Авторизация
 

Экономика Царской России







 Русскому правительству не просто дались навыки управления экономикой страны. Стратегия управления окончательно определилась лишь в 80 гг. 19 века при министре финансов Вышнеградском. Именно на это министерство и на Центральный Банк России ложилась основная нагрузка по управлению экономикой России. Имелся кроме того и ещё один важнейший орган по управлению экономикой – Государственный Таможенный комитет, сыгравший благодаря его руководителю Дмитрию Ивановичу Менделееву выдающуюся роль. Сюда по предложению русского правительства великий русский химик, создатель Периодической таблицы химических элементов, был приглашён на работу после изгона его из Российской Академии Наук за «реакционные воззрения» и «антисемитизм». Интеллигенция, исключив из своих либеральных рядов Д. И. Менделеева, оказала тем самым значительную помощь для развития отечественной экономики.








    Стратегию эту можно назвать стратегией «гибкого протекционизма». Саму эту идею русские заимствовали из Германии, где её теоретически обосновал немецкий экономист Фридрих Лист. Фридрих Лист выступил в сер. 19 века против господствовавшего в сознании европейцев принципа полной свободы международной торговли к обоюдной выгоде торгующих сторон (считалось, что этот принцип имеет теоретическое обоснование в учении Адама Смита). Лист же доказывал дело таким образом, что принцип «свободы международной торговли» служит лишь интересам стран, прежде прочих развивших свой промышленный потенциал, в первую очередь, Англии. Страны же, отставшие с развитием собственного промышленного потенциала, обречены при господстве полной свободы международной торговли на вековечную роль «сырьевых придатков» промышленно развитых стран.









    Принципу «свободной международной торговли» странам, почему бы то ни было отставшим в своём промышленном развитии, следовало, по учению Листа, противопоставить принцип «разумного таможенного протекционизма» для развития собственной национальной обрабатывающей и товаропроизводящей промышленности. На первом этапе действия этой модели, названной в России «национальной экономикой», требовалось стеснить таможенным налогом или сбором все поступающие на внутренний рынок заграничные товары, представляющие собой продукты первичной обработки тех видов сырья и природных ископаемых, которые имеются в стране. Таким образом дать «рынку» интерес в создании предприятий для обработки национального сырья и ископаемых. На втором этапе обложению повышенным таможенным налогом подлежат уже товары, представляющие собой продукты более сложной обработки национального сырья нежели первичная, говоря современным языком – товары широкого народного потребления. И одновременно включается уже и третий этап – всемерное покровительство вывозу «национальных товаров» на международные рынки сбыта для быстрой реализации по возможно более низким ценам. 














    Такова вкратце стратегия «национальной экономики» исходя из учения Фридриха Листа. В 19 веке модель эта была с успехом опробована в Германии и отсюда позаимствована русскими.









    Итак, целью экономической стратегии русского правительства, начиная с 80 гг. было создание условий для развития отечественной промышленности, исходя из полной обеспеченности России всеми видами природных ископаемых и видов сырья, создание в России «самодовлеющего и самодостаточного рынка», мало подверженного капризам мировой экономической конъюнктуры. Перед первой мировой войною стратегия эта принесла ожидаемые результаты и даже сверх того. В правление Св.Царя-мученика Николая Александровича к 1914 году Россия имела свыше двадцати лет непрерывной «повышенной конъюнктуры» если взять развитие российского рынка в целом. По расчёту выдающегося русского химика, экономиста, пламенного патриота России Д. И. Менделеева Россия должна была к концу 20 века стать самой могущественной в экономическом отношении державой мира с населением ок. 600 млн. человек (Прим. Интересно, что русские экономисты довольно точно рассчитали прирост населения в Китае и в Индии. Так по расчётам русских в Китае должно было жить к концу 20 века немногим более 900 млн. человек, в Индии свыше 500 млн.. По численности населения Россия должна была выйти на второе место в мире, по состоянию экономики на первое).









    Для определения характера первоочередных задач стоящих перед русским правительством в 80-90 гг. 19 века необходимо будет представить состояние России перед началом реформ в области управления экономкой начатых в правление Гос.-имп. Александра Третьего.









    Около 90 % из 110 миллионов человек населения страны, на момент начала реформ, связано, в первую очередь, с сельским хозяйством. Городского населения мало, транспортная инфраструктура малоразвита. Сбережений у населения крайне мало, а отсюда и низкая покупательная способность и крайне медленный оборот торгового капитала. Всего лишь несколько промышленных районов, из которых самый крупный, Московский, сильно зависел от привозного хлопка и американского керосина.









    Национальная валюта – рубль, не обеспечена золотым содержанием, как обеспечены им были в то время валюты крупнейших европейских государств Англии, Германии и Франции. Но поскольку эти государства являлись основными покупателями главного продукта российского экспорта – пшеницы (в нач. 80 гг. около 85 % экспорта), можно только представить себе все неприятности такого необеспеченного золотом положения рубля, который часто становился предметом «биржевой игры » на денежных биржах вышеназванных государств. Государственный бюджет был отягощён огромным внутренним и внешним государственным долгом, образовавшимся в первую очередь в следствии трёх тёжёлых войн, которые Россия вела в 19 веке – 1812-13 гг., 1854 г.,1877-1878 гг..









    Задачи правительства при создавшихся условиях были следующие:









    Министерство финансов: добиться сбалансированного бюджета, т.е. государственные расходы не в коем случае не должны были превышать государственные доходы, верно определить величину и характер налогов, таким образом, чтобы чрезмерным обложением не воспрепятствовать накоплению народных сбережений и основанной на их «аккумуляции» деятельности рынка, верно и с наиболее разумной пользой определить пути направления государственного кредита, т.е. те области, которые финансирует само государство.









    Центральный Государственный Банк (на его балансе числились и золотые ресурсы Государственного Казначейства, необходимые для поддержки «золотого обращения») должен был решить следующие задачи: создать условия для введения в России «золотого обращения» и, наконец, с момента введения «золотого обращения», способствовать его нормальному поддержанию. О том, что такое «золотое обращение» расскажем подробнее ниже, когда вновь вернёмся к деятельности Центрального Банка в более детальном рассмотрении.









    Государственный Таможенный комитет должен был определять такие «области рынка», которые нуждались в соответствующей таможенной защите для их скорейшего развития согласно концепции «национальной экономики», принятой русским правительством.









    Наконец, в совместном ведении Министерства финансов и Центрального Банка стояла задача попечения о внешнем государственном долге России. Задача эта сводилась к конверсии (уменьшению процентов по выкупам) и выкупу старых госзаймов, размещению новых государственных займов по возможно более выгодным условиям (имеется ввиду – процент, срок, страна размещения, характер держателей долговых обязательств).









    Рассмотрим теперь как преуспели вышепоименованные ведомства в решении стоящих перед ними задач, потом проанализируем по мере наших сил возможные предпосылки и причины того, отчего задачи развития «национальной экономики» были решены столь успешно в правление незабвенных всем русским людям Государей Александра Третьего и Муч. Николая Второго.









    Скажем несколько обобщающих мыслей по поводу общего характера задач, поставленных перед хозяйственными ведомствами России.









    Все они сводятся к пониманию правильной роли государства в условиях рыночного хозяйства. Налаживание устойчивого денежного обращения –задача государства с древнейших времён. Успешное решение её в современное нам время сводится прежде всего к тому, чтобы удержать государственную власть от выпуска не обеспеченных долговыми обязательствами или «избыточных», как их называли в 19 веке, денег, влекущих за собой, месяца через три после такого выпуска, повсеместный рост цен или, говоря по другому, процесс инфляции – падения ценности денег.









    Обычная причина, приводящая к такому выпуску «избыточных» денег, – перерасход расходной части бюджета. У государственной власти велик соблазн покрыть недостающий «дефицит» за счёт выпуска дополнительного количества денежных знаков. Надеются в таком случае на авось, пока рынок почувствует этот денежный выброс пройдёт какое-то количество времени. Потом рынок как-нибудь приспособится к новому уже количеству ничем не обеспеченных денежных знаков. Но для рынка, который живёт в условиях постоянного кредита, такая «ползучая гидра» денежного выброса, влияющая, притом крайне неравномерно, на общий рост цен, сущая беда, приводящая к неожиданному разорению одних и спекулятивному обогащению других, к застою в торговле и свёртыванию производства. 









    Кроме того, принимая во внимание связь внутреннего рынка страны с международным товарообменом, легко представить и последствия выпуска правительством необеспеченных или «избыточных» денег. Цена национальной валюты на международных биржах начинает падать даже быстрее падения её курса внутри страны, т. к. исчезает доверие у иностранных держателей «долговых обязательств» страны допустившей у себя подобного рода инфляцию, цена отечественной волюты на международных денежных биржах резко падает, цена государственных ценных бумаг или долгосрочных облигаций падает тоже, проценты же выплат по ним в иностранной валюте резко возрастают. Для подобного рода страны уже трудно вновь обратиться за кредитом к международному денежному рынку, ибо кредит будет предложен уже на весьма невыгодных условиях.









    Сказанного достаточно, чтобы понять, как велика необходимость сбалансированного государственного бюджета, такого, в котором часть расходная не превышает часть доходную.









    Другим важнейшим условием, способствующим нормальной работе рынка, является верное определение характера и величины налога. С одной стороны, налог обеспечивает поступления в доходную часть бюджета, с другой, величина его должна быть такой, которая бы не подрывала у населения стимул к хорошим заработкам, способствующим приросту общенародных сбережений, которые впоследствии рынок впитывает в себя, «аккумулируя» их через банки и биржи уже в виде крупных производственно-торговых капиталов. Таким образом, «сбережения», становясь производственно-торговым капиталом, способствуют росту экономики в целом. 









    Итак, мы остановились на проблемах сбалансированного бюджета и правильного налогообложения для стабилизации денежного рынка, но существует и ещё одна задача, и в условиях бедности тогдашней России производственными капиталами, чрезвычайно важная – как приспособить хозяйство страны к потребностям товарообмена с мировым рынком, как привлечь иностранные капиталы для развития отечественного производства?









    Решению этой задачи призвано было способствовать введение в России «золотого обращения» или свободной циркуляции золотой монеты наравне с кредитными бумажными денежными билетами, свободная обмениваемость государственных кредитных билетов на золотые монеты в конторах государственного банка. Рассмотрим вкратце историю введения в сильнейших мировых государствах «золотого обращения» в 19 веке.









    К середине 19 века в большинстве европейских государств имелась в обращении серебряная монета (серебро и золото издревле входу, как подходящий материал для денег, потому что имеют цену ещё и сами по себе, как редкие драгоценные металлы) и также обращались долговые обязательства Центральных банков, т. н. кредитные билеты, которые Центральные Банки обязывались менять на серебро. В каждой стране существовали свои правила покрытия кредитных билетов металлическим обеспечением. У нас в России серебряное обращение держалось четверть века перед Крымской войной и было же этой войною подорвано. Обращение после этой войны было лишь формально серебряным, без свободной обмениваемости «кредиток» на серебро и с постоянной девальвацией кредитных билетов.









    Хотя в разных странах Европы делались неоднократные попытки отказаться от покрытия бумажных денег содержанием драгоценного металла на протяжении 18 в., пер. половины 19 веков – все они оказались обречёнными на неудачу. С одной стороны, государственная власть не могла отказаться от соблазна «наштамповать» какое-то количество непокрытых никакими обязательствами денег для покрытия каких-нибудь чрезвычайных расходов, с другой стороны, сказывались и невыгодные для страны с бумажным обращением условия международной торговли со странами, имевшими покрытие своих бумажных денег металлическим содержанием.









    В пер. половине 19 века англичане первыми обзавелись золотом, в качестве единственного средства покрытия своих государственных кредитных обязательств, т. е. бумажных денег. Постепенно резкое увеличение добычи серебра в мире по отношению к количеству добываемого в мире золота привело к явной девальвации национальных валют тех стран, которые держались серебряного обеспечения по отношению валют тех стран, в первую очередь Англии (с колониями и доминионами включая Канаду и Австралию), которые придерживались золотого обеспечения. Возникла самая трепещущая для рынка проблема – проблема равновесия международной торговли.









    Наконец, собравшаяся в Париже в 1867 году Международная конференция рекомендовала всем крупнейшим странам участником международной торговли перейти в обозримом будущем на обеспечение своих национальных денежных единиц золотом.









    В 70-80-90 гг. 19 века Франция, Германия, Америка, Россия, большинство других европейских государств, Япония, Канада, Аргентина перешли к золотому обращению. Тяжких трудов потребовал от России этот переход к «золотой валюте», но и несомненен выигрыш для всего народного хозяйства России в целом, что и выразилось в доселе небывалых темпах и цифрах роста.









    Но для обеспечения притока в страну иностранных капиталов не достаточно только перейти к свободной обмениваемости своих национальных денег на международно признанный денежный эквивалент, которым тогда являлось золото. Необходимо ещё и добиться такого состояния внешнеторгового обмена, чтобы в результате всех экспортно-импортных сделок в стране бы оставалось золота больше или, по крайней мере, столько же, сколько его бы уходило за границу. По сути своей это означает то, что «прилив золота», т. е. международно признанного капитала, страна сможет получить лишь в том случае, если будет вывозить товаров на большую сумму, чем ввозить. (т.е. иметь положительное состояние внешнего торгово-платёжного баланса).









    Что и было осуществлено на практике в правление Гос. Имп. Александра Третьего. Перед введением «золотого обращения» Высочайшим Указом от 3 января 1897 года Россия имела в течении почти двадцати лет положительное состояние внешне-торгового баланса, т. е. русского хлеба за границу вывезено было на общую сумму золота значительно больше, чем ввезено в Россию товаров за этот же период времени. Эта и была та значительная жертва, которую Россия принесла для введения «золотого обращения», для будущего промышленного развития страны.









    Правительство вынуждено было форсировать вывоз хлеба за границу, создавая условия при которых хлеб было чрезвычайно выгодно вывозить, из них самое существенное – очень низкий ж.д. тариф на вывоз хлеба за границу.









    Двадцать лет постоянного притока заграничного золота сделали Россию очень богатой на золото страной, но и впоследствии приток золота продолжался. Мы располагаем цифрами за 1904 год, в России имелось тогда золота на общую сумму 1890 млн. золотых рублей, по количеству золота Россия делила 3-4 место в мире вместе со страной давнего уже развития промышленного капитализма Францией, перешедшей к золотому обращению на четверть века раньше России.









    Рассмотрим теперь работу основных хозяйственных ведомств и начнём с Государственного таможенно-тарифного комитета, который возглавлять призван был Д. И. Менделеев. Взгляды Менделеева на хозяйственное будущее страны определялись двумя основными положениями:









    Россия должна неизбежно сменить аграрный характер своей экономики на промышленный или вернее на промышленно-аграрный,









    России должна в будущем полностью запретить вывоз необработанного сырья и энергоресурсов со своей территории.









    Первое положение Менделеев обосновывал тем, что при росте производительности труда в сельском хозяйстве (появление машин и новых технологий) должен сказаться сильный переизбыток в ближайшем уже будущем рабочих рук в деревне. Людей занять можно будет только в случае усиленного развития промышленности. Кроме того с развитием промышленного потенциала связана в современном мире и политическая роль государства.









    Второе положение Менделеев связывал с развитием общей культуры страны, ибо, по его словам «вывозить сырьё из своей страны могут и дикари». Принимая во внимание почти полную обеспеченность России всяким необходимым сырьём и видами природных ископаемых, Менделеев считал, что в ближайшем будущем Россия сама сможет развить «всякие виды переделывающей промышленности» и наладить дешёвый экспорт на мировые рынки товаров, изготовленных из своего собственного сырья.









    Практической задачей Менделеева было определение перспективных для развития областей внутреннего рынка и создание условий (через таможенный налог) для их скорейшего развития. Примером эффективной деятельности Менделеева может служить развитие в России производства керосина и создание в Средней Азии собственной базы по производству хлопка.









    Интересны взгляды Менделеева на развитие нефтяной промышленности. Менделеев считал, что Россия должна держать самые низкие цены в мире на своем внутреннем рынке на нефтепродукты и совсем запретить вывоз сырой нефти на мировые рынки. В то же время считал необходимым развитие в приморских городах сети предприятий по обработки сырой нефти для дальнейшего вывоза на европейские рынки нефтепродуктов, с целью полного вытеснения с европейского рынка «североамериканских конкурентов».









    Менделееву приходилось лично вникать во все хозяйственные дела и взаимодействовать со всеми видными чиновниками из министерства финансов и госбанка. Не все идеи ему удавалось провести в жизнь, несмотря на его усилия. 









    Так в истории с керосином, когда, благодаря требованию Менделеева, стали покровительствовать его внутреннему производству через таможенный налог (до этого Россия ввозила чрезвычайно дорогой американский керосин, стоивший около 3 тогдашних рублей за пуд в 50-60 гг. 19 века) цена на керосин упала почти вдвое на внутреннем рынке, через короткое уже время, из-за полученного стимула к расширению собственного производства керосина. Потом, из-за появившейся конкуренции отечественных производителей цены упали во много раз и керосин в 90 г. прошлого века вошёл в Росси в повсеместное употребление. Чиновники министерства финансов тут же обложили керосин акцизом или налогом с оборота. Менделеев протестовал. Чиновники же заявляли, что несколько копеек налогу с пуда почти нечувствительно для народа, но дают десятки миллионов налогового сбора из-за чрезвычайной распространённости и дешевизны керосина (13 копеек за пуд в 1909 г).









    Важнейшей чертой покровительственного таможенного обложения является его влияние на развитие промышленных районов или районов с особенной концентрацией промышленно-товарного производства. При введении покровительственных таможенных пошлин создались выгоды для развития таких районов внутри России, а также на восточных окраинах государства, в старое же время, когда таможенное обложение практически отсутствовало, развивались, в первую очередь, промышленные зоны, расположенные вблизи от западной границы государства.









    Перейдём к деятельности министерства финансов.









    В ведении министерства финансов, как мы уже говорили, находился государственный бюджет, налоговый сбор и государственный кредит.









    Напомним о трёх основных возможных положениях в бюджете: равновесие, избытки и дефицит. Идеальным положением, конечно, считается равновесие, но для государства ещё более идеальным является такое положение, когда в результате календарного года выяснятся избытки по бюджету, т. е. средства сверхплановые в руках государственного распорядителя.









    Хотя сметные правила составления государственного бюджета были утверждены в России Высочайшим постановлением ещё в 1862 году, на практике они стали выполняться лишь во время правления Гос. Императора Александра Третьего, который умел «жёсткою рукою обуздать запросы ведомств». Подобная же линия безукоризненно проводилась в правление Св. Царя Мч. Николая Второго. Порядок составления смет в России был основан на принципе «преуменьшенного исчисления доходов», таким образом, что всегда по итогам бюджетного года Россия имела превышение доходов над расходам и это на протяжении свыше тридцати лет до 1913 года (!) (Исключением был 1905 год). Кажется случай вообще беспрецедентный в современной истории Европейских континентальных стран. И об этом с восторгом писали все иностранные знатоки российской экономики, от французских банкиров до известного немецкого исследователя экономики Витчевского. 









    Скажем несколько слов и о налогах, находившихся в ведении министерства финансов. Основным видом налога, обеспечившим переход Росси к быстрому развитию товарно-промышленного хозяйства явился так называемый «косвенный налог» (налог с продажи или производства). Надо сказать, что Россия не являлась исключением из числа других европейских стран, и там тоже господствовал тот же косвенный налог в виде «акциза» или приплаты потребителем на ряд особо распространённых товаров. В России потребитель приплачивал «пару копеек», выражаясь на чиновничьем языке, и тем самым «вносил в казну громадные суммы» за следующие виды товаров: табак, спички, сахар, керосин и т.д. (в России всегда принято было упоминать об отмене в 1881 году налога на соль, всё ещё сохранявшегося и в Германии, и во Франции). Особого внимания заслуживает налог на «производство спиртных напитков», дававший огромную подпитку доходной части бюджета и являвшийся традиционной областью казённой эксплуатации для России 19 века. Надо сказать, что Русское государство пыталось всё же соблюсти своё лицо в этой «бюджетной наживе» на нашем пагубном народном пристрастии. Так с 80 гг. 19 века, в России была отменена система «откупов» (когда право на торговлю, как бы продавалось частным лицам), сильно подрывавшая доверие к качеству спиртных напитков. И государство принялось само контролировать производство, продажу и качество спиртных напитков. Доля дохода от казённой продажи питей была высока ещё в 1899 году: тогда собрано было 121,3 млн. руб. прямых налогов (т.е. налогов на доходы и имущества), 669,0 млн. налогов косвенных, 110,5 млн. налогов от казённой продажи питей, 219,3 млн. налогов таможенных. Лишь в 1913 году Высочайшим указом от «питейного налога» отказались и бюджет почти не пострадал (!) (ибо возросли поступления по остальным доходным статьям) и это великая нравственная победа Царя-Муч. Николая, стоившая ему многих упрёков со стороны виднейших чиновников и отставки тогдашнего премьер-министра гр. Коковцева.









    О необременительности налоговой системы свидетельствует постоянный рост народных сбережений в банках и сберкассах. Приведем имеющиеся в нашем распоряжении цифры по времени правления Гос.-имп. Муч. Николая Второго: вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трёхсот миллионов в 1894 году, до двух миллиардов рублей в 1913 г.. 









    Чрезвычайно важная сфера деятельности министерства финансов – область государственного кредита. Эта область включала в себя три важнейших направления государственного финансирования: расходы на оборону страны (содержание армии, обновление военного потенциала, расходы на ведение войн), расходы на коренное улучшение экономического благосостояния страны (выкупные операции в связи с крестьянской реформой 1861 года, восстановление металлического обращения, постройка железных дорог и т.д.), «насаждение духовно-культурных благ для целого ряда поколений» (устройство университетов, библиотек, музеев и т.д.).









    Область государственного кредитования представляет из себя значительную сложность для государственного управителя от того, что затраты на финансирование крупных проектов столь велики, что приходится делать «рассрочку крупных расходов непосильных для одного бюджетного периода на несколько (десятков) сметных лет». Государство прибегает к долгосрочным внутренним и внешним займам, при этом надо принять во внимание состояние внутреннего денежного рынка (какую часть кредита можно разместить здесь), выбрать страну с низким ссудным процентом для размещения той части долгосрочного государственного кредита, которая предназначена для зарубежных денежных рынков и т.д. Технической частью операции по изучению денежных рынков, размещению займов, поиску держателей государственных долговых обязательств, идеологической подготовки потенциальных держателей, с целью вызвать их энтузиазм и доверие, занимался Центральный Банк, к которому и обращался министр финансов с тем или иным проектом (например, постройка нового участка железной дороги).









    Поскольку тяжесть погашения государственных кредитов и выплат процентов по ним ложиться равномерно на несколько поколений, необходимо, чтобы проекты, выбранные для государственного кредитования имели бы действительно важное значение для экономики в целом. Таким проектом являлась в России постройка сети государственных железных дорог.









    Железные дороги, важнейшая часть транспортной инфраструктуры России, оказались той отраслью рынка, в которой опытным путём выяснилась эффективность государственного управления. Для рынка наиболее выгодным представлялась единая тарифная система перевозки, для военных нужд государства – возможность всегда располагать железнодорожной сетью и её подвижным составом. С 90 гг. 19 века российское государство, помимо продолжения строительства железных дорог за счёт собственного финансирования, приступило к выкупу железнодорожных сетей у частных акционерных обществ. Мы располагаем цифрами за 1899 год: в России без Финляндии находилось 30 343 ж.д. в руках «казённой эксплуатации» (из них 14 627 вёрст построены казной хозяйственным способом, остальные же выкуплены у акционерных обществ), 16 599 вёрст в руках акционерных обществ. Выкуп и постройка новых железных дорог продолжалась казною вплоть до революционных потрясений. 









    Одним из самых замечательных по своей компетентности учреждений царского времени являлся Центральный государственный Банк, о задаче его, связанной с поддержанием золотого обращения, мы уже упоминали. Для решения этой зада
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители