикат». Десять регионов должны будут объединиться в три «мировых блока». Это, пожалуй, самый опасный для России проект, ибо ставит нашу страну перед выбором: либо капитуляция и вхождение в запад целиком (Ротшильды), либо по частям через расчленение (Рокфеллеры).



Именно под этот проект все в том же 1972 году появилась Трехсторонняя комиссия во главе с Бжезинским.



 




Итак, на первом этапе, отсчет которого ведется с появления «глобального плана», мировой олигархией решались четыре взаимосвязанные задачи:



1) Создание Римского клуба и формирование его идеологии. Именно «устойчивое развитие» (которое в докладе «Пределы роста» именовалось «глобальным равновесием») и стало этой идеологией.



2) Постановка в центр выдвинутой клубом повестки дня вопроса о контроле над природными ресурсами.



3) Третья задача первого этапа: формирование геополитики «Нового миропорядка», которая, как мы убедились, встроена в трехблоковый проект «синдикат».



4) «Генеральной репетицией» конвергенции явилась «разрядка» первой половины 1970-х годов. Ее главный итог — Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 год). Участие в нем Советского Союза оказалось хуже, чем преступлением, – беспримерной стратегической ошибкой брежневского руководства.




У истоков «разрядки» стоял первый социал-демократический канцлер ФРГ Вилли Брандт – по совместительству: президент Социнтерна, «архитектор» Большого договора между СССР и ФРГ 1970 года и глава Независимой комиссии по проблемам международного развития (более известной как Комиссия Брандта).



С помощью Комиссии Брандта, созданной в 1977 году, был оформлен стратегический альянс ООН и Социнтерна, которому в «глобальном плане» отводилась едва ли не главная роль. Вскоре появились еще две подобные комиссии: по вопросам разоружения и безопасности (Улофа Пальме) и по окружающей среде и развитию (Гру Харлем Брунтланд). Все трое – Брандт, Пальме и Брунтланд — лидеры крупных социал-демократических партий, входящих в Социнтерн. Все побывали в своих странах премьер-министрами. И все это – под эгидой ООН.



Комиссии Брандта и Пальме продолжили подкоп под СССР с помощью «разрядки» и контроля над вооружениями. А вот перед Комиссией Брунтланд была поставлена еще более важная задача, а именно: внедрить «широкую» трактовку экологии. Для пущей важности эту комиссию даже учредили специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН (38/161).



В 1987 году комиссия обнародовала доклад «Наше общее будущее», где и был введен термин «устойчивое развитие». Именно из этого доклада определение «устойчивого развития» перекочевало в ельцинский Указ №440.



Вряд ли случайно, что именно в том же 1987 году, на январском пленуме ЦК КПСС, в Советском Союзе была провозглашена «перестройка».



И, опять-таки, в 1987 году вышел еще один основополагающий документ – 16-й доклад Римскому клубу «За пределами роста». В нем Эдуард Пестель, один из соавторов «десятирегиональной» модели, подводил итог 15-летнему выполнению доклада «Пределы роста» и ставил задачи на будущее. Именно этим докладом Пестеля:



- во-первых, провозглашался курс на поддержку не просто рыночного, а корпоративно-группового, монополистического глобального капитализма, при котором социально-экономическая и политическая системы отвечают интересам транснациональных корпораций;



- во-вторых, корпоративизм совмещался с политическим единомыслием – по примеру Японии с ее языческой синтоистской традицией. Именно таким сплавом экономического монополизма и политического единомыслия, поставленным на неязыческий фундамент, Пестелю виделась модель «Нового мирового порядка»;



- в-третьих, вопросы энергетики и окружающей среды, которым в основном был посвящен доклад «Пределы роста», здесь уводились на задний план. Вперед же выходила проблематика тех самых ООНовско-Социнтерновских комиссий: разоружения, «общественной эффективности» и технологий.



Именно Пестелем были сформулированы условия взаимодействия «развитого» Севера и «разв
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика