Авторизация
 

кредитная пирамида

пирамидаВесь прошлый год говорили о кризисе невозвратов: мол, если объем кредитных задолженностей превысит уровень 12-13% от общего объема выданных населению кредитов, разразится банковский кризис. Как в Южной Корее, напоминала пресса с подачи аналитиков и знатоков финансового рынка.


Сумма невозвратов все выше и выше. Однако российские банки до сих пор не банкротятся, бодро рапортуют об открытии очередных офисов и появлении новых кредитных предложений. Агрессивное «продвижение на рынок» ни один из них не сворачивает.


Что происходит? По мнению оптимистов - впечатляющий прорыв русских финансов. По мнению скептиков, в стране строится очередная пирамида, на этот раз - кредитная. Только, в отличие от опыта минувшего десятилетия, ее создатели не отдельно взятый под стражу МММ, а практически все лидеры розничного банкинга страны.


Повторяется американская финансовая пирамида 1980-х: подобная схема в США уже реализовывалась. Однако по русской традиции все может зайти дальше.



Пирог с горчинкой


12 февраля Центробанк обнародовал итоги работы 30 крупнейших банков страны за прошлый год. Фактически это иллюстрация ко всему отечественному банкингу: в первой "тридцатке" - почти 70% банковских активов. Год стал рекордным по прибыли: банкиры "тридцатки" заработали 252,5 млрд. рублей.


В России доходы банков растут в среднем на 40% в год - в 6-8 раз выше, чем в Европе и США. Известное агентство McKinsey прогнозирует, что в ближайшие десять лет прибыльность российского банкинга будет хоть и не столь ошеломляющей, но по-прежнему одной из высочайших в мире – 10-15% в год. Три четверти этих доходов, по мнению McKinsey, обеспечил кредитный бум.


Но вкусный кредитный пирог - с горчинкой. Эта горчинка стала притчей во языцех и хитом банковского сектора минувшего года. Речь идет о невозвратах.


Бить тревогу по поводу возможного кризиса невозвратов деловая пресса и ряд аналитиков начали давно. С весны 2006 года наблюдатели констатируют, что качество кредитных портфелей российских банков постоянно ухудшается. Появилась информация, что Центробанк даже составил список из 40 банков с высокими рисками невозврата выданных кредитов. Заговорили о критичной планке. Сначала - на уровне 5% невозвратов в общем объеме выданных кредитов (например, так считал убитый осенью первый зампред ЦБ РФ Андрей Козлов). Потом стали говорить о 8-9%. Наконец, констатировали, что ежели объем невозвратов достигнет 12-13%, то все - банковскому рынку кирдык. Как в Корее, где личный дефолт 13% заемщиков привел к финансовому коллапсу.


Страшно? Кому как; в России, сколь бы ни твердили про какой-либо кирдык - Васька слушает да ест. Минувшей осенью портал Pro-Credit.ru провел опрос банкиров. 15% из них согласились с мнением, что рост невозвратов ведет к кризису. Остальные - пожали плечами. Причем больше половины из тех финансистов, что отрицают вероятность коллапса, вообще заявили, что возможный "кризис невозвратов" - миф, раздутый прессой.


Но вот последние "сводки с фронтов". Объем невозвратов в последний год рос в два раза быстрее, чем объем выдачи кредитов. В той же «большой тридцатке» банков в начале прошлого года просроченные долги физлиц составляли чуть более 10 млрд. рублей, к началу нынешнего - уже свыше 32 млрд.


Это - официальная статистика, то есть верхушка айсберга. Поскольку долги - как проститутки - в нашей стыдливой стране точному учету не поддаются. По словам Рустама Баташева, аналитика компании "Атон-Брокер", "данные ЦБ основываются на информации банков, которые приукрашивают действительность, реальная же картина по долгам намного хуже". А возможностей приукрашивания действительности - море.


Банкиры этого не отрицают. В декабре зампредправления Альфа-банка Сергей Бакумов откровенно заявил журналистам, что истинный объем проблемной задолженности в любом банке – "тайна за семью печатями", кредитные организации "сознательно занижают эти данные".


Большинство банков стараются выглядеть "прилично", указывая в отчетах от 2% до 6% невозвратов, лишь Home Сredit & Finanсe Bank официально "признался" в 22% проблемных долгов. Между тем аналитики оценивают ситуацию иначе. Например, в агентстве "Рус-Рейтинг" считают, что реальный объем невозвратов в том же "Хоуме" составляет 30% от общего объема выданных кредитов, а в "Русском стандарте" - 10% (сам банк назвал цифру в 8,2%). "Рус-Рейтинг", кстати, в минувшем году понизил рейтинг "Русского стандарта" именно из-за объемов просрочки. Невозвраты в "Ренессанс Капитале" директор "Интерфакс-ЦЭА" Михаил Матовников оценил в 10,3% от размера портфеля.


От резких оценок банкиры энергично отбивались. Весь прошлый год Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков, исполнял на "бис" коронный номер: мол, в число просроченных долгов попадают платежи, задержанные даже на один день, и потому незачем делать из мухи слона. Однако реальные цифры опровергают это. Так, недавно президент Национального бюро кредитных историй Александр Клычков сообщил, что по 12% из зафиксированных в его бюро кредитов просрочка превысила более месяца, еще по 9% - превысила три месяца (при таком сроке долг считается уже безнадежным), а по каждому сотому кредиту заемщики вообще не внесли ни одного платежа.


Наблюдатели полагают, что реальный объем просрочки по беззалоговым видам кредитов (ссуды с залогом население гасит более исправно) составляет 20-30%. Если учесть, что банки уже одолжили населению около 2 трлн. рублей, четверть которых ничем не обеспечены, то получается, что россияне задолжали банкирам примерно 100-150 млрд. рублей.


Не имей сто рублей


Объективные причины долгов понятны. Во-первых, россияне морально не готовы к идеологии "жизни в кредит", а так как потребительский бум у нас генетически, скорее, похож на урчание в пустом животе, то сия идея вылилась в простую формулу: бери всего и поболе, берешь сейчас, расплачиваться - завтра. В стране, где десять лет назад даже чайник Tefal вызывал восторженное состояние, народ в охотку берет в кредит ноутбуки, домашние кинотеатры и даже дорогие мобильные телефоны.


"Люди, воспитанные в системе сдерживания своих потребительских вожделений, стремятся сейчас больше получить, нежели думать о будущем", - говорит Евгений Дроздов, шеф кредитной службы Нацбизнесбанка. Кредитомания стала столь популярной болезнью, что практикующие психоаналитики взялись за учебники по экономике: на приеме у них все чаще появляются люди с возгласом: "Доктор, у меня долг!" Многие набрали по 10-12 кредитов и теперь судорожно соображают, как их гасить. По словам психолога Владимира Менделевича, россияне психологически не готовы к финансовому планированию и подсознательно воспринимают кредиты как традиционную русскую халяву.


Банки тоже оказались не готовы к массовому появлению неплательщиков, а из технологий работы с долгами до недавнего времени в стране была освоена одна - дубиной по голове (вариант - утюг на живот). Создаваемые вдогонку кредитному буму коллекторские агентства и бюро кредитных историй, конечно, свою роль "чистильщиков" рынка выполнят, но, как замечают специалисты, реально лет эдак через 5-7, не ранее.

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители