Авторизация
 

Сергей Миронов о вере, православии и выборах


– Сергей Михайлович, Шуваловский погост в Петербурге под угрозой
осквернения: коттеджи ставят чуть ли не на могилы. Храм в честь
Державной иконы Божией Матери при детском доме "Гелиос" в том же
Петербурге опечатан. Крестный ход в честь "Программы-200" в СВАО города
Москвы запрещен. Что происходит? Почему власть не вмешивается?



– Чиновники на местах сейчас вообще мешают всем, кто требует к себе
внимания – студентам, малоимущим, многодетным, в том числе и верующим с
активной гражданской позицией, которые отстаивают интересы своих
приходов. Чем дальше от советской эпохи, тем очевиднее, что мы живем
все-таки в православном обществе. И есть все основания считать, что
гражданский консенсус возникнет на основе православных ценностей. То
есть снизу, добровольно. Этот процесс невозможно контролировать, вот
власть и нервничает. За ситуацией с петербургскими кладбищами и храмами
я, кстати, слежу особенно внимательно.



– Потому что вы "питерский"?



– Словцо "питерский" из блатного жаргона перекочевало в политический.
Это не ко мне. Я принадлежу двум эпохам, поэтому я – и петербуржец, и
ленинградец. Мне не все равно, что происходит в моем городе. И когда
вставал вопрос о безумных инициативах вроде постройки башни-небоскреба
"Газпрома", я считал своим долгом вмешаться. Хотя проблемы остальной
России волнуют меня не меньше. Например, защита Химкинского леса и
вообще состояние лесов.



– Проблема башни "Газпрома" – дело громкое и, скажем так,
политически выигрышное... А вот ваша борьба с абортарием в домовом
Крестовоздвиженском храме на Фонтанке – куда менее резонансная история.
Это просто вопрос убеждений?



– Можно сказать и так. А точнее, это вопрос моей веры. Я православный
христианин. Вера, на мой взгляд, куда более обязывающая вещь, чем
просто убеждения. Убеждения могут меняться с возрастом, а перемена веры –
редчайшее исключение. Человек выбирает сердцем, когда верит, а не когда
попадает под обаяние харизмы того или иного политика. Прельщение до
добра не доводит. В общем-то, это верно и для светского человека. Есть
вера, любовь, надежда, а есть – увлечение, обольщение, обаяние
политической и прочей "крутизны". Это понимает любой думающий гражданин,
а таковым я хотел бы видеть не только моего избирателя, но любого
жителя страны.



– Есть надежда довести дело с абортарием до конца и передать храм церкви?



– Думаю, да. Хотя бы потому, что абортарий в здании, которое построил
великий Пирогов для сестёр милосердия эпохи Крымской войны – это позор,
как для города, так и для всего государства. Он бьет по престижу страны
больше, чем пресловутые "мигалки", поскольку касается самого святого в
людях. Нигде в мире подобные заведения не располагаются бок о бок с
Престолом Божиим, в зданиях, где есть или были храмы. Возвращение
Русской Православной Церкви домового Крестовоздвиженского храма станет
делом чести для Законодательного собрания Санкт-Петербурга, которое
будет избрано горожанами 4 декабря.



– В Первопрестольной свои проблемы. Сейчас в Москве стараются
реализовать программу "200 московских храмов". Но некоторых это не
устраивает. Судя по публикациям в Интернете, против новых церквей
объединились сектанты, либералы и коммунисты-ортодоксы. Что вы думаете
об этом?



– Если это так, как вы говорите, то остается лишь пожалеть этих
людей. Они остались заложниками вчерашнего дня, заложниками эпохи
принудительного атеизма. Люди с полярными убеждениями готовы
объединиться на антицерковной платформе. Странно, не так ли?



– О чем это говорит?



– Как минимум, о трех вещах. Во-первых, о беспринципности противников
православия, которые готовы на союз с кем угодно и не имеют твердых
убеждений. Во-вторых, о растущем влиянии самой Церкви. И наконец, о том,
какие идеи вечные, а какие – всего лишь дань сиюминутной политической
тактике.



– Принято считать, что Церковь должна стоять вне политики. Но если политики нападают на нее – что же остается?



– Тут необходимо разделить две вещи.



Для меня очевидно, что Патриархия, обладающая серьезным авторитетом в
народе и административным ресурсом, просто не вправе вмешиваться в
политическую конкуренцию и агитировать за ту или иную партию. Эту
позицию очень твёрдо и не раз заявлял Патриарх Кирилл. Выборы и так год
от года проходят с фальсификациями. Партия парламентского большинства
использует массу нечестных методов воздействия на электорат. Тут и
перекрывание эфира конкурентам и разного рода "формирующая социология".
Но не надо ей уподобляться. Если церковные круги потянут одеяло на
"своих", лучше не будет. Все равно это манипуляция.



Другое дело – миряне, простые верующие, приходские священники. Они не
просто могут, они обязаны быть политически активными. Должны идти на
выборы и голосовать за ту партию, которой они доверяют. А будущее
положение Русской Православной Церкви в России во многом будет зависеть
от политической ситуации ближайших лет. Следовательно, на нас, членах
Церкви, лежит особенная ответственность, мы не имеем права отсиживаться
внутри церковной ограды. Мы должны идти и голосовать.



Как говорится – если вы не занимаетесь политикой, то политика рано или поздно займется вами.



– И уже занимается?



– Конечно. Не случайно некоторые местные власти противятся
строительству храмов. Не случайно некоторые партии перед выборами начали
использовать антицерковные лозунги. Это явная дискриминация
православных верующих. И один из серьезных промахов власти, которая
допускает подобные вещи. Ведь, скажем, от радикального национализма
президент Медведев официально предостерег политиков. Но православное
большинство в РФ тем более имеет право на гражданскую защиту. На это
давно стоило обратить внимание. Проблемы бы это не составило – вопрос
желания и политической воли.



– Решили не обращать?



– Да. Собственно тот же Михаил Прохоров и его партия, упражнявшиеся
прошедшим летом в антиправославных эскападах, полностью были слеплены
руками политтехнологов... Одно очевидно. Православные сегодня являются
не только конфессиональной, но и социальной группой. Кое-кому это не
нравится, потому что понимают, что социальная справедливость и
православие – вещи нераздельные.



– Расхожий образ православного человека, особенно
воцерковленного, предполагает смирение, почитание властей и обитание
именно внутри церковной ограды. Разве нет?



– По-моему, это стереотип. У нас государство светское, и борьбы за
свои права никто не отменял. Вообще-то христиане столкнулись с политикой
сразу после своего появления в мире. Христос и его ученики вызвали в
языческой Римской империи большой переполох!



Мой небесный покровитель Сергий Радонежский, был великим подвижником и
при этом имел немалый авторитет на политической сцене. И когда надо
было, решительно противостоял князьям. Но – по делу, только в
государственных интересах.



– Все знают, что Миронов выступает за традиционные ценности,
традиционные религии, против ювенальной юстиции, против ЕГЭ и разрушения
образования и традиционной культуры. При этом многие до сих пор не
могут разобраться: "эсеры" – это все-таки левая партия, примыкающая к
коммунистам, или партия традиционная, консервативная?



– Время коммунизма прошло. Коммунисты много рассуждали об обществе
социальной справедливости. Но мы ведь с вами жили во времена цековских
пайков и спецраспределителей. Какая уж там справедливость? Что говорить,
у этих людей тяжелое историческое наследие, от которого им надо срочно
избавляться. И нынешние функционеры "партии власти" – их прямые
наследники.



Сегодня очень важно расцепить в массовом сознании благую идею
социальной справедливости и замшелые коммунистические догмы, всю эту
шелуху. Власть пользуется всеобщей зашоренностью и разводит людей по
разным углам игрового поля. Если ты за социальное государство – тебе к
коммунистам. А не нравится ГУЛАГ – тогда голосуй за ущемление трудовых
прав, плоскую налоговую шкалу, привилегии олигархов. Это называется
методом ложных альтернатив. С его помощью удобно морочить людям голову.
Наша задача – сломать эту машину. Открыть глаза на то, что "коммунизм,
либерализм" – лозунги вчерашнего дня. Набор фетишей, из которых на самом
деле "оба хуже". Мы социал-демократы. И в то же время мы защищаем
традиционные ценности – здоровую семью, справедливость, религию наших
предков, плоды великой Победы и ветеранов. Все, что еще осталось
здорового в нашем обществе.





Беседовал Василий Полковников, Центр "Территория Церкви"

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители