Авторизация
21 ноября 2018 (08 ноября ст.ст)
 

Раз погибать, то под царским штандартом Хроника февральских событий глазами полицейских


В Февральскую революцию чины полиции остались верными присяге. Многие из них погибли, защищая монархию. О петроградских событиях тех шести дней рассказывает сотрудник Культурного центра ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области кандидат исторических наук Любовь САФРОНОВА.

23 февраля. Четверг

В Петрограде в знак протеста по поводу отсутствия хлеба в пекарнях и мелочных лавках забастовали более 87 тысяч рабочих. Не обошлось без хулиганских выходок. У здания городской думы на Невском кто-то из толпы унёс ключи от моторов трёх трамвайных вагонов. Другая толпа ворвалась в раздевалку орудийного завода на Литейном, похитила десять пальто и разбила двадцать оконных стекол.

В этот день при исполнении служебного долга пострадали несколько чинов полиции. На углу Финского переулка и Нижегородской улицы при задержании рабочего, отнявшего у вагоновожатого ключ от мотора, был ранен в голову старший помощник пристава 2-го участка Выборгской части надворный советник Каргельс. У Финляндского вокзала, где небольшой наряд полиции противостоял толпе рабочих численностью около 1000 человек, мастеровые ранили в голову пристава Гроткуса. На Корпусной улице полицейские надзиратели Петроградской части пытались остановить демонстрантов, ломившихся в ворота Механического завода 1-го Российского товарищества воздухоплавания. Внушения не помогали, и надзиратель Батов стал угрожать револьвером. Рабочие выхватили у него оружие и избили палками. Надзиратель фабрично-заводской полиции на Невской бумагопрядильной фабрике титулярный советник Смирнов получил перелом лучезапястного сустава за то, что препятствовал демонстрантам ворваться на фабрику.

24 февраля. Пятница

В Петрограде бастуют 197 тысяч человек. В девятом часу утра в сопровождении конной жандармерии градоначальник Александр Балк совершил объезд столицы и побеседовал с постовыми полицейскими. В дневнике генерал написал: «Убедился в сознании ими важности переживаемого момента, и что они всецело проникнуты чувством долга к службе».

В двенадцатом часу дня в кабинет градоначальника на Гороховой, 2 прибыл полковник Преображенского полка В. Павленко и заявил: для водворения порядка в столице приказом командующего войсками Петроградского военного округа на него возложено командование войсками и полицией.

Первая манифестация в этот день состоялась на Выборгской стороне у Литейного моста. К девяти утра там собрались до 40 тысяч человек. Часть из них оттеснила конно-полицейскую стражу и прорвалась через кавалерийский кордон на левый берег Невы. Полицейских забросали кусками сколотого льда. Ранение в голову получил надзиратель Лучкин.

В это же время у завода «Сименс и Гальке» на 6-й линии Васильевского острова собравшаяся толпа призывала рабочих к забастовке. Полиция разогнала её, но 5 тысяч рабочих с песней: «Вставай, поднимайся, рабочий народ!» двинулись в направлении Среднего проспекта. Помощники пристава Евсеев и Почогло, заметив казачий патруль из девяти человек под командой урядника, обратились за помощью. Но те участия в действиях конных городовых не приняли, вскоре скрывшись.

На Петроградской стороне около 11 часов утра толпа из 7 тысяч человек, предводимая подростками, двинулась по Каменно-островскому проспекту. В сторону полиции прогремел выстрел из пистолета, затем на Малой Посадской улице раздался ещё один - смертельное ранение получила неизвестная женщина. Полицмейстер полковник Спиридонов задержал ученика ремесленного училища, уверявшего толпу, что женщину застрелил городовой Марчук, и осмотрел револьвер городового: все патроны были в наличии, пороховой нагар в канале ствола отсутствовал.

В 3 часа дня толпа, впереди которой ехала рассыпным строем полусотня казаков, прорвалась на Знаменскую (ныне Восстания) площадь, где её пытались рассеять 15 конных городовых, но их лошади, встреченные визгом, свистом, градом поленьев, камней и осколков льда, испугались и попятились назад. Ранения получили городовой Боков и вахмистр Орешкин. В присутствии казаков на площади состоялся митинг, кричали: «Да здравствует республика! Долой войну! Долой полицию!» и в адрес казаков: «Ура!».

Вечером на углу Шамшевой улицы толпа остановила вагон трамвая, на передней площадке которого ехал помощник пристава 2-го участка Петроградской части титулярный советник Васильев. Он был ранен в затылок.

Около 9 вечера наступило затишье. В этот день полиция и войска воздержались от стрельбы, но выстрелы раздались из толпы демонстрантов. Градоначальник Александр Балк, обеспокоенный избиением большого числа чинов полиции, обратился к генералу Сергею Хабалову - командующему войсками Петроградского военного округа - за разре шением на снятие полицейских постов. Тот не пошёл на это, но разрешил соединить посты - по два городовых на каждом.

25 февраля. Суббота

Число забастовщиков достигло 240 тысяч. Первое уличное выступление произошло около 8 утра в Суворовском участке на Васильевском острове. На Косой линии толпа избила городового Франца Ваха.

Около 10 утра произошло столкновение многотысячной толпы с полицией в районе 1-го участка Выборгской части. Подъехавший к толпе полицмейстер полковник Шалфеев предложил разойтись. Но его стащили с лошади и стали избивать. На выручку бросились городовые конной стражи. Городовых забросали камнями и кусками льда, открыли по ним огонь, в ответ прозвучали выстрелы. Наблюдавшие за происходящим казаки четвёртой сотни 1-го Донского полка не оказали полиции никакого содействия, уехали после первых же выстрелов. Видевший всё это со своего поста на Нижегородской улице городовой Москалёв пытался спрятаться в воротах дома, но подбежавшие рабочие избили и его, отняв шашку и револьвер.

К вечеру оборвалась телефонная связь градоначальства с Выборгской стороной, где разгромили участковые канцелярии. Чины полиции скрывались либо погибали. Пристава 1-го участка Выборгской части полковника Шелькинга спасли рабочие: он более 40 лет служил в части, его знали и уважали. Переодели в штатский костюм, завязали голову платком и под видом раненого увезли.

Пристав Пороховского участка спрятался от разъярённой толпы в подъезде одного из домов, купил лохмотья, дошёл ночью до семьи, переоделся в штатское и утром 26 февраля явился к генералу Балку с донесением: «Пороховского участка больше не существует».

Неспокойно было и на Невском. В полдень пристав 1-го участка Спасской части, находясь у дома № 46, заметил со стороны Николаевского (ныне Московского) вокзала большую толпу и послал полицейского надзирателя к командиру пехотной части в Гостиный двор. Просил прислать команду для охраны 60 арестантов во дворе вышеупомянутого дома. Подошедшая толпа потребовала освобождения заключённых. Пристав с четырьмя полицейскими надзирателями тянул время в ожидании помощи военных. Тщетно прождав, прорвался через толпу в Гостиный двор и обратился к сотнику 4-го Донского полка с просьбой о содействии. Тот ответил: его задача - охрана только Гостиного двора.

Время было упущено, арестованных освободили, полицейского надзирателя Тропникова жестоко избили поленом по голове.

Около часа дня эта же толпа с пением революционных песен подошла к Казанскому собору и ранила двух городовых Илью Кулёмина и Нефёда Павлова. Одновременно на углу Невского проспекта и Михайловской улицы был остановлен извозчик с городовым Ерошиным, вёзшим подкинутого младенца в Воспитательный дом. У него отняли револьвер. Некоторые манифестанты решили зайти в кофейню «Пекарь» и были остановлены полицейским надзирателем Бервиновым. Тогда в окна «Пекаря» полетели бутылки и камни, Бервинова избили, отняли шашку.

Около 4 часов дня возбуждённая толпа с красными флагами двинулась по Невскому проспекту в сторону Николаевского вокзала. Пытавшийся её урезонить помощник пристава Юхневич был избит и лишился браунинга.

Около 5 часов дня на углу Невского и Владимирского проспектов толпа пыталась обезоружить полицейских надзирателей Живца, Иванцева и Расторгуева. При оказании сопротивления Иванцев получил огнестрельное ранение.

В это же время в градоначальство и в министерство внутренних дел поступили сообщения о гибели на Знаменской площади пристава 1-го участка Александро-Невской части Крылова. Бывший вблизи площади будущий нарком труда первого советского правительства А.Г. Шляпников вспоминал: «В толпе передавали, что один казак зарубил командира полицейских сил. Этот случай передавали из уст в уста как самую радостную новость…»

Генерал Хабалов решил вызвать в Петроград кавалерийские части из Новгорода и Красного Села, а казаков держать в казармах.

Как пишет в дневнике генерал Александр Балк: «День 25 февраля был нами проигран во всех отношениях… Толпа почувствовала слабость власти и обнаглела».

В этот день последний министр внутренних дел Российской империи Александр Протопопов, переодевшись в штатское, пешком направился с набережной Фонтанки на Моховую улицу к члену Государственного Совета князю Голицыну. Возвратиться обратно не смог, получил записку о разграблении квартиры. Поздней ночью он прибыл в градоначальство, заслушал доклады и приказал генералу Балку объявить в приказе благодарность чинам полиции и молитвенно вспомнить «всех, запечатлевших своею кровью верность служебному долгу».

26 февраля. Воскресенье

Около 4 часов дня рота гвардейского Павловского полка перешла на сторону восставших. Эта же рота обстреляла конный дозор городовых.

К Александру Балку прибывали приставы за указаниями, что делать в случае нападения на участок. Тот отвечал: «Если нападут хулиганы, отбивайтесь. Если, не дай Бог, войска, не оказывайте сопротивления. Только погубите городовых…»

27 февраля. Понедельник

В полдень вооружённые рабочие и солдаты совершили «наступление на полицейских». В районе Литейного моста дорогу бастующим преградил отряд городовых. Полицмейстер, который командовал им, был убит. Толпа бросилась освобождать тюрьмы - Кресты и «предварилку». Тюремная охрана не оказала сопротивления.

Градоначальник Балк с горечью отмечает: «Первым был разграблен и подожжён резерв (Полицейский на Невском проспекте) и квартира начальника резерва подполковника Левинсона. Он застрелился через две недели на могиле своей матери на Смоленском кладбище. Работа и преданность долгу этого офицера были исключительны».

К 5 часам вечера во власти сторонников царского режима оставались градоначальство, Адмиралтейство, Зимний дворец, телефонная станция и Петропавловская крепость. В распоряжении генерала Сергея Хабалова находились только 1200 солдат и две батареи. Он принял решение перейти в Адмиралтейство. Туда же направился градоначальник Балк, переведя за собой 6 взводов жандармерии, 90 городовых резерва и 80 конных городовых.

Поздним вечером генерал Хабалов приказал всем перейти в Зимний дворец, считая, что раз погибать, то под царским штандартом в резиденции.

28 февраля. Вторник

Ночью в Зимний дворец прибыл великий князь Михаил Александрович и потребовал удалить военных из дворца. Утром Сергей Хабалов с отрядом вновь перебазировался в Адмиралтейство и отпустил всех подчинённых. Помимо него, там остались генералы Балк, Вендорф, Казаков и камергер Лысогорский. В час дня солдаты увезли их в Государственную думу.

Что творилось в тот день на улицах описывает меньшевик Н. Суханов: «В разных концах разгромили магазины, склады, квартиры и ещё громят. Уголовные, освобождённые вчера из тюрем, вместе с политическими, перемешавшись с чёрной сотней, стоят во главе громил. На улицах небезопасно».

В результате Февральской революции в стране сложилось двоевластие, и каждая из ветвей учредила свою милицию: Временное правительство - городскую, Петроградский Совет - рабочую. Впрочем, это уже другая страница истории.

Все даты даны по старому стилю. (Прим. ред.)


Источник
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Случайно
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Опрос
Феминизм - это
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика