Авторизация
 

ИНОСТРАНЦЫ О РОССИИ. АЛЕКСАНДР II, АЛЕКСАНДР III, НИКОЛАЙ II

АЛЕКСАНДР II                                АЛЕКСАНДР II

Царь Александр очень высокого
роста. Его голубые глаза выражают необычайную благость сердца;
говорит прекрасно, хотя голос его как бы немного неясен, держит себя
просто. Когда ему кто-нибудь говорит, он опрется на саблю, несколько
согнется и внимательно слушает.
Миличевич — сербский писатель, ХIХ в.





Никогда не изгладится в моей памяти облик Императора Александра.
Одетый в белый китель, с лицом красивым, бледным, с проседью в
волосах и запыленными бакенбардами, со взглядом орлиным,
повелительным, но полным благости и невыразимого величия, статнее
всей своей блестящей свиты, великих князей и генералов, он сидел в
коляске с румынской княгиней, осыпаемый дождем цветов и оглушаемый
громовыми кликами «ура».


Я видел его в Бухаресте, когда он въезжал туда, встречаемый
стотысячной толпой, среди которой и я, затерявшись, плакал от
безумного восхищения.


Вазов Иван (1850—1921) — болгарский
писатель











Убийство Александра II
Убийство Александра
II
Через один или два дня после
кончины Государя (Николая I) я присутствовал при представлении
дипломатического корпуса вступившему на престол Императору
Александру II. Сцена была назидательная. Когда представители
иноземных держав расположились полукружием, имея возле себя своих
секретарей, двери распахнулись, и молодой Государь вступил в зал. По
щекам Государя катились слезы, а сама речь его изобличала глубокое
волнение. Государь высказал, что не по вине России нарушены заветы
Священного Союза 1815 года. Как ни велико его стремление к миру, но
если западные державы на предстоящем Парижском конгрессе предъявят
условия, не совместные с достоинством России, он сам станет во главе
верной ему страны и скорее предпочтет отступить до Сибири и
пожертвовать жизнью, но не пойдет на позорные уступки.

 


Уайт Эндрю (1838—1918) — посол США в России в
1892—1894 гг.





Бедный великий Царь! Мы с горечью воображали себе горькие
страдания его любящего сердца, сначала в Боготе, после в Белой,
после в Горном Студне. Он переживал ужасные дни, проливая слезы над
страшными жертвами, которые приносила Россия, готовая принести еще
новые жертвы, чтобы спасти русское имя. Рассказывали нам, как просто
и добродушно разговаривал он с беленскими крестьянами, когда они,
покуривая свои трубки, называли его «ваше благородие»; как, чтобы
доставить ему развлечение, молодые, нарядные девушки заводили
хороводы перед его квартирой, а он, сидя на трехногом стуле, какие
встречаются в корчмах, с грустной улыбкой любовался пастушеской
сценой.


Вазов Иван (1850—1921) — болгарский
писатель





4 июля в Зимнице мы все обедали, когда по дороге прошла
похоронная процессия с телом одного молодого офицера, утонувшего во
время перехода через Дунай и найденного на берегу через несколько
дней. Император встал из-за стола и пошел в сопровождении всех нас в
маленькую церковь, находившуюся в нескольких шагах от главной
квартиры. Он простоял всю церемонию и, узнав, что нашли саблю и
фуражку покойника, приказал отправить их матери.


Уэллеслей Ф. А. (1844—1931) — английский
военный атташе при Александре II в 1871—1876 гг.





На другой день Систово имело счастье дождаться и Императора
Александра. Царь прибыл на лодке в сопровождении главнокомандующего
Великого Князя Николая Николаевича, Наследника, Горчакова,
Игнатьева. Восторг был неописуемый. Клики, цветы, слезы от радости.
Поп Христо приветствовал Царя речью. Царь проезжал по улицам,
усыпанным цветами, и направился к церкви. Он ехал на черном коне
возблагодарить Бога за великую победу. Мне рассказывали о степени
народного восторга в тот день. Одни целовали его стремена, матери
протягивали к нему детей, чтобы он их поласкал, девушки, рискуя быть
растоптанными лошадьми, подносили ему букеты цветов.
Восьмидесятилетний уважаемый старец, Иваница Алексов, явился пред
лицо Императора и воскликнул: «Ныне отпущаеши раба твоего, владыко!»
и в тот же день умер от радости. После благодарственного молебна в
церкви Царь обнял и поцеловал своего брата Николая Николаевича, а
народ в исступлении закричал «ура!», все лица были мокры от слез.
Царь вынул платок и отер свои глаза: и он заплакал! Божественные
царские слезы!


Вазов Иван (1850—1921) — болгарский
писатель





Из Вены я поехала в Петербург и видела Императора Александра II
за неделю до его смерти. Меня пригласили участвовать в придворном
концерте с певцом Котоньи. Когда я была представлена Императору,
отличавшемуся серьезностью и добротой, то он спросил меня, отчего я
не пела произведений Шопена, которые я так великолепно исполняла, по
словам всех поляков. Вслед за тем он подошел к роялю и просил меня
спеть одну из мазурок Шопена. Я была поражена его словами и думала,
что было бы изменой петь по-польски пред царем, а я не умела петь
Шопена иначе, чем по-польски. «Я не пела Шопена, Ваше Величество, —
отвечала я, — потому что не умею петь его иначе, чем по-польски».
«На этом языке я и желаю его слышать, — ответил Александр II, — без
сомнения, Шопена следует петь только на его родном языке». Делать
нечего, я сама себе аккомпанировала и спела две или три мазурки
Шопена. Государь был в таком восторге, что на следующий вечер, играя
в опере «Севильского цирюльника», я вставила в урок пения одну из
мазурок Шопена. Театр был переполнен поляками, и они подняли
страшные крики: польский язык не был слышен на русской сцене со
времени польского восстания.


Зембрих Марцеллина (1858—1935) — польская
певица





Мы должны знать, что с благословения русского Царя Александра II
начали устраиваться ежегодные латышские и эстонские фестивали с
выступлениями хоровых обществ, что в атмосфере германизации было
толчком к пробуждению национального самосознания, а открытие
государственных школ при Александре III дало возможность латышам и
эстонцам получать образование, не отказываясь от своих национальных
фамилий, к чему их принуждали в немецких школах.


Селинская Людмила — американская журналистка,
ХХ в.





АЛЕКСАНДР III







Александр III (Подпись)
Александр III (Подпись
"Царь-миротворец, Августейший основатель Великого Сибирского
пути")
Новому Императору было 36
лет. Он был известен обществу тем, что с честью выполнял на войне
(1877—1878 гг.) свои обязанности, известен своими личными и
семейными добродетелями, прямотой, интересом к трудам по истории
России.

 


Лависс Эрнест (1842—1922) и Рамбо Альфред
(1842—1905) — французские историки





Представившись, как полагается по обычаю, в министерстве
иностранных дел, я спустя три дня был принят Государем. Я нашел
Александра III хотя и более замкнутым, чем его покойный родитель, но
очень симпатичным и приветливым. Так как Государю, да и мне,
неприятно было обмениваться общими местами и заученными фразами, то
наш разговор принял вскоре непринужденный характер. Впечатление,
которое произвел на меня Император при первом же свидании, в течение
дальнейшего моего пребывания в Петербурге слагалось совершенно
определительно. Это, несомненно, очень твердый характер,
благонамеренный, проникнутый нежной привязанностью к семье и
сознанием как своих обязанностей перед подданными, так и
ответственности перед Всевышним.


Уайт Эндрю (1838—1918) — посол США в России в
1892—1894 гг.





Политика Александра III была благоприятна для крестьян.
Правительство стремилось восстановить в сельских местностях
экономическую мощь. «Крестьянский Царь», как его иногда
называли.


Лависс Эрнест (1842—1922) и Рамбо Альфред
(1842—1905) — французские историки





НИКОЛАЙ II







Святой страстотерпец Царь Николай II
Святой страстотерпец Царь Николай
II
Вскоре я был представлен и
Наследнику Цесаревичу, который произвел на меня впечатление очень
приветливого и обходительного юноши.

 


Уайт Эндрю (1838—1918) — посол США в России в
1892—1894 гг.





Из этой аудиенции я выношу впечатление, что Император настроен
хорошо и уверенно смотрит в будущее. Ярко проявились некоторые черты
его характера: его простота, мягкость, отзывчивость, удивительная
память, прямота намерений, мистицизм.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





Царь, как я уже часто замечал это, не любит на деле своей власти.
Если он ревниво защищает свои самодержавные прерогативы, то это
исключительно по причинам мистическим. Он никогда не забывает, что
получил власть от Самого Бога, и постоянно думает об отчете, который
он должен будет отдать в долине Иосафата.


Добросовестность, человечность, кротость, честь — таковы, кажется
мне, выдающиеся достоинства Николая II.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.











Николай II в Марфо-Мариинской обители
Николай II в Марфо-Мариинской
обители
Император подходит к
аналою, начинается служба; дивные песнопения, то широкие и могучие,
то нежные и эфирные, выражающие лучше всяких слов безбрежные
устремления православной мистики и славянской чувствительности.

 


Император слушает службу со свойственным ему умилением. Он
страшно бледен. Видно, что он сильно взволнован. Когда он открывал
сессию первой Думы, то думали, что он лишится чувств — такое у него
было бледное и встревоженное лицо.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





В пасхальную ночь, после службы Воскресения, все православные
целуются друг с другом, повторяя: «Христос Воскресе!» В эту ночь
дежурный офицер и несколько человек из охраны (охранявших
арестованного Николая II и его семью) пробрались за императорской
фамилией в дворцовую часовню. Когда служба кончилась, Император
подошел к их группе, которая держалась в отдалении, и, желая видеть
в них лишь братьев о Христе, он всех их набожно облобызал в
губы.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





Он предан своим идеям. Он защищает их терпеливо и упорно. У него
надолго продуманные планы, которые он постепенно проводит в жизнь.
Царь обладает сильной душой и мужественным, непоколебимым, верным
сердцем. Он знает, куда он идет и чего он хочет.


Лубэ Эмиль (1838—1929) — французский
государственный деятель, президент Франции в 1899—1906 гг.





Чрезвычайно удачной оказалась мысль, внушившая Николаю II
постройку Народного дома в 1901 году. Императором руководило желание
дать низшим слоям населения возможность развлечения за небольшую
плату в теплом, закрытом помещении; им руководило, кроме того,
намерение ослабить растлевающее влияние кабаков и разрушающее
действие алкоголя; водка изгнана из Народного дома.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





В восемь часов парадный обед в Александровском дворце. По правде
сказать, торжественность выражается только в ливреях, освещении и
серебре; меню отличается крайней простотой, которая составляет
резкий контраст всегдашней роскоши императорской кухни, но к которой
принуждают моральные обязательства во время войны.


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





«Императрица, — сказал он, — иностранка, у нее нет никого, кроме
меня, чтобы защитить ее. Ни в коем случае я ее не покину. Впрочем,
все, в чем ее упрекают, неверно. На ее счет распространяют гнусные
клеветы, но я сумею заставить ее уважать».


Палеолог Морис (1859—1944) — французский посол
в России в 1914—1917 гг.





Представление о царском режиме как об узкосердечном и гнилом
отвечает поверхностным утверждениям наших дней. Но один только
взгляд на тридцатимесячную войну против Германии и Австрии должен
изменить это представление и установить основные факты. По тем
ударам, которые Российская империя пережила, по катастрофам, которые
на нее свалились, мы можем судить о ее силе. Почему мы можем
отрицать, что Николай II выдержал это страшное испытание? Он наделал
много ошибок — какой вождь их не делает? На тех высотах
человечества, где все проблемы сводятся к «да» или «нет», где
события перерастают человеческие возможности, решение принадлежало
ему: война или не война? направо или налево? демократия или
твердость? Справедливость требует признания за ним всего, чего он
достиг. Жертвенное наступление русских в 1914 году, которое спасло
Париж, упорядоченный отход, без снарядов, и снова медленно
нарастающая сила. Победы Брусилова — начало нового русского
наступления в 1916 году, более мощного и непобедимого, чем когда бы
то ни было. Несмотря на большие и страшные ошибки, тот строй,
который был в нем воплощен, которому он давал жизненный импульс, к
этому моменту уже выиграл войну для России. Пусть его усилия
преуменьшают. Пусть чернят его действия и оскорбляют его память, но
пусть скажут: кто же другой оказался более пригодным?


Черчилль Уинстон (1874—1965) — премьер-министр
Великобритании в 1940—1945 и в 1951—1955 гг.
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители