Авторизация
19 декабря 2018 (06 декабря ст.ст)
 

Не убежать от русского сиротства…

Не убежать от русского сиротства…

[/b]

Михаил Федорович Романов.

Вот уже без малого сто лет, как в России нет царя-батюшки и престолонаследия. Но, несмотря на это, четырёхсотлетие Дома Романовых отмечается. С одной стороны, камерно, а с другой – с надрывом, с привлечением огромной массы людей, отправляющихся в крестные ходы, с выставками, концертами, «круглыми столами», документальными фильмами и телепередачами…

 

Имена и судьбы


Зачем современным россиянам, которые о царях знают только из книжек и кинофильмов, вспоминать тех, кого события 1917 года, как говорили большевики, выбросили на обочину? Чтобы не потерялась связь поколений? Чтобы почувствовать себя частью цельной истории своей страны? Чтобы доказать окружающим, что власть только от Бога? Чтобы понять: Родине, как и семье, обязательно нужен отец, который защитит и направит?..


Каждый регион Российской Федерации ищет (и самое главное – находит!) факты, сопрягающие их с Романовыми, землю, на которую ступала нога венценосных избранников… Вот и на территории современной Липецкой области царские и императорские «следы» есть, они сохранены в легендах, исторических документах, фотографиях, топонимах…

 

ФОТОГАЛЕРЕЯ



Считается, что родоначальником рода Романовых был то ли голландец, то ли выходец из Пруссии Андрей Кобыла (хотя историк Веселовский сомневался в иноземном происхождении Романовых и предположил, что они – из новгородских. Так, собственно, обстоит дело и с родословной их предшественников на Московском престоле – Рюриковичей: по одной, общепринятой, версии Рюрик – из Скандинавии, а по другой – из того же вольного Новгорода). Младший из пяти сыновей Андрея Ивановича – Фёдор Кошка – и стал основателем династии будущих русских самодержцев. Возвышение Романовых произошло после женитьбы в 1547 году царя Ивана IV Грозного на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой. Её внучатый племянник Михаил Фёдорович Романов и был 66 лет спустя венчан на царство. А его отец занял Патриарший престол с именем Филарет. По документам насильственное пострижение Фёдора Никитича проходило в Свято-Троицком Антониево-Сийском мужском монастыре, что в Архангельско-Холмогорских краях. Но в нашей Лебедяни верят, что опалу у Бориса Годунова боярин-конкурент переживал именно в своих вотчинных лебедянских землях, а потом, уже в монашеском одеянии пребывал в Троицком монастыре. Говорят, что до революции братия обители в подтверждение этому демонстрировала посетителям стул, на котором восседал будущий глава Церкви, чётки, которыми он пользовался, и его прижизненный портрет. Понятное дело, что до наших дней сии артефакты не дошли. Некоторые исследователи и вовсе полагают, что они стали всего-навсего лишь материальными «подкрепителями» легенды, появившимися на свет только после её «официального» сложения. Грустно, что архив лебедянского Троицкого монастыря сгорел и нам уже, наверное, никогда не придётся узнать истину. Однако если в народе за столетия укоренилась уверенность в том, что опальный боярин бывал здесь, значит, в этом есть, как говаривал классик, «сермяжная правда».


На протяжении многих лет Романовы делали щедрые вклады в патриарший монастырь, как, собственно, и во все патриаршие обители страны. Пётр Первый бывал на службах в лебедянских храмах и одному из них подарил почти неподъёмное Евангелие. Сам момент дарения никак запротоколирован не был, но существует история, будто увидел раз государь-император в церкви пьяного дьякона, осерчал и решил проучить слабовольного служителя. Так в храме и появилась книга в тяжелейшем окладе, которую во время службы было велено класть на преклонённую голову дьячка. Излечился ли тот от пагубной привычки или нет – о том история умалчивает. Как молчит она и о том, собственноручно ли государь передал свой дар церкви или же Евангелие просто от его имени было приобретено и подарено. Также в Лебедяни уверены, что Пётр Первый участвовал и в отливке одного из монастырских колоколов. И опять непонятно – делал он это сам или на его средства колокол был отлит.


Конечно, наша земля липецкая теснейшим образом связана с именем именно Петра Первого, царя-реформатора, государя-победителя, воина и строителя. Именно благодаря ему десятки населённых пунктов, расположенных на территории современной Липецкой области, были если не основаны, так получили свои легенды. Наверняка в стране найдутся сотни мест, где Пётр Алексеевич падал с коней, на него нападали лихие люди или где он увлекался красивыми женщинами. Но что нам до других... Деревенька, где великий император обжёгся о раскалённую русскую печку, получила название Ожога – теперь это село в Воловском районе, где уже несколько десятилетий стоит удивительный и мистический Благовещенский женский епархиальный монастырь. Там, где императорский скакун якобы споткнулся, появилось село Конь-Колодезь. А где сам император всё-таки упал в грязь, спустя столетия вырос город Грязи. Исходя из масштабов личности государя, можно даже выстроить некую очерёдность кадров из фантастического фильма, как спотыкается Пётр Алексеевич в одном месте, а падает в другом – велик был государь, как ростом, так и делами. Своё чудесное спасение от разбойников в некогда рязанской глухомани, а сегодня в чаплыгинской земле, царь не стал превращать в былинные сказания – здесь просто выросла Петропавловская пустынь. Спустя почти полстолетия неподалёку от обители в основанной императором и его сподвижником князем Александром Меншиковым Раненбургской крепости (сейчас это корпус краеведческого музея города Чаплыгина) содержался пленником свергнутый правитель, правнук сводного брата Петра Первого – царя Ивана Алексеевича – малолетний Пётр Антонович с матерью-рентшей Анной Леопольдовной. Затем их путь лежал в Холмогоры, туда, где в начале XVII века был пострижен в монахи их пращур боярин Фёдор Никитич Романов...


А первый российский император, обладающий неимоверной силой и энергией, можно так сказать, на многие века протянул нам свою руку – оставил отпечаток ладони. Сейчас этот оттиск и копии оригинала, отлитые в XIX веке из бронзы и чугуна, хранятся в Липецком краеведческом музее. И каждый может посмотреть и подивиться, как такая совершенно обыкновенная рука этого человека могла творить совершенно необыкновенные вещи – строить корабли, класть печи, стричь боярам бороды, реформировать армию и создавать флот, одерживать победы в различных баталиях и проектировать крепости и модели одежды. А ещё закладывать на месте будущего города Липецка железоделательные заводы, на которых отливалась и ковалась как мирная, так и военная продукция…


– Зима 1695-1696 годов. Передышка между Первым и Вторым Азовскими походами, активное строительство русского флота на Воронеже. Это как минимум то время, когда Пётр Первый мог впервые в наших краях появиться, – считает Александр Юрьевич Клоков, председатель областного краеведческого общества. –  Здесь специально для него было выстроено несколько путевых дворцов (в современном представлении – гостиниц) – в селе Слободском, на Кузьминском якорном заводе (тогда на реке Кузьминка стоял посёлок мастеровых, сейчас это граница Липецкого и Добровского районов), рядышком с Липскими железоделательными заводами, на окраине современного Ленино, а тогда города Романова, в Воронеже. Но нельзя однозначно утверждать, что путевые дворцы строились исключительно для императора – они могли предназначаться для высокопоставленных особ, приезжающих сюда по распоряжению государя.


После Петра Великого мало кто из российских правителей так часто заглядывал в наши края. Хотя Липецк статусом города обязан Екатерине II, а своим развитием – в значительной степени Александру Первому, подписавшему генплан города, по которому застроена центральная часть современного областного центра. Он также одобрил смету на строительство новых капитальных зданий Липецкого курорта. Именно благодаря обнаружению запасов минеральной воды Липецк после закрытия Петровских заводов не превратился в деревеньку, а на многие годы стал одним из лучших курортов Российской империи. Царь-батюшка как минимум дважды бывал в Липецке, его встречали здесь с размахом и, естественно, устраивали балы. С течением времени на Липецком курорте даже сложилась такая традиция – давать «императорские» балы в память о пребывании здесь Александра I.


А Александр II, будучи наследником Российского престола, прожил в Липецке двое суток. Было это в год смерти великого русского поэта, материнскими корнями уходящего в добров­скую землю, Александра Сергеевича Пушкина. (Символично, что в 1879 году на Липецком курорте тайно собирались участники народнической организации «Земля и воля», которые приговорили уже самодержца Александра II к смерти). А в 1837 году тогда ещё Великого князя в поездке сопровождал поэт и воспитатель Василий Андреевич Жуковский, сделавший зарисовки видов Липецка. Их вояж не ограничился только будущим областным центром – наследник и его наставник посетили ещё Елец и Задонск, с которым некоторые представители царственного рода связаны в буквальном смысле пуповиной. Сюда, к мощам великого молитвенника русского – батюшки Тихона Задонского, –  уже в начале XX века коленопреклоненно приезжала сестра последнего российского императора Ольга Александровна Романова вымаливать детей. Своего старшего сына она так и нарекла – Тихоном…

 


К Твоим стопам, моя Царица,


Несу я дар ничтожный свой.


Пусть эта скромная страница


Падёт любовью пред Тобой;


И лиры юной песнопенье


Да прозвучит, Тебе открыв


Мечты тревожной восхищенье


И сердца пылкого порыв…

[/i]


Это стихотворение написал «царский» поэт, выпускник того же Императорского Александровского Лицея, что и Александр Сергеевич Пушкин, Сергей Сергеевич Бехтеев. Он посвятил его матери Ольги Александровны императрице Марии Фёдоровне, фрейлинами которой, как и последней императрицы Александры Фёдоровны, служили три его сестры –  Екатерина, Наталья и Зинаида. Родовой вотчиной Бехтеевых было задонское село Липовка, так дорогое сердцу батюшки Тихона, где Российский Златоуст частенько живал и говорил многим, что готов был остаться там навсегда. Прадед поэта Алексей Дмитриевич Бехтеев был дружен с Тихоном Задонским, отдал ему свой дом. Сын Алексея Дмитриевича Никандр стал духовным чадом батюшки Тихона и многие годы находился подле святителя. А его дочь, сестра Никандра, Екатерина Алексеевна Бехтеева (в иночестве – Елена) была похоронена в гробу, который Тихон Задонский сделал для себя собственными руками. Сергей Бехтеев прожил долгую жизнь, половину из которой – за границей, в Ницце. И навсегда остался верен монархическим идеям, боготворил семью последнего российского императора, своими стихами призывая родной народ к покаянию за расстрел венценосного семейства… В Ницце частенько бывала, оказавшись в эмиграции, и семья Ольги Александровны Романовой-Куликовой.


Также на французский курорт заезжали и Великий князь Андрей Владимирович Романов с женой Матильдой Кшесинской и сыном Владимиром. В 1921 году они тоже оказались в изгнании и проживали во Франции. А за 20 лет до этого двоюродный брат последнего российского самодержца Николая II Андрей Романов выкупил в тербунской глуши у дворян Офросимовых удивительный замок в селе Борки и усадьбу при нём. Великий князь не раз бывал в Борках сам, с сёстрами и с тогда ещё любимой женщиной – примой балета императорского Мариинского театра Кшесинской. Заезжал он и в соседнюю Захаровку…


Спустя сорок лет Великая Отечественная война ещё больше сроднит Романовых с этой землёй. Когда фашисты оккупировали Тербуны, уничтожали сёла, убивали людей и разоряли хозяйство, сын Андрея Владимировича, Владимир Красинский, как член «просоветского» Союза Младороссов был арестован гестапо и оказался в концлагере. Отец начал биться за сына, и спустя 144 дня ему удалось его освободить. Тербунский район был освобождён значительно позднее – в январе 1943 года…


Андрей Владимирович оказался единственным из всех Романовых, родившихся до 1917-го, пережившим Октябрьские события и последовавшие за этим репрессии его семьи. Он мало интересовался политикой – быть может, это его и спасло. А вот его родственнику – Великому князю Михаилу Александровичу, младшему брату Николая II, повезло меньше. Ведь император отрёкся от престола в его пользу. И несмотря на то, что он так и не смог занять престол, большевики расстреляли Михаила в ночь с 12 на 13 июня 1918 года. А за несколько лет до своей кончины Великий князь Михаил Александрович вручал гусарам 18-го Нежинского полка, расквартированного в Ельце, подарок брата-императора – серебряные трубы. Это была награда за храбрость и мужество, проявленные нежинскими кавалеристами в ходе Русско-японской войны. Тогда-то в древнем городе-воине и появилась красивейшая церковь во имя святых князей Александра Невского и Михаила Тверского, получившая ещё название Великокняжеской. Её освятили в 1911 году – накануне 300-летия Дома Романовых. А в Липецке в память о пребывании в нём Михаила Александровича была поставлена Триумфальная арка.


Кстати, царственный тёзка Великого князя – первый государь из рода Романовых Михаил Фёдорович – жаловал елецкий народ: служивым людям даровал земли, присылал пожертвования на храмы и монастыри. В одном из которых случилось петь на клиросе его лучшему потомку – императору Петру Великому.


 


Романово Городище, или Город в степи
[/b]


Несётся благовест...


Как грустно и уныло


На стороне чужой звучат колокола.


Опять припомнился мне край отчизны милой,


И прежняя тоска на сердце налегла.


Я вижу север мой с его равниной снежной,


И словно слышится мне нашего села


Знакомый благовест...


И ласково и нежно


С далёкой родины гудят колокола.


 

[/i]

 

 

  К.Р.


 Великий князь Константин Константинович Романов, скорее всего, писал эти строки о своём подмосковном имении Осташёво. Но, быть может, некая генетическая память каким-нибудь краешком отсылала его к далёким просторам на реке Воронеж, где в XVI веке будущий царственный род Романовых получил земли, на которых и был основан город – «однофамилец» русских правителей.


– Романовы получили земли на Рязанщине за участие в организации сторожевой станичной службы, – полагает Александр Юрьевич Клоков. – В 1574 году эту службу возглавил Никита Романович Захарьин-Юрьев (дед первого царя из рода Романовых). Ему и принадлежали сёла Скопино на реке Верде и Вослебы, ещё четыре села, два починка и слободка. А на будущих липецких землях, скорее всего, были ухожие, то есть охотничьи угодья, места ведения хозяйства, где занимались бортничеством (сбором мёда диких пчёл), охотой, рыболовством. Здесь были бобровые гоны, лосиные стойла, существовала пашня наездами. После смерти Никиты Романовича все эти земли наследовали сыновья его – Александр и Василий. Так на рубеже XVI и XVII веков появляется центр вотчины бояр Романовых – село Романово Городище, к 1614 году ставшее городом. В Писцовых книгах за 1627 и 1628 годы сохранились описания вотчины и города, с отдельно стоящими крепостями – северной и южной, а между ними – Красногорской Спасо-Преображеновской пустынью. До сих пор нельзя точно сказать, где крепости стояли. Есть два городища. Одно осталось от Южного острога (не нужно путать с тюрьмой. Острог – это крепость, построенная из вертикально врытых брёвен). Второе городище Всеволод Протасович Левенок отнёс к древнерусскому времени, то есть заселено оно было в XIII или XIV веке. Там найдены артефакты, датируемые и поздним каменным веком. То есть на этих просторах жили люди и в эпоху бронзы, здесь проходили своим великим походом финоугры. Существует даже гипотеза, что именно на этом месте стоял древний город Воронеж. Вот на этом городище и была в 1646 году основана Красногорская Пустынь, закрытая в 1724 году по приказу Петра Первого, ратовавшего за укрупнение монастырей. Красногорские монахи потом пополнили братию Поройской пустыни в Липецке, от которой нам досталась Древне-Успенская церковь. А так как при монастырях всегда были кладбища, то и после закрытия обители люди не перестали хоронить здесь усопших. Так что оба городища сейчас – это сельские кладбища. Северный острог, скорее всего, находился на соседнем мысу, куда ведёт главная дорога села Ленино. Там жили приказные люди Романовых. А в Южном остроге находил спасение во время набегов простой люд. Город Романов состоял из крепостей, посада, нескольких слобод (в современном понимании – микрорайонов). Центр города – это слободы Романовская, Елецкая и Падовская. Южнее –  Троицкая и Желдатская (Солдатская). В крепостях был административный центр, воеводская изба, житницы, пороховой погреб, крепостные стены и рвы могли защитить людей от нападения врагов. А в мирное время все с семьями жили в слободах и занимались хозяйством. Хоть в то время служивым людям и выплачивалось хорошее жалование по 5-7 рублей в год, этого не хватало, чтобы прокормить семью. И воины меняли мечи на орала, становились мирными хлебопашцами. Тем более что почва здесь плодородная, чернозёмная. Когда земли только были отданы Романовым, то они жаловались властям на то, что их крестьяне бегут к елецким помещикам. Но после воцарения семьи пошёл обратный процесс. Тут уже елецкие помещики стали бить челом Михаилу Фёдоровичу и Фёдору Никитичу, что нет жизни от слуг Ивана Никитича Романова, которые вотчины грабят да притесняют жён и девиц. Тогда ещё существовало право свободного выхода крестьянина от помещика, чем хлебопашцы и пользовались – у богатого и всесильного барина всегда легче жить, вот и уходили от мелких елецких землевладельцев к царским родственникам. После смерти Никиты Ивановича Романова владельцем вотчины становится царь Алексей Михайлович. Потом город Романов включают в состав Белгородской черты, то есть он подтверждает свой статус пограничной крепости. Своё военное значение Романов сохранил до начала XVIII века. Но во время Екатерининской городовой реформы 1778-1779 годов город, так сказать, попал под сокращение. Он утратил своё административное и военное значение, но остался волостным центром. И долгое время именовался не иначе как «бывший город Романов». В 1872 году здесь была построена первая кирпичная церковь Рождества Богородицы (до этого все храмы были деревянными). Она сохранилась до наших дней… В 1920 году село Романово переименовано в Ленино, слободы Хрущёвка и Троицкая получили суверенитет и стали отдельными сёлами. Началась новая жизнь. Но нам важно сохранить всё, что стало частью не только нашей местной, локальной истории, но и вышло на федеральный уровень. Мне кажется, что вся романовская округа может стать привлекательной для туристов. Причём не только тех, кто интересуется жизнью Дома Романовых. Здесь сохранился уникальный гончарный промысел – до сих пор местные мастера делают изумительную романовскую игрушку – шедевр народного творчества. А несколько лет назад в селе создан уникальный Центр, в котором промысел не только сохраняется, но и «отдаётся в руки» желающим приобщиться к отечественной культуре.

 

 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова

В заголовок взята строка из стихотворения Александра Богатырёва

[/i]
рейтинг: 
0 Нравится 0 Не нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Случайно
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Опрос
Ювенальная юстиция - это ...
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика