Авторизация
 

О Богоустановленности Царской Самодержавной Власти

Старец НИКОЛАЙ(Гурьянов)

О Богоустановленности Царской Самодержавной Власти


Схимонахиня Николая
Москва 2007


Править народом может любой...
Но
умереть за народ может только Царь...


Святитель Иоанн Златоуст



Любовь ко Святым — любовь к Богу



Православный народ, искренно ища людей Евангельской правды и жития, узнает их внутренним
чутьем и в простоте сердечной веры начинает молитвенно призывать их на помощь в
тех формах, которые в данное время возможны.

       Это и есть верный признак уже существующего почитания народного, почитания глубоко
традиционного, церковного, каноничного и особенно трогательного. «Канонизации
святых, —
пишет историк Церкви и церковного права, преподаватель МДА
протоиерей Владислав Цыпин в труде «Церковное право», глава «Канонизация и
почитание святых», — почти всегда предшествует почитание подвижника как
святого без всякой на то официальной санкции. [...] Почитатели усопших составляют
им службы и акафисты, хотя они и не имеют церковного употребления. В своих келейных
молитвах почитатели, верующие в их святость, обращаются к ним как к угодникам,предстоящим пред Престолом Божиим. [...] Писали и иконы не канонизированных подвижников. Пред этими иконами возжигали свечи, их лобызали,
иногда такие иконы помещали в церквях»...
1
Именно о таком народном почитании Мученика Григория (Распутина) говорил благодатный Старец Николай (Гурьянов).
Первом Русском Царе Иоанне
Грозном Батюшка говорил: «Он уже причислен Церковию к лику святых, местночтимый
Кремлевский [Московский] святой, и это сохранилось в церковных летописях». Мы
просили Старца помолиться, чтобы нам найти источники, подтверждающие святость
Царя. Батюшка сказал: «Я буду вместе с вами искать!»... По
отшествии незабвенного духовного отца в Вечность, трудившийся в архивах рукописного
отдела Российской Государственной Библиотеки по его благословению и молитвам
иеромонах, 14 ноября 2002 нашел искомое (фонд Ундольского, единица хранения
237): были обнаружены «Святцы Коряжемского Монастыря» (1621 года), где на 10
июня Церковию празднуется — «в той же день обретение Святаго телеси
Великомученика Царя Иоанна»
.2
Правда
Божия не престает, и Истина всегда торжествует! По молитвам Батюшки Николая
обрели почти «утраченный» церковный источник, свидетельствующий о церковном
прославлении — обретении мощей Грозного Царя Великомученика
Иоанна.
«Тут самое время вспомнить о некоторых оценках Грозного Царя, изглаженных чьей-то пристрастной
рукой из истории нашей Церкви,— пишет историк Сергей Фомин в работе, посвященной
Царю Иоанну «Державный Гимнограф». — В известном труде
Архиепископа Сергия (Спасского) «Полный месяцеслов Востока» (Владимир, 1901) в отделе,
посвященном святцам, читаем: «Из 17 века дошло до нас немало самостоя
тельных святцев, отличающихся большею полнотою, сравнительно со святцами
Иерусалимского устава. В сем отношении, из многих святцев, находящихся в разных
библиотеках русских, более замечательны святцы Императорской публичной библиотеки
№ 51, полнейшие из всех виденных нами в России, затем святцы Ундольского № 237 1621
года, немного уступающие первым полнотою памятей, но превосходящие их многими
особенностями. Те и другие много имеют и сходства, так что в основе их,
несомненно, лежат другие древнейшие их святцы. [...] Из святцев Московского
музея замечательнейшие, как мы сказали, по полноте и особенностям, святцы
Ундольского № 237, написанные в 1621 году. В конце их, на листе 267, значится:
«совершены бысть сии святцы в лето 7129, апреля в 25 день, в 4 час в Корежемском
монастыре». Именно в этих святцах, под 10 июня, имеется удивительная запись:
«обретение телеси царя Ивана». [Именно эти святцы с полным текстом, оригинал,
нашли по молитвам Батюшки Николая.]
Обративший внимание на этот текст церковный историк Е.Е.
Голубинский отмечает: «Под Царем Иваном, конечно, разумеется
Грозный, умерший 18 марта 1584 года. Какое разумеется
обретение его тела, не знаем; во всяком случае, не совсем ожиданно, что Грозный
внесен в каталог святых».

Ко всему этому стоило бы прибавить
известные изображения Царя Иоанна Васильевича с нимбом (в Соборах Московского
Кремля, в Грановитой палате, в Новоспасском монастыре, в алтарной части Успенского
Собора Свияжского Успенского Пресвятой Богородицы мужского монастыря, и т. д.)
[...] (Есть и ныне храмы, помимо Кремлевских, где сохранились фрески Государя с
нимбом. Написание фресок глубоко традиционно; есть
фрески 19 века, сделанные по указу Царя&Миротворца Александра III, глубоко
чтившего Грозного Царя).
Примечательно, что среди чтителей Царя Иоанна
Грозного были люди святой жизни. Один из них — Святитель Иоанн Шанхайский.
[...]
Другой почитательницей Царя Иоанна
Васильевича, более того, сторонницей его [общецерковной] канонизации, была
Царица&Мученица Александра Феодоровна. [...]
«Государыня всею душою восприняла каноны не одного лишь
Православия. Она глубоко прониклась началами Самодержавия и Народности. Она
много читала из истории России 16 и 17 веков, и Россия представлялась Ей в
образе Московской Руси, с ее безконечной преданностию Царю, с ее верою в
Царское Самодержавие, возносящееся над всеми сословиями и классами и более
всего посвящающее себя служению простому
народу. [...]
Примечательно, что в этом случае, Императрица просто
следовала за Русским Народом, чутко прислушивалась к сокровенным духовным его
чаяниям. Веками на гробницу Царя Иоанна Грозного в Архангельском
Соборе простой народ клал свои челобитные, свято веря в предстательство перед Небесным
Царем Царя Земного»3.
В Архангельском Соборе Московского Кремля хранилась
шнуровая книга записей чудесной помощи и исцелений по молитвам Святого Царя Иоанна, которая была передана в комиссию по прославлению на Поместный Собор 1917–1918 года. Служивший в Архангельском Соборе до революции
Старец протоиерей Валентин Амфитеатров также очень почитал Государя и строго
смотрел за тем, как духовенство относилось к цельбоносным и чудотворным мощам
Царя, которые почивают в диаконнике алтаря Собора. Если ктото небрежно задевал
облачением гробницу и без благоговения проходил рядом с ней, отец Валентин
ставил на поклоны.
По указу Государя Николая Александровича Предсоборным
Присутствием готовились материалы к общецерковному прославлению на Поместном
Соборе 1917–1918 года Царя$Великомученика Иоанна
Грозного и Царя$Мученика Павла I, но комиссия по канонизации святых даже не смогла
приступить к работе, по причине произошедшего переворота.



Священный Собор 1917–1918 года
«С Царем или без Царя?»...



Освященному Поместному Собору Русской Православной Церкви
1917–1918 года не пришлось рассматривать вопрос о всецерковном прославленииПервого Помазанника на Русское Царство Царя Иоанна Грозного и Царя-Мученика Павла Петровича, но пришлось рассматривать на закрытых
заседаниях Собора «расстрел Николая II».
Священный Собор, получив сообщение о «расстреле»
Государя Императора Николая 6/19 июля 1918 года, молится и рассуждает:
«признавая необходимость совершить от лица Собора в первом же его заседании
панихиду по убиенном Рабе Божием бывшем Государе Николае II, поставить совершение
сей панихиды на повестку и предложить на обсуждение частного совещания членов Собора»...
Именно с этого момента Церковь должна была сделать выбор
пред звериным духом апостасии: продолжать молиться за Царя и вступать в открытую
брань с безбожными узурпаторами Царской Власти,
иноплеменниками&временщиками, или промолчать...
Сколько слезных молитв, покаянных чувств, горестных
предчувствий, опасений, тревог и страха! Страха «иудейска»...
Отношение ко Святому Царю Николаю, Царской Власти становится «знамением пререкаемым»... До настоящего
дня... Это чисто духовное отношение, религиозно$мистическое. Как и отношение к
мученической кончине Державных Страдальцев: это не политическое убийство, это —
чисто$мистическое жертвоприношение, религиозная месть, о чем свидетельствовала
вся символика этого злодеяния слуг сатаны.

Архиепископ Аверкий (Таушев) писал: «Это убийство было
продумано и организовано никем другим, как слугами грядущего антихриста — теми
продавшими свою душу сатане людьми, которые ведут самую напряженную подготовку
к скорейшему воцарению в мире врага Христова — антихриста. Они отлично
понимали, что главное препятствие, стоявшее им на пути, это — Православная
Царская Россия.
А поэтому надо было уничтожить Россию Православную, устроив
на месте ее безбожное богоборческое государство, которое бы постепенно
распространило свою власть над всем миром. А для скорейшего и вернейшего уничтожения
России надо было уничтожить Того, Кто был живым
символом ее — Царя Православного»...4
Каждый будет поставлен Господом пред выбором: с Царем
или без Царя?
Возлюбивший Правду Божию более всего на свете, духоносный
пастырь Николай (Гурьянов), смиренный Царский Архиерей схиепископ Нектарий, всегда
был с Царем и со Христом... Он всегда оплакивал
Православную Царскую Россию и молился о ниспослании нам прощения за отвержение
Царя .
Батюшка Николай всегда повторял: «Царь по нам плачет...
Восшел на Крест страданий за Россию, ради нас... А
мы?!»...

«Я верю — из крови, из слез и огня Мы встанем, былое безумье гоня, И Русью Святой будет править, как встарь, Помазанник
Божий — исконный наш Царь»
Первый духовный урок, полученный от Батюшки,
заключался в простых, емких, как заповедь, словах его святой души: «Кто
любит Царя и Россию, тот любит Бога».

«Если человек не любит Царя и Россию, он никогда искренно не
полюбит Бога. Это будет лукавая ложь».
Еще Батюшка говорил: «Россия не поднимется, пока не
осознает, кто был наш Русский Царь Николай».

«Вы задумайтесь, — напоминал Старец, — у нас на Руси Царя
называют Батюшкой&Царем, отцом... А кого величают «батюшкой, отцом»? —
Священника! Так обращаются к духовному лицу, к духовенству. Царь — личность и
лицо духовное!»
Все
служение наше Батюшке Николаю было служением Святым Царственным Мученикам, поскольку
молитвенное дыхание Старца было неотделимо от Их мучений и страданий. Чтобы ни
происходило в Церкви, России, в его жизни, в нашей жизни, какие бы скорби ни
приводили к нему людей, он всегда направлял ум и сердце притекающих к нему за
помощию ко святым Страдальцам Царственным. Боль,
неприятность, беда, — Батюшка утешит, вразумит и непременно напомнит: «А Вы
посмотрите на Государя! Как Ему было тяжело!» И непременно скажет: «И чем Ему отплатили
за все, что Он сделал для нас?! Царь по нам плачет, а мы о Нем и не думаем».
Старец взращивал в наших душах искреннее чувство покаяния за неверность
русского народа Царю, открывал сердца для понимания соборного греха измены Помазаннику
Божию и пониманию христоподобной, искупительной Жертвы Святого Царя-Мученика Николая.
«Без истинного покаяния нет истинного прославления Царя, —
говорил Батюшка. — Господь не дарует России Царя, пока не покаемся истинно за
то, что допустили очернить и ритуально умучить Царскую Семью
иноверцам. Должно быть духовное осознание».
«Особая красота в Царе, духовная красота, — простота и
смирение».
«Царь Николай не расставался с молитвой Иисусовой: она Его
хранила от бед и напастей». «Господь дарует России Царя только после глубокого
всеобщего покаяния».
«Святой Царь не отрекался, на нем нет греха отречения. Он
поступил как истинный христианин, смиренный Помазанник Божий. Ему надо в ножки
поклониться за Его милость к нам, грешным. Не Он отрекся, а Его отвергли». «Надо всем просить Святого Царя-Мученика Николая,
чтобы не было войны в мире».
«Над Россией постоянно нависает меч страшной войны, и
только молитва Святого Царя Николая отводит гнев Божий, — говорил Батюшка. —
Надо просить Царя, чтобы не было войны. Он любит и жалеет Россию. Если бы вы
знали, как Он там плачет за нас!»

В 1999 году говорил: «Бедная Россия! Сколько она терпит!
Начали с Сербии, чтобы затянуть благочестивую Россию... Вот, мои драгоценные,
что означает сейчас святое слово Сербия — Сер-бия:
бьют их...
Мир наш грешный, конечно, заслужил войну... Но вот храмы
восстанавливаются, Божественная Литургия совершается, Евангелие проповедуется...
Господь помилует! Надо всем просить Святого Царя-Мученика Николая, чтобы не
было войны в мире. Он любит и жалеет Россию и умоляет Господа за всех и за весь
мир. Царь по нам плачет, а народ о Нем и не думает!»
Батюшка говорил, что с 4/17 июля 1918 года нависла тьма над
любимой, родной Отчизной. Палачи с клеймом проклятия на челе распяли на Кресте
Святую Русь, источив Священную Царскую Кровь. Зверски умучена вся Святая
Царская Семья с верными, не оставившими Их подданными. Враг стал глумиться над
Россией, Россией Царей и Христа...
В 2001 году Батюшка сказал: «Сатана скачет вприпрыжку, кругом
бесы... Надо молиться, поститься и каяться». Пред своим блаженным переходом в
Вечность, он благословил издать большим тиражом любимую келейную икону «Страшный
Суд Божий» и просил, чтобы она была в каждом Храме. Также благословил
допечатать книгу «Страшный Суд Божий. Видение Григория, ученика святого и
богоносного отца нашего Василия Нового Цареградского», вышедшую,
по молитвам Батюшки, во множестве изданий. Он сказал: «Именно так будет
проходить Страшный Суд Божий. Надо, чтобы эта книга была у каждого человека на
земле».



Праведному Старцу Николаю Господь открыл истину о Царе
и Его страданиях.



Батюшка повторял и плакал: «Как Их мучили! Помните об
этом и не забывайте: Царственный Мученик Своими
страданиями спас нас. Если бы не муки Царя, России бы не было! Царь очень жалел
и любил Россию и спас ее Своими мучениями. Он отдал на
заклание Наследника Алексия, отраду и утешение Своего
сердца».
Благодатный Старец говорил о знаемом,
виденном духовными очами своей души, так же очищенной страданиями. Ангельский
мир, мир темных духов ясно видело его око. Невыносимо больно было слышать
откровения Старца о кровавых мучениях Светлых Ангелов: он говорил, что Детей истязали
на глазах онемевших святых Страдальцев, особо истязуем был Царственный Отрок —
отрада и утешение Их ангельских сердец... Царица не проронила ни слова...
Государь весь стал белый... Старец непрестанно повторял: «Их сожгли после пыток
и мучений, а пепел выпили... С чайком... Пили и смеялись... И мучались сами, окаянные
жиды... Ведь они Святую Кровь Их пили... Пили и боялись
освятиться: ведь Кровь Царская — Святая... Имена тех, кто это сделал, не открыты...
Мы их не знаем... Они не любили и не любят Россию, сатанинская злоба у них»... Последними
словами Святого Царя Искупителя Руси Николая, были слова Спасителя, произнесенные
на Голгофском Кресте: «Отче, отпусти им: не ведят бо что творят»5...
Святой Иоанн Кронштадтский Чудотворец писал, что
подобное познается подобным: «Святые ищут подобных.
Помни: подобный подобного ищет».
Святой Царь-Мученик Николай молитвенно любил
Богослужения Страстной Седмицы. Он знал их на память, но более всего чтил
Страстную Пятницу — вынос Плащаницы Господней. Когда Он был маленьким, то все
естество Его Ангельской души трепетало и сострадало, созерцая Христа Распятого,
и Он однажды во время Великой Пятницы торопил священнодиакона возгласить Христос
Воскресе! — ибо Его детское сердце не могло зреть Господа Страждущим... Все естество Ангельски чистой
души Праведного Старца Николая с детства не могло зреть страданий Царской
Священной Седмерицы, открытых ему Господом в видении, и его детское сердце молитвенника
и печальника не могло зреть Царя Страждущим...



Царский молитвенный колокол праведный Николай



Старец Николай всегда напоминал учение Православной Церкви
о том, что «Царь есть образ одушевлен Царя Небесного»,
что «лицо и сан Царя Христианского на земле есть живой образ и подобие Христа
Царя, живущего на Небесех. Ибо как человек душой своей есть образ Божий и подобие,
так Помазанник Божий Своим саном Царским есть образ и
подобие Христа Господа» (Святитель Димитрий Ростовский). Посему, мученические
страдания Царя Николая богодухновенный Старец зрел, основываясь на учении
Церкви, как сугубые страдания: изверги умучили не «просто» Царя, а принесли в
ритуальную жертву «образ и подобие Христа Господа»... «А это, — говорил Старец,
— сугубый, тяжкий грех, вопиющий к Небесам». Батюшка полагал крайне важным
осознание ритуальности убийства Царственных Мучеников и Мученика Григория
Нового (Распутина).
В 1997 году, в келлии Батюшки, совместно с ним и по его
благословению, было написано и передано в Патриархию Обращение чад Русской Церкви,
духовенства и мирян к Святейшему Патриарху Алексию по поводу необходимости прославления
Царской Семьи, лика святости Царя и проведения всенародного покаяния. Среди
прочего, там были следующие мысли (выделенное курсивом — это особо важные
моменты, подчеркнутые Батюшкой Николаем): «Но для раскаяния человеку необходимо
осознание своей вины, истинному осознанию вины необходимо знание Правды. Правду
о Царе и Царской Семье в эти апокалиптические времена может явить и свидетельствовать
только Церковь.
Пока святое имя Государя и Его Августейшей Семьи не будет
очищено от лжи, клеветы и неправды, пока не будем
исповедовать святость Царя и Царственных Мучеников, с совести Русского Народа
не будет снят грех измены.
Святость Царя исключительна, Его великомученические
страдания, по силе искупительной Жертвы за Русский Народ, уподобляются Искупительной
Жертве Спасителя.
Царь-Мученик в течение всей Своей
земной жизни имел в сердце решимость понести этот Крест: «Быть может, для
спасения России нужна искупительная Жертва. Я буду этой Жертвой. Да будет Воля
Божия!» Царица$Мученица Александра исповеднически разделяла жертвенностьСвоего Венценосного Супруга. «Наши страдания — ничто.
Смотрите на Страдания Спасителя! Как Он страдал за нас. Если только это нужно
для России, мы готовы жертвовать и жизнию, и всем».
Царственные Родители воспитали Своих
Детей как христиан&мучеников и принесли в Жертву Отечеству ангелоподобных
Царевен и Отрока Наследника Цесаревича. Вся Царственная Седмерица была едина по
плоти и по духу. Царственная кровь, пролитая за нас, не позволяет нашей христианской
совести не исповедовать святость Царя, и, как верные чада Церкви, мы смущены некоторыми
положениями и выводами Комиссии Священного Синода по канонизации святых.
Прежде всего, неожиданно заключение о том, что «в
Богослужебной и житийной литературе Русской Православной Церкви слово «страстотерпец»
стало употребляться применительно к тем русским святым, которые в строгом
смысле не были мучениками за Христа(?), но завершили свою жизнь от рук
гонителей и убийц». Таким образом, предлагая прославление Царственных Мучеников
в лике страстотерпцев, Комиссия подразумевает здесь лишь «высокий образец
христианской нравственности», тем самым, отвергая, что мученические страдания и
кончина Государя и Его Семьи были сознательной искупительной Жертвой во имя
спасения России, отпавшей от Господа, и во имя Воскресения ее через крестные
страдания. Вывод Комиссии о том, что «действия Императора» в
отношении Г.Е. Распутина имели «пагубные последствия для судьбы России и
Царской Семьи», также не соответствует действительности и свидетельствует о
том, что вновь торжествует клевета и сознательная ложь, распространяемая
врагами Самодержавия для того, чтобы подорвать доверие народа к Монарху и самой
идее Монархии. Мы не можем принимать и повторять неправду о личности благодатного
Старца Г.Е. Распутина и его якобы пагубном влиянии на Царя и, тем более, на
«российскую государственно&политическую жизнь». В
таком акте прославления Государя мы можем впасть в грех осуждения Его. Наша
христианская совесть должна судить только самих себя». Духоносные Старцы, предвидевшие прославление
Царя, саму возможность прославления видели как милость Божию, протягивающую
руку погибающему человечеству в страшное время последнего срока существования
мира.
Старец Николай не молчал, если необходимо было
свидетельствовать об Истине, и данное Обращение говорит о духовной позиции
праведника: защищать святые имена оклеветанных русских святых. — «Служу ради
Иисуса, а не ради хлеба куса» — говорил Батюшка.
Возбуждал уснувших Батюшка
Николай, постоянно призывая: «Молитесь Святому Царю Николаю, Он Россию любит и
жалеет, просите Его, чтобы Он умолил Господа, и Господь сохранит всех нас от
бед и напастей. Просите Царя, чтобы в мире не было войны, Господь Царя любит!»
Великая тайна Святой Руси — в ее единении со Христом и Его Помазанником, ибо без Бога ничего не
совершается на земле. Чтобы сохранить мир — надо сохранить Русь, Россию; чтобы
сохранить Россию — надо вымолить дарование Царя на последние времена — это не
национальная гордость, это — истинные пророчества святых отцов, святое
предание. Об этом неустанно говорил благодатный Старец Николай: «Не будет Царя,
не будет России! Осознать должна Россия, что без Бога — ни до порога, без Царя
— как без Отца».
Батюшка напоминал, что дух антихристов и дух его предтеч
может быть сокрушен лишь Благодатию Царской и Церковной Власти — Власти Предержащей,
единственно законной. Он указывал на диавольские сети, заброшенные ныне в церковную
ограду — непризнание и неприятие Царской Власти, умаление почитания Царственных
Страдальцев и непонимание духовного Креста Царских Мучений не только за Русь,
но и за весь мир. «Русью мир спасется; Царь на Крест взошел за Русь, — говорил
Батюшка. — Царь Николай не только русский святой, Он — святой всей Вселенской
Церкви Православной».
Россия — последняя на земле хранительница Православной
Веры и Самодержавия, вот и поднялся враг против нее, против Церкви Христовой, против
русского народа — Богоносца.
«Кознями диавольскими» называл Старец восстание против
почитания Царя. Когда услышал о том, что даже в церковных кругах и журналах («Благодатный
огонь») появился термин «царебожие» — это слово, которым бичуют любящих и почитающих
Царя и Царскую власть, Батюшка Николай возмутился духом и сказал: «Вот&вот! Им, с такими гордыми мыслями, ни Бога, ни Царя
не надо! Это врагу тошно слышать и о Боге, и о Царе, он и настраивает гнать и
Господа, и все Царское... Это уже было, во время красной революции... Как
грешно они говорят — «царебожие, имябожие»... Это похоже на то, как боролись с иконами
иконоборцы... Видите, и сейчас Царское хотят
разрушить. Много напишешь «царский» — уничтожат!»
Старец всех благословлял молиться Царственным
Мученикам, раздавал Их святые иконы, фотографии, акафисты (задолго до
прославления, которое произошло в 2000 году). В келлии постоянно пели Акафист и
Каноны Царю. В любой скорби святой Старец молился Царю Николаю, стоя на коленях
и со слезами. Акафисты были разные: и принятые Зарубежной Церковию, и
написанные по усердию любящими Государя сердцами в России, разные по духовной
глубине и совершенству. Батюшка все принимал с любовию, что требовало исправления
— поправлял.
Царский Архиерей схиепископ Нектарий возгревал церковный,
покаянный дух. Сейчас приходится читать в некоторых воспоминаниях о Батюшке
такие фразы, что отец Николай никогда никого из «не прославленных» не почитал,
он соблюдал «каноны» Церкви. (Только где и в каких «канонах» это написано, в
этих сочинениях не указано, ибо та ких канонов не
существует). Старец свято хранил чистоту Православной Веры и учил этому нас, а
в такого духа воспоминаниях намеренно искажается светлая память дорогого отца,
и никто не принимает их всерьез, ибо сам Батюшка часто упреждал нас, что о нем
будут писать «ложное и лживое» — люди, которые даже и не видели его.
Русский народ знает, как Батюшка свято любил все
Царское и русское и скорбел за оклеветанных святых.
Батюшка исповедовал в своей пастырской жизни основной,
вечный канон любви и верности Истине Христовой и Правде Божией и учил нас этому:
«Бояться надо Господа и греха, а не человека, и все начинания поверять
Сладчайшему Спасителю мира с твердым упованием на Его
небесное заступничество. Надо всегда стараться различить Правду и ложь. Господь
поразил нас всякого рода несчастиями за Царскую Семью,
а мы все не вразумляемся. Происходящее в Чечне — продолжение кровавых бед и
наказаний за Царскую Семью. Это надо понять и
покаяться всем, и исправить в Очах Божиих сотворенное окаянство, и не умножать
его».



Причины духовной болезни России



Батюшка Николай, как и все духоносные отцы, видел причину
духовной болезни России в соборном грехе измены Царю из Рода Романовых, в попущении
ритуального заклания Святой Царской Семьи извергами, в нераскаянности сердец в соделанном и допущенном... Батюшка говорил, что мы
лишились сугубой, укрепляющей Благодати, изливающейся на Священную Главу
Помазанника, а чрез Него — изливавшейся на всю Россию. Отвергнув Царя, говорил
Батюшка, подняли руку на все святое и на Господа. Одной из основных, современных, бед Батюшка считал
недопонимание природы Самодержавия. Особенно духовенством. Он с сокрушением сердца
говорил, что Православная Церковь, хранительница Царской Благодати
Миропомазанничества, не смогла уберечь Царя и
вынуждена была промолчать в самое тяжелое время. Не нашлось сил остановить
злодеев, и земля наша обагрилась реками крови. Поэтому Старец Николай глубоко чтил
тех пастырей, которые душу свою полагали за Царя и Царскую Власть. И сугубо —
Мученика за Христа и за Царя Старца Божия Григория (Распутина), принесшего
всего себя к подножию Царского Креста. Батюшка молил Господа, чтобы все осознали грех пред Царем.
Архимандрит Константин (Зайцев), в одном духе с Батюшкой Николаем, призывал:
«Надо не просто осознать свой грех. Мало пожалеть о том, что он был совершен.
Надо возненавидеть свой грех и сознательно и намеренно, с предельным
напряжением всех сил и с горячей молитвой о помощи Божией обратиться всем сердцем
к отвергнутой и преданной на попрание Правде. Нужно восстановиться в своей
русскости. Нужно вернуть себе то церковное сознание, которое способно быть
носителем Русского Православного Царства. Дело не в том, чтобы пожелать восстановления
в России «монархии», а в том, чтобы восстановить в себе истинное
верноподданничество и обратиться с молитвой к Богу, чтобы явлен был нам проникнутым
должным церковным сознанием — Царь. Это — молитва о Чуде, которое может
возвратиться на Русь, если она действительно станет Святой, в своей
устремленности к святости»6. Когда начинали разговор об Искупительной Жертве Царя,
Старец Николай называл Царские Страдания таковыми — искупительными, подобными
Страданиям Господа нашего Иисуса Христа, полным сораспятием Христу. Но Батюшка
постоянно напоминал, что Тайна Искупления, как догматическое учение о Боге,
неуяснима вполне для нашего разума, мы можем это постичь только отчасти,
поскольку дух наш ограничен для постижения самой главной Истины — Тайны Искупления,
и призывал быть очень осторожными в мыслях и словах, когда говорим. Все, что мы
ни говорим о Господе и святых, напоминал нам Батюшка, мы говорим
«человекообразно», поэтому он не участвовал никогда в разговорах с людьми,
которые явно не желали воспринять дух его мыслей.



Царская харизма



Искупление, совершенное Господом нашим Иисусом Христом,
это — спасение падшего человека, всего человечества, возведение его в данное
при сотворении Господом достоинство, обожение грешного человека через Крестные
Страдания Сына Божия...
Всех Мучеников за веру Христову Старец считал живой и
святой Жертвой Богу, все оставивших ради Христа, ибо дух их на земле живет уже
не земною жизнию; они стремятся, «спешат, — говорил Батюшка, — переселиться на
Небеса». Эта устремленность прочитывалась в письмах Царственных Мучеников и
размышлениях Мученика Григория. Во время чтения Батюшка всегда обращал внимание
на жертвенный плод их сердец. «Смерти не боюсь, — говорил Мученик Григорий, —
напротив, буду рад, что Господь Бог прекратит мои земные страдания... Бог дал
мне чудное призвание погибнуть за спасение обожаемых Монархов и Святой Руси».
В отношении Царственной Жертвы, Батюшка, для
разъяснения, указал нам на труд Святителя Иннокентия, Архиепископа Херсонского
и Таврического «Последние дни земной Жизни Господа нашего Иисуса Христа» и на
труд Мученика Святителя Андроника Пермского, где обосновывалась эта
жертвенность: «Древнецерковное учение об Евхаристии,
как Жертве — в связи с вопросом об Искуплении»... Основные мысли, которые изложил
Святитель, следующие: Святой Архидиакон Стефан Первомученик принес себя в
жертву Богу — и этим показал всю силу желания своей души приобщиться к Нему. «Так
же и Царь, — напоминал Старец, — желал быть жертвой Богу за Россию! Понимаете,
за Русь!
Как законный, стерегущий ее от врагов Царь, Поставленный Самим
Господом!» Святой Григорий Нисский писал: «Пусть сыны иудеев узнают оружие
христиан, которое великий Стефан, употребив для отмщения мучителям, своим
примером дал закон для нашей жизни. Они, со зверскою безчеловечной яростию
обступив святого, все имелиодну только цель: все, что было под рукою, обратить
в оружие против Стефана, а он как некий священник, по духовному закону
закалающий чистую жертву, приносящий не чужое, а собственное тело, вместо
возлияния изливающий кровь, сам собою за согрешивших умилостивлял Бога,
Которого зрел в недоступных Небесах, за убийство
отмщая благодеянием, вопия в слух убийцам и говоря: Господи, не постави им
греха сего (Деян. 7, 60).
Он молитвою изглаждал грех их, который убийцы вписали
своими беззаконными руками. Они, раздражаясь даже молитвою, не переставали бросать
камни до тех пор, как великий Стефан, засыпанный ими, как нежными цветами, или
как бы покрытый какою легкою росою, погрузился в сладкий и блаженный сон».
Поэтому Господу приятна жертва Архидиакона Стефана, так как она— свидетельство полного сораспятия Христу. Жертва Царя
Николая, — говорил Батюшка,— полное сораспятие Христу,
Жертва за Русь Святую. Если Архидиакон Стефан, как некий священник,
по духовному закону закалал чистую жертву, себя самое, как мы можем не
воспринять искупительной Жертвы Русского Православного Царя, который, по учению
Святой Православной Церкви, является на земле «живым образом и подобием Христа
Царя, живущего на Небесах, ибо Помазанник Божий Саном своим Царским есть образ
и подобие Христа Господа» (Святитель Димитрий Ростовский).
Царь — внешний Епископ Церкви. Слава Царей Православных
состоит в том, — учит канонист Церкви Вальсамон, — «что Он подобно солнцу освещает
блеском Своего Православия Вселенную. Сила и
деятельность Императора простирается и на душу, и на тело подданных, тогда как
Патриарх есть только духовный пастырь». «Такова
сила Царской харизмы!» — говорил благодатный Старец Николай.
Постичь величие Жертвы Царя Николая необходимо, она
исключительна для русских людей, Русской Церкви, потому что именно наши предки дали
Господу в 1613 году Соборную клятву на верность Царскому Роду Романовых.
Глубину и духовную значимость нарушения клятвы ведал Царский пророк Григорий Новый,
он и отдал себя на заклание, чтобы предотвратить этот соборный грех. Об этом соборном
клятвопреступлении постоянно плакал и молил Господа о прощении великий Старец
Земли Русской Николай. Батюшка всегда повторял: «Чти отца твоего и матерь твою,
да благо ти, да долголетен будеши на земли. За почтение родителей Господь
продлевает жизнь»... Царь — отец Народа, за небрежение и предательство отца Господь
посылает испытания. Попрание отца именуется хамовым грехом: Хам
посмеялся над отцом своим Ноем, и праведный Ной проклял потомство Хама, а
проклятие тяготеет и поныне на черных племенах, хамитах.
«Наш Святой Царь, — говорил богодухновенный Старец Николай, — искупил Своими
крестными страданиями соборную клятву Русского Народа и простил всех за измену
и предательство: и Церковь, и народ, а мы не приносим должного покаяния и не
плачем о Царе пред Господом. Ведь за Царские добровольные, жертвенные страдания
мы сохранены Богом и не наказаны, как заслужили. Надо всем умолять Царя о
прощении». Святая Русь всегда любила белый цвет. В Толковом словаре В.И. Даля,
— отмечает В.К. Невярович, — находим: «Народ называет белым: Веру свою, Царя и
Отечество». Пословицы русского народа отражают высоту белого цвета: «На Белой Руси свет не без добрых людей», «черное к белому не пристанет», «свет бел, да люди черны». Вспомним слова Императрицы&Мученицы
Александры, не оставившей гонимого всеми Старца Григория: «Белое не сделаешь
черным, а чистого не очернишь»...
Именно с эпитетом «белый» вошли в наш язык понятия:
белые ризы, белый свет, белая береза, белая совесть, белое лицо...
Белый цвет на Руси издревле являл особое предназначение
Царского служения, в великокняжеском обиходе белое платие было в великом почтении,
потому&то Русь часто называли Белою, а Русского Государя именовали Белый
Царь. Белый цвет — это знамение чистоты, невинности, непорочности, святости:
«Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и
исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его»
(Отк. 3, 5).
«Я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели... И даны были каждому из
них одежды белые» (Отк. 6,9–10).
Белый цвет — белый свет, цвет ангельской, благоуханной
чистоты...



«Царь Николай — самый великий,
Он за Вечерей всех ближе к Христу»



Старица... смотрит, и видит,

Молитву честную творя,

Рядом с Христом — Самого Страстотерпца Царя.

Лик Его скорбен; печаль на державном Лице;

Вместо короны стоит Он в терновом венце;

Капли кровавые тихо спадают с чела;

Дума глубокая в складках бровей залегла.

Смотрит отшельница, смотрит, и чудится ей —

В облик единый сливаются в бездне теней

Образ Господень и Образ Страдальца Царя. [...]

Слышится слово, Заветное слово Христа:

«Дщерь, не печалься; Царя твоего возлюбя,

Первым поставлю Я в Царстве Святых у Себя!»7




Батюшка Николай дал прочесть это стихотворение Сергея
Бехтеева, которое хранилось у него на листе, напечатанном на машинке, со
словами: «Видите, как Господь возлюбил Царя и причислил Его ко
избранным святым... Спаситель возвысил Царя Николая за Его крестное смирение...
Царь Николай — великий Святой»...
Это откровение-видение Дивеевской Старице было в 1917
году, когда Благоверный Государь Император Николай II был жив и царствовал на
Престоле. В этот год, последний год русской жизни с Царем, Господь посылал чрез
Ангелов видения старцам святым и отрокам, дабы открыть Крестные Страдания
Избранника Своего Царя Николая малому стаду и возвестить
о грядущей Небесной Славе Царя. Через эти откровения мы имеем несомненную веру
в особую милость Божию к России за искупительную Жертву Царя, об этом нам
постоянно напоминал незабвенный Батюшка Николай: «Любите Царя и не забывайте, что
Он принес Себя в Жертву ради России».
В
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика