Авторизация
 

Остров - вызов или...

В. Капорин



Чудо —
«Остров»...




Чувство недоверия к фильму
"Остров" возникло у меня еще задолго до его
просмотра, когда началась его назойливая
реклама. Было время, когда "старец" Мамонов в
затрапезной шапочке смотрел на публику с каждого
столба, с каждой автобусной остановки. Есть такой
простой закон — если кому-то очень нужно что-то
"впарить", то и лапши надо обильно на уши
повесить. Поэтому дрянные карамельки
"Чупа-чупс" — рекламируют, а вот автомобили
"Роллс-Ройс", или, скажем, часы "Ролекс"
не мозолят глаза с рекламных щитов...



Я знаком с талантливыми,
профессиональными режиссерами, порою
безкорыстно, на "своем горбу" делающих
православные фильмы. Конечно, это не игровые
фильмы — на них нет денег. Однако, фильмы
прекрасные, и... никому не нужные, никем не
замеченные. Разве что кроме фестиваля "Золотой
Витязь", который после шумного триумфального
шествия по России "Острова" тоже как-то
странно теперь выглядит. Все, что собирал,
отмечал и награждал "Золотой Витязь", это
вроде как никому не нужно, а вот "Остров" —
это супер...



Апологеты "Острова"
практически в один голос расценивают, как
главное достоинство фильма то, что он сделан
нецерковными людьми. Мол, свежий взгляд,
незашоренность.



Дважды внимательно
просмотрел этот фильм. И считаю, что не ошибся в
своих предположениях. Да, "наши люди на такси в
булочную не ездят"... А "не наши люди"
никогда не станут вкладывать деньги в фильм,
по-настоящему духовный. Это подделка, издевка,
пародия.



Почему? Было уже много
критических разборов этого фильма. Поэтому не
буду останавливаться на моментах, уже освещенных
в других статьях.



Скажу вот о чем. Искусство,
как правило, берет своих героев из реальной
жизни. Есть какое-то типичное явление, есть
какая-то насущная проблема. И на основе реальных
фактов, реальных судеб — выписывается герой
произведения. Характерный пример из
православного творчества — знаменитый "Отец
Арсений". Таких батюшек сотни были, здесь все
жизненно, достоверно. А вот "отец Анатолий"...
Ни одного подобного случая я не знаю. Может, я,
конечно, человек малообразованный, неначитанный.
Может, неисповедимыми путями Божиими и было
такое, чтобы подобный жалкий трус, предатель, еще
до конца не раскаявший свои иудин грех,
нарушивший Божии и людские законы, еще не поняв
толком, простил ли его Господь, признающийся отцу
наместнику, что "мира в душе нет" – стал
творить чудеса, исцелять, изгонять бесов? Я,
правда, знаю историю одного старца, убившего
некогда человека. Но, это была совсем другая
история. Он, будучи узником советского лагеря,
убил надсмотрщика-истязателя, чтобы спасти от
смерти его беззащитную жертву.



А ведь есть, напротив,
множество примеров судеб, совсем непохожих на
"отца Анатолия"! Ибо "верный в малом — и во
многом верен, а неверный в малом неверен и во
многом" (Мф. 25, 21). Первые послевоенные
насельники Троице-Сергиевой лавры чуть ли не
наполовину были вчерашними фронтовиками. С
честью прошедшие Великую Отечественную Войну, и
отнюдь не искавшие в стенах монастыря убежища от
возмездия за дезертирство... Всем известный
старец о. Кирилл (Павлов). Великий подвижник о.
Тихон (Агриков). Воевавший во Вторую мировую
войну Паисий Святогорец. На них, и на всех наших
многочисленных батюшек-воинов фильм этот
бросает неприятную, мутную тень. Совершенно
справедливо пишет в своей статье об
"Острове" о. Владимир Седов — скорее
преданный "отцом Анатолием" Тихон стал бы
старцем, а не эта показанная в фильме "тварь
дрожащая". Может, я не прав, ну тогда приведите
другие примеры, хоть один! Расскажите о ком-либо,
хоть отдаленно напоминающего "отца
Анатолия".



На одном моменте хотелось бы
остановиться подробнее. Несть числа примерам,
когда святости, и необыкновенных даров
чудотворения сподоблялись от Господа искренне
раскаявшиеся разбойники, преступники, еретики,
иноверцы... Нет ни капли сомнения — Богу все
возможно. Но не припомню ни одного случая, чтобы
явная Благодать Божия почивала на человеке
мятущемся, не прощеным еще ни Богом, ни людьми.
"Стяжи Дух мирен, и тысячи вокруг тебя
спасутся" — сказал батюшка Серафим. "Нет
мира в душе" — говорит "старец" Анатолий,
однако люди вокруг него спасаются. 20 лет каялась
в пустыне преп. Мария Египетская. Но, заметьте, не
принимала паломников, не исцеляла никого, не
задавала никому вопросы: "За что Каин убил
Авеля?".



На многие подобные неувязки
у авторов фильма ответ простой — "но это ведь
притча..." А по мне, так обыкновенное вранье.
Сухоруков в интервью рассказывал, как вся
съемочная группа "уламывала" Мамонова,
который, вероятно, чувствовал это вранье и не
хотел его играть. Уломали...



Есть еще один неприятный
момент, связанный с этим фильмом. У любого
православного, слова "остров" и
"старец" несомненно должны вызвать
совершенно конкретную ассоциацию — о. Николай
Гурьянов. Вот с кого надо было бы "ваять"
героя фильма. Но, как говорится, "и близко не
лежало", конечно же. Мамонову в лучшем случае
удалось бы сыграть какого-нибудь болящего,
страждущего получить молитвенного
заступничества Батюшки, но никак не самого
старца. Получилось странно. Есть у нас
прекрасные, дивные подвижники Божии,
подвизавшиеся в прошедшем веке — преп. Серафим
Вырицкий, блаж. Матрона Московская, иеросхим.
Сампсон (Сиверс), преп. Алексей Мечев, схииг.
Савва, преп. Лаврентий Черниновский, блаж.
Любушка. Почему бы их не взять за образец? Но куда
там, это, видимо, слишком духовно было бы. Нам
старец нужен посовременнее, покруче. Но "не
обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?" (1
Кор.) Вот мы и выбираем, перед кем нам быть
безумными — перед Богом, или перед мiром.



Очень непонятные моменты
фильма — ракурсы съемок богослужения в храме.
Камера как бы стоит на месте Царских врат или
амвона. Чьими глазами нам предлагают взглянуть
на службу? Также — все сцены молений
"старца". Крупным планом, глаза в глаза, на
нас смотрит Мамонов. Но, православный человек
обычно молится перед иконой. Зачем зрителя
помещают вместо иконы?



Одна из темных сторон фильма
— взаимоотношения "старца" с Церковью, с
Евхаристией, с Таинствами. Мы видим "о.
Анатолия" со своим иудиным грехом один на один.
Специально подальше уплывает он в пустынное
место, чтобы на живописном мху возлежать в
покаянной молитве. Остается только догадываться,
исповедал ли он кому этот грех, знал ли об этом о.
наместник, было ли какое-либо духовное
окормление у "старца"? Мы видим лишь
демонстративное поворачивание в сторону на
богослужении. Видим его в стороне от всех, со
своей собственной молитвой... Эта
"антисоборность" получила свое
закономерное завершении в финале фильма. Не знаю,
какой православный христианин, будь он трижды
прозорлив и чудотворен, откажется на смертном
одре от соборования, исповеди, причастия,
отходной, в конце концов. "Притча" об этом
скромно умалчивает, и мы можем лишь гадать,
преставился ли "старец" по-христиански, или
умер без покаяния. Мы лишь видим, как
"старец", закладываясь в гроб-ящик, усиленно
прогоняет от себя иеромонаха, который мог бы
напутствовать "о. Анатолия" в жизнь вечную.
Благодать старца не может действовать автономно
от благодати Церкви. Внешне старец может
отделиться — уйти в затвор, в пустыньку. Но
незримо он неотделим и от своего монастыря, и от
Церкви. В фильме этой связи не видно.



Не слишком обрадовали меня и
два других героя — о. Иов и о. наместник. Герой
Дюжева просто смешон. Все-таки так плотно играть
в сериалах — это даром не проходит... Роль
написано совершенно недостоверно. То, что в
реальной жизни старцам завидуют — да, это общее
место. Но такой топорно слепленный
"детсадовский ябеда" — это просто смешно и
мелко. Наместник — о. Филарет — тоже не является
характерным персонажем. Я таких никогда не
встречал. Ну, одного настоятеля видел похожего, —
своей безтолковостью, мягкотелостью и
безхарактерностью. Да и того вскоре под запрет
отправили... Наместник и настоятель — должности в
большой степени административно-хозяйственные.
Это — начальник, управленец, психолог, он же и
хозяин, отец. Вместо этого мы видим какого-то
слабохарактерного, романтического недотепу. Не
понял я также живописной сцены "несения
креста" о. Иовом. Выглядит очень пафосно, и,
естественно, у православного ассоциации
однознчые — Via Dolorosa. Но к чему здесь это,
непонятно.



Когда в советские времена я
попадал на территорию действующего храма или
монастыря, я всегда поражался разительному
контрасту неухоженной "советской
действительности" и благолепию, царящему на
церковной территории. Монастырь "Острова"
оставляет в этом смысле тягостное впечатление.
Шаткие, черные, прогнившие мостки, слепленная из
кривых бревен звонница, живо напоминающая издали
сторожевую вышку концлагеря,
кочегарка-душегубка, достойная фильма ужасов.
Церковь и келья наместника благообразны, но
показываются в фильме пару раз, в основном в
кадре видна разруха и неустроенность. Любой
самый неопытный паломник, хотя бы раз посетивший
монастырь, заметит, как разнятся его впечатления
и псевдожизнь киношного монастыря. Лица монахов,
послушников, просто и смиренно исполняющих свое
послушание — искренне радостны. Дух любви и
благодать Божия почивают на этих намоленных
частях нашего православного материка,
называемого Русью.



Короче говоря, много в сей
"притче" неувязочек. Их количество грозит
превращением этой "притчи" в "анекдот".
И, в отличие от авторов фильма и восторженных
ценителей "Острова", я не думаю, что этому
произведению суждена долгая жизнь. Показ фильма
имел вид продуманной и хорошо спланированной
акции, преследующей определенные цели. Какие?
Точно сказать не берусь. Многие, многие
"клюнули" на "островную" наживку. Много
есть восторженных отзывов. Кто-то уже призывает в
семинариях вводить уроки "острововедения".
Но вот какие настроения были при обсуждении
фильма на одном совершенно светском
интернет-форуме:



- «Фильм "Остров" —
это не призыв идти в церковь. Создатели картины
наоборот иронизируют над церковью…



- Верим в Мамонова, не верим в
Лунгина...



- Фильм хороший — про то, что
вера (не обязательно православная) — вещь
необходимая и способная творить чудеса…



- Фильм лжёт, если возить
хоть 200 лет тупую тачку с углем и им же питаться,
прощения не получишь. Нет его, прощения. Прощение
надо было идти на фронт завоёвывать…



- Неплохое кино, но на его
рекламу потратили в пять раз больше денег, чем на
сам фильм…
»



Ну, а с моей точки зрения —
получилась нелепица, кое-как выползшая за счет
интересной актерской игры Мамонова, и конечно,
шикарных видов северной природы. Попытка
живописать "русского старца Анатолия" явно
не удалась. Хотя, может, в этом и есть разгадка
этой "притчи"? Может, зря я выискиваю разные
нелепицы и несуразицы? Может, просто под видом
православного старца нам пытались рассказать о
старце какой-то другой религии? Но это уже другая
тема, другой разговор...


журнал Первый и Последний.

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители