Авторизация
 

Александр Каломирос Против ложного единения

Александр Каломирос Против ложного единения


Афины 1963


Смиренные мысли православного христианина по поводу попыток объединения Единой Святой Соборной Апостольской Церкви
с так называемыми “церквами” Запада.



ПРЕДИСЛОВИЕ

   
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
•  
I. МИР БЕЗ ИСТИНЫ
•  
II. РАЗДЕЛЕНИЯ НЕ БЫЛО
•  

III. ПРЕДЛОЖЕНИЕ, А НЕ ОБСУЖДЕНИЕ
•  
IV. СПАСЕНИЕ ОТ МИРА СЕГО
•  
V. АНТИХРИСТ
•  
VI. ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ
•  
VII. СОЮЗ РЕЛИГИЙ
•  

VIII. ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ
•  
IX. ВОПРОС СТАРОГО СТИЛЯ
•  
X. РАСПОЛЗАНИЕ
•  
XI. БОГ ПОРУГАЕМ НЕ БЫВАЕТ
•  
XII. НЕПОГРЕШИМЫЙ КРИТЕРИЙ
•  

XIII. КОВЧЕГ
•  
XIV. МАСКИ

   
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
•  
XV. СОВРЕМЕННОЕ ИДОЛОПОКЛОНСТВО
•  

XVI. ПОД ЗНАМЕНЕМ КРЕСТА
•  
XVII. СПОСОБ ПОЗНАНИЯ
•  
XVIII. ЗАПАДНАЯ ШКОЛА
•  
XIX. СТРАШНЫЕ ТАИНСТВА
•  
XX. СВЕТ
•  

XXI. СПАСЕНИЕ
•  
XXII. ВЕЛИКАЯ БЕЗДНА
•  
XXIII. ОТПАДЕНИЕ
•  
XXIV. ВЕРШИНА БАШНИ
•  
XXV. ЦИВИЛИЗАЦИЯ
•  

XXVI. ТРУДНЫЙ ПУТЬ

   
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
•  
XXVII. ЭККЛИСИОЛОГИЯ
•  
XXVIII. ЛЖЕЕПИСКОПЫ
•  

XXIX. ПЕРЕД КОНЦОМ
•  
XXX. ЗНАМЕНИЯ ПРИШЕСТВИЯ
•  
XXXI. ОПАСНОЕ ВРЕМЯ ПРИДЕТ
•  
XXXII. НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ




ПРЕДИСЛОВИЕ



Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете, ни видов корысти: Бог свидетель! Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других.
(I Фес. 2 : 5,6)

Быть может, и возможно найти известное среднее суждение между двумя мнениями, которое бы в равной мере выражало и то и другое; однако для противоположных мнений об одном и том же предмете - невозможно найти среднее суждение. ...Никогда то, что относится к Церкви, не исправляется чрез компромиссы.
(Св. Марк Ефесский)



Воистину, как говорит святой апостол Павел, великая благочестия тайна1. Благочестие и вера, будучи таинствами, приносят плоды, которых не может дать знание.

Автор этой книги не является богословом, получившим образование в школах, где изучают то, что изучить невозможно, - богословие. Он изучал медицину - нечто поддающееся изучению, поскольку это предмет земного, человеческого знания. Православную веру и благочестие он почерпнул из Предания. Он получил их, как сам говорит, путем передачи веры и благочестия - от учителя к ученику, от родителей к чаду, от старца к послушнику, от христианина к христианину. Поэтому он - один из тех, кто, будучи водимы верою, а не знанием, испытуют божественное, а не изучают его. Как говорит апостол Павел, он ходит верою, а не видением. Вот почему книга его резка. В ней нет ни свидетельствующих о слабости веры компромиссов, ни приспособленчества, цель которых - не производить неприятное впечатление на людей противоположных взглядов; в ней нет какого-либо фальшивого братания. Преданность истине не терпит уступок. Книга его резкая и прямая, хотя сам автор, в действительности, человек смиренный, миролюбивый, кроткий, скромный и очень любезный. Но вера вручает ему меч Духа, и этот смиренный, чуткий и снисходительный человек, исполненный любви, становится прямолинейным и резким. Но и Св. Иоанн Богослов, проповедник любви, не кажется ли самым резким и бескомпромиссным среди всех остальных апостолов и проповедников Евангелия, каким он предстает в Первом Послании и в Книге Откровения?

Автор книги молод. Но никто да не пренебрегает юностью его. Наше духовное знакомство произошло в то время, когда он изучал в Швейцарии медицину, а мы занимались публикацией журнала "Кивотос" (Ковчег). Он написал мне тогда письмо по поводу некоторых злобных статей одного католика в газете "Курьер" и просил нас защитить нашу Православную веру от козней еретиков. В дальнейшем он написал и по сей день пишет мне много, письма его всегда были очень содержательны и полезны, исполнены благоухания глубокой веры и любви к нашему Священному Преданию. Поэтому я настойчиво уговаривал его написать более развернуто на те темы, которые он кратко освещал в своих письмах. Зная его скромность, я просил его согласиться опубликовать это в виде книги. Наконец, он согласился, и эта небольшая книжка - первая, посланная им издателю, господину Александру Пападимитриу, который с удовольствием согласился опубликовать ее.

Мы понимаем, что эту книгу, написанную с разумением во всем, многие осудят, как грубую и невыдержанную, поскольку в наш век лицемерия только те и почитаются истинными христианами, у кого в сердце нет огня веры, особенно веры Православной (т.е. истинной). И поэтому они равнодушны, бездуховны, готовы на компромисс и услужливы, как большинство тех, кто постоянно занимается богословием. Мир привык расценивать таких людей как хороших и терпеливых христиан, таких же, как автор этой книги, - тех, которые духом пламенеют, - он ненавидит, как фанатичных, нетерпимых, суеверных и узколобых поклонников пустых форм. Увы! Современные богословы превратились в совопросников века сего. Те, которые имеют отношение к религии, пишут горы книг, толстых и важных, исполненных так называемого "богословского знания", которое, обладая своим собственным методом исследования религиозных вопросов, является ничем иным, как знанием мирским. Такое знание апостол Павел называет пустым и хитрым обольщением. Святое Евангелие - это сама простота, а его препарируют, изучают и расчленяют, пользуясь философскими системами, ради пустого обольщения. Запутанность, усложненность, сбивающие с толку теории, глупые состязания и родословия и споры о законе - грязь, замутняющая чистую воду, текущую в жизнь вечную, - все это написано во имя Того, Кто пришел в мир сей спасти от греховного бремени заблудшую овцу - человека, напичканного суетными знаниями, - вопия: Приидите ко Мне, все обремененные глупой и бесполезной мудростью. Горы бумаги исписаны во имя Христа и Его Евангелия, но оно есть плод простого опыта сердца, в то время как авторы этих бесчисленных книг плутали в темном лабиринте своей собственной мудрости, вдали от Христа, о Котором они забыли, будучи поглощены своими собственными суетными мыслями. Сердца их перестали ощущать дыхание Божие. Они стали мертвыми и сухими от своей собственной самодовольной мудрости, за которую мир и почитает их.

Именно их имел в виду богоглаголивый Апостол Павел, когда писал: Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. Будут избирать себе учителей - выдвинут многих учителей и, слушая их, будут довольны, потому что суетная мудрость будет льстить их слуху. И оттого, что они не могут слышать истины, простой истины веры, они будут затыкать уши свои, желая слушать басни - фантастические теории, лишенные смысла. И сегодня - разве не видим мы подобное "избрание" учителей, которые своей болтовней льстят слуху своих учеников и остальных христиан?

Итак, книга Каломироса огорчит тех умников, которые низвели религию Христа до уровня системы мирского рационального знания и с насмешкой отвергают любое здравое учение, являющееся для них лишь наивными религиозными воззрениями, исполненными почерпнутых из Предания предрассудков. В самом деле, что вообще может написать для них человек, подобный Каломиросу, который никогда не принадлежал к какой-либо солидной школе (особенно заграничной)?

Но, к счастью, Каломирос пил из источника воды живой, текущей в жизнь вечную, из Предания, он изучал св. отцов день и ночь. И поскольку он, как и его путеводители, имел веру, то был научен Богом. Христос говорит: И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. То есть: "Мои ученики слушают слова Мои в простоте души и принимают их сердцем, не пропуская их чрез свои запутанные умы и не создавая теорий; они принимают их с верой, как невинные овечки, которые слышат голос пастыря и бегут за ним". Вера отверзает уста верующих, проповедь Христа раскрывает сердца христиан, как и говорит Он Сам: Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.

Те безумные мудрецы, которые учат в убедительных словах человеческой мудрости, не принимают истинных проповедников Евангелия, и это потому, что истинные проповедники не сообразуются с веком сим, но преобразуются обновлением ума своего.

Они найдут в этой книге множество поводов к осуждению. Они осудят автора за отсутствие лицемерной вежливости по отношению к еретикам, не замечая того, что автор не дерзок, а обладает смелостью воина Христова и следует словам Апостола Павла, который сказал: Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви, и целомудрия.

Еще одну вину они найдут в том, что его труд исполнен скорбью о Христе, радостотворным плачем, в то время как сами они оптимистичны и помышляют о предметах мира сего. Но послушайте, что говорит Апостол Павел: Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть. Скорбь верующего в Бога человека - это скорбь, которую надежда делает сладостной; и потому она - скорбь радостная, радостотворный плач, через покаяние приносящий спасение человеческой душе.

Я хвалю этого блаженного юношу,*) написавшего столь назидательную книгу, от которой веет духом истинного Православия. Я славлю и восхваляю пречестное имя Господа, дарующего Православной Церкви подобные украшения, сияющие во тьме заблуждений и разрушения. Благословен и препрославлен всемилостивый Господь Бог наш, непоколебимо утвердивший Веру Православную на тех камнях, которые отвергли строители.

Фотий Контоглу.

*) С позволения читателя, я хочу привести здесь несколько старок из письма г-на Каломироса ко мне, которые, думаю, необходимо прочесть.

"Я премного благодарен Вам за Ваши добрые слова. Это для меня большая поддержка, в которой я так нуждаюсь. Там, где я живу, я не знаю никого, кто разделял бы мои мысли и понимал меня. Я не вступаю в споры с атеистами и с теми, кому все безразлично. А верующие смотрят на меня с подозрением и недоверием. Я нахожу утешение лишь при чтении св. отцов и житий святых. Мне кажется порой, что я ошибаюсь. Что бы я ни считал важным, остальные считают это пустяками; и напротив, то, что мне кажется пустяками, другие - как верующие, так и безбожники - считают важным.

Кроме того, я благодарен Вам за предостережение от высокомерия. Из этого я вижу, что Вы - истинный друг. Молитесь, дабы мне не возгордиться. Как бы то ни было, я должен быть очень глуп, если со мною случиться что-то подобное. Я прекрасно понимаю, что все, что я написал, заимствовано мною у св. отцов. Ничего собственно моего. Вот почему я защищаю их так ревностно. Вчера я сказал жене, что многие понятия не имеют о рассматриваемых мною предметах, но в то же время живут ими. А я знаю все это, но не живу этим. И поэтому много раз, когда я писал, я чувствовал, что должен бросить, - но продолжал писать, потому что таким образом, по крайней мере, я мог сосредоточить свои мысли на Боге, даже если сердце мое пребывало в окаменении.

С любовью о Христе
Александр".





ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I. МИР БЕЗ ИСТИНЫ


 

Трагический опыт последних поколений вызвал у человечества возросшую жажду мира. Мир теперь ценят гораздо выше, чем многие идеалы, за которые люди некогда с радостью проливали свою кровь. Причиной этому во многом является тот факт, что война теперь не является тем, чем она зачастую была в прошлом, т.е. столкновением справедливости и несправедливости; она превратилась в бессмысленное противоборство несправедливостей. Столкновение с ложью и лицемерием, которые несправедливость в лице различных партий использовала, дабы в глазах своих приверженцев казаться справедливостью, привело к тому, что люди потеряли веру в существование справедливости и в возможность найти что-либо, что стоило бы защищать. Подобная война, в любой форме, представляется полным абсурдом.

Это нежелание со стороны части человечества любых конфликтов было бы чудесным, если бы оно являлось плодом духовного здравия. Если бы несправедливость, ненависть и ложь перестали существовать, тогда мир стал бы воплощением человеческой мечты о счастье. Единение было бы естественным явлением, а не результатом искусственных усилий. Но мы наблюдаем нечто совершенно противоположное. Ныне, когда говорят о мире и единении, - самолюбие и ненависть, несправедливость и ложь, амбиции и алчность пребывают в своем зените. Все, каждый на свой лад, говорят о любви к человеку, о любви к человечеству. Но не было еще лицемерия большего, чем эта так называемая любовь. Потому что любовь к чему-то теоретическому, к чему-то воображаемому, к такому понятию как "человечество", является равным образом чем-то теоретическим и воображаемым. Она никак не связана с любовью к конкретному человеку, находящемуся рядом с нами. Любовь к конкретному лицу, если она существует, есть единственная реальная любовь. Это любовь к ближнему, о которой заповедал Христос.

Но вместо того чтобы любить этого конкретного человека с его несовершенством и слабостями, его ненавидят в наше время более, чем в какой-либо другой век. И его не только ненавидят, но презирают и унижают; к нему относятся как к "вещи", не имеющей никакой значительной ценности, как к средству для достижения "высоких целей", как к части толпы. Те, которые больше всего рассуждают о любви к человеку и к человечеству, о мире и единении, - они-то как раз больше всего ненавидят своего ближнего. Они любят человека, созданного их собственным воображением; но они не любят реального человека. В действительности такое поклонение идолу "человек" есть самолюбование. Это есть поклонение ego.

Посему было бы наивным верить, будто миротворческое настроение, характеризующее современное человечество, исходит от любви. Все эти слова о любви - лицемерие и обман. Стремление к миру проистекает от утраты идеалов, от страха и от любви к комфорту. Это желание пребывать в мире для наслаждения прелестями мира сего. Это просто стремление к сотрудничеству с целью приобретения благ, которые невозможно стяжать каждому в отдельности. Это универсальное осмысление чувственности и привязанности к вещам, которые стали страстью всего мира. Это продукт необходимости.

Мир, о котором все говорят, - это безоговорочная капитуляция всего доброго, священного и великого и воцарение мелочности, посредственности и равнодушия. Это уничтожение личностной индивидуальности человека и целых народов. Это смесь компромиссов и расчетливости, море лицемерия, безразличие к истине, предательство всего священного и святого.

Война - ужасная вещь, результат человеческого грехопадения, и никто не должен восхвалять ее. Но тот мир, за который идет торговля, - это нечто неизмеримо более страшное. Жар - состояние очень неприятное, но он, по крайней мере, показывает, что организм реагирует на какую-то проникшую в него болезнь. Мир, который нам хотят принести, есть, к несчастью, не тот, который приходит после победы над злом, а тот, который приходит в результате поражения. Это отсутствие жара у трупа.

Кроме того, мир, к которому ныне стремятся люди, не есть лишь мир при сложенном оружии. Это - мир совести. Они хотят примирить добро со злом, праведность с неправедностью, добродетель с грехом, истину с ложью, дабы обрести мир со своею совестью.




II. РАЗДЕЛЕНИЯ НЕ БЫЛО


 

Так называемые христиане играют заметную роль в глобальных мирных инициативах. Под лозунгом "Христиане, объединяйтесь!" они направляются на базар, где будет распродаваться истина.

Когда-то христиане верили и готовы были умереть за свою веру. Ныне их ревность к истине охладела. Они стали считать ее чем-то второстепенным. Они находят, что различия между церквами, из-за которых мученики былых времен самоотверженно жертвовали собою, отцы отправлялись в ссылку, и верные подвергались избиению, - пустяки, не стоящие внимания.

Большинство этих людей безнадежно и болезненно сентиментальны и считают, что религия Христа - это некая этическая система, касающаяся сферы человеческих отношений. Иные же преследуют политические цели и нечистые интересы. Но все вместе они строят город антихриста. Они ищут союза, будучи безразличны к истине; они ищут сближения, игнорируя вечные разногласия; они ищут букву, забыв о духе.

Как могут они надеяться, что неудавшееся в первые века раскола осуществится теперь, когда различия в догматах и в образе мыслей превратились за столетия из трещин в пропасти?

Сам тот факт, что они говорят о союзе церквей, показывает, что их намерение совершенно антихристианское. Ведь тем самым они допускают, что Единая Святая, Соборная и Апостольская Церковь, которую мы исповедуем в нашем Символе Веры, белее не существует, что она разделилась на множество церквей уже не соборных, т.е. не обладающих уже полнотой истины и благодати, коей обладают поместные Православные Церкви, но содержащих лишь большие или меньшие части благодати и истины. Следовательно, они считают, что истины больше нет на земле, что Христос приходил напрасно. Из-за такого смешения истины с ложью стало невозможно снова обнаружить истину, о которой пришел свидетельствовать Христос. Равным образом невозможно и вновь придти ко Христу, Который есть Сама Истина.

Но почему же тогда Христос говорит, что Он будет с нами до конца мира? Я с вами во вся дни до скончания века. Почему Он сказал, что Дух Святый будет наставлять христианами на всякую истину, и что врата адовы не одолеют Церкви?

Если Церковь была разделена (а если она нуждается в соединении, значит, она разделена), то следовательно, согласно обетованию Христову, все обратились ко лжи! Но не дай Бог дойти до такого богохульства! Церковь жива и будет жить до скончания мира, недели-мая и неуязвимая, по обетованию Господа. Все те, кто говорит о "союзе церквей", просто отрицают Христа и Его Церковь.

Когда православный патриарх допускает участие Православной Церкви, как одной из многих "церквей", в протестантском Всемирном Совете церквей, то что это означает, как не то что он публично исповедует, подобно протестантам, существование множества церквей и тем самым - разделение Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви? Что это, как не его публичное отвержение от Христа?

Но в своих нечестивых устремлениях эти люди выдвигают в качестве своих союзников церковные литургические тексты и Самого Христа. В самом деле. Христос молился о Своих учениках, чтобы они были едино, и Церковь молится за каждой литургией о соединении всех.

Но эти выражения не означают, что Церковь молится о том, чтобы христиане, в конце концов, объединились путем взаимных компромиссов в вопросах веры. Здесь нет указания на поиск компромиссных соглашений, с помощью которых объединяются разноименные элементы. Эти слова не имеют никакого отношения к протоколам об объединении, или соглашении, или союзе, имеющих место при подписании соглашений между различными странами после долгих переговоров. Нет, эти выражения не означают ничего подобного. Церковь молится Богу не о соединении различных противоречащих друг другу частей, а о том, чтобы все стали одним и тем же. Иначе говоря, Церковь молится о том, чтобы все мы с великим искренним раскаянием приняли Истину, смиренно пали ниц пред Церковью и были причислены к ее членам; чтобы мы пришли к осознанию тек заблуждений в которых мы жили, и устремились бы к свету и истине, т.е. к Церкви. Вот о чем молится Церковь. Именно об этом она молится во время литургии Свт. Василия Великого:

Расточенныя собери, прельщенныя обрати и совокупи Святей Твоей Соборней и Апостольстей Церкви. Лишь такая молитва и такое желание проистекают от чистой любви, которая стремится исцелять болящих, а не вводить их в заблуждение.




III. ПРЕДЛОЖЕНИЕ, А НЕ ОБСУЖДЕНИЕ


 

Некоторые наивные православные думают, что такое сближение церквей имеет целью не объединение, а просвещение и представительство среди инославных. "Это, - говорят они, - проявление любви к нашим братьям". От них часто можно услышать: "Если мы затворимся в своей раковине, если мы не будем принимать участия в международных конференциях и посылать наблюдателей на папистские соборы и т.д., то как же тогда Запад узнает о Православной Церкви, и как можно будет привлечь его к ней?"

Но разве можно уверить западных людей в том, что Православная Церковь есть Единая и Истинная, когда она на глазах у них общается с ложными "церквами", как с равными? Не подумают ли они, что и Православие, так же как и прочие религии, относительно и не-полно? Или кто-то еще надеется, что эти сборища фанатиков в беретах и ряженых пасторов когда-нибудь будут в состоянии распознать Истину? Они расхваливают Православие лишь для того, чтобы переманить православных к себе. Если бы у них было истинное желание узнать Православие, им не понадобились бы советы и конференции. Они бы пришли и испили из его источников, от его отцов и святых.

Нет! Лучший способ привлечь других к Истине - верить в нее самому; не спорить о ней, а лишь исповедовать ее. Советы и конференции ставят истину на обсуждение. Но это - предательство, потому что на практике это выглядит не как диалог с еретиками с целью их увещевания, а как дискуссия "церквей". Христос призывает не к дискуссиям, а к исповеданию. Истина, которую Он передал нам, не является предметом для спора. На всевозможных экуменических конференциях обсуждения напоминают торг, на котором для достижения окончательного соглашения друг с другом расплачиваются компромиссами в вопросах веры. При таких условиях даже простое присутствие православного на экуменической конференции является предательством Христа. Это предательство Христа за тридцать сребреников, потому что своим участием в ней православный признает свою веру спорной и позволяет другим думать, что он тоже пойдет на компромиссы, если ему предложат подходящую сделку.

Если бы вместо этого все те, кто говорят сегодня о союзе церквей, исповедали бы Православие как единственную и абсолютную истину и отказались бы от всяких официальных и неофициальных церковных контактов с еретиками, не боясь назвать их этим именем, - тогда голос их был бы слышен намного дальше и, что еще важнее, пользовался бы уважением, вызывал бы на размышление. А сейчас голос их - это голос компромиссов, голос, который никого не задевает и на который всем глубоко наплевать.

Святые отцы не вступали в дискуссии с еретиками. Они исповедывали истину и опровергали их притязания, не осторожничая и не делая комплиментов. Они никогда не достигали взаимопонимания с еретическими "церквами". Их диалог всегда был открытым и имел целью спасение и назидание душ. Православная Церковь никогда не поддерживала отношений с "церквами" еретиков. Это был не спор Церкви с "церквями", а диалог между Церковью и сбившимися с пути душами. Церковь не обсуждает, потому что она не ищет. Она просто дает, потому что она имеет все.




IV. СПАСЕНИЕ ОТ МИРА СЕГО


 

Но почему же наши христиане так легко поддаются проповеди о соединении церквей? Почему, вместо того чтобы исполняться ревности и нести Истину в этот мир, которому ее так не достает, они сосут карамельку под названием "мир", взвешивая, чего на их взгляд больше - того, что разъединяет христиан, или того, что их объединяет? Это происходить потому, что им самим не достает знания Истины. В большинстве своем они являются членами христианских общественных организаций и братств и с раннего детства заучили катехизис этико-философской системы с внешним, показным христианством, которое внушило им веру в то, цель христианства заключается в достижении мирного сосуществования людей в духе любви. Вечность же и видение Бога для этих христиан суть вещи весьма отвлеченные и зачастую неинтересные. Большинство из них, будучи экстравертами, являются людьми действия, которые обратились в христианство, чтобы найти там организованный и направленный modus vivendi, вести образ жизни хороших честных граждан на этой земле. Для таких людей Бог есть Великий Раб их личных интересов, а вечная жизнь - прекрасная, но, к счастью, далекая надежда на воскресение.

Проповеди о единении очень легко пускают корни в душах таких христиан. В самом деле, как хорошо было бы, если бы круг честных и добродетельных людей расширился до всемирного масштаба. Мы могли бы тогда вести дела, не опасаясь, что нас могут одурачить; мы могли бы иметь со всеми хорошие мирные отношения, не опасаясь преследований, не имея нужды бороться. А что до Истины - "Что есть Истина?" - Мы все верим во Христа, и этого довольно. Кроме того, мир сегодня переживает тяжелые времена. Христианам нужно поскорее объединиться пред лицом опасности, например, коммунизма.

Они спрашивают: "Кто нас выведет и спасет современный мир?"

И сами отвечают: "Только единая, объединенная христианская Церковь".

Но Христос вочеловечился не для того, чтобы спасти мир сей, лежащий во зле. Напротив, Он пришел спасти Своих от мира, вырвать их из лап лукавого, соединить их с Собою и обоготворить их благодатью, и с ними вместе спасти и всю стенающую тварь. Мир идет в погибель. Он следует за князем мира сего, врагом Божиим. Я о них молю, не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне.

Но эти люди принимают сторону мира сего и сокровища веры и жизни христианской приносят в жертву чину диавольскому, который никогда не спасется. Не Христос призывает к так называемому союзу церквей, а мир. Христос не заповедует соединять истину с ложью; это мы сами стремимся подменить истину, дабы сделать ее относительной и неполной. Вот почему, когда встает вопрос о соединении церквей, видно, что его с энтузиазмом поддерживают те, кто никогда прежде не интересовался вопросами религии. Объединение - лучший способ нейтрализовать христианство, придуманный диавольскою ратью. Это начало разрушения христианства и его подмены прихотями политиков; это преобразование христианства в служение интересам мира сего.

Посредством объединения христианство может достичь большей власти в мире, но оно лишится тогда своей духовной силы, а она-то и не дает миру покоя. Не то же ли самой произошло уже с Римо-католической церковью? Жажда мировой власти заставила папистов сойти на исхоженный путь политических махинаций, на котором они проявили себя как инструменты большой политики.

Все, кто говорит об объединении, не поняли, зачем Христос пришел в мир. Они думают, что Он пришел проповедовать искусственное этическое учение, наподобие их собственного; что Он пришел учить нас, как нам стать добрыми гражданами мира сего. Они повторяют снова и снова, что люди должны следовать законам Христа, дабы Царствие Божие могло наконец придти на землю. Одни говорят о "христианской Греции", другие - о "христианской демократии", третьи - о "христианских царствах", и никто из них не может понять, как их чаяния походят на чаяния иудеев, которые ждали мессию - царя земного.

Им не нужен Христос таким, какой Он есть. Они не хотят Христа, Который в пустыне отверг искушения диавола и не поддался им. Им нужен Христос, желающий царств земных; Христос, Который превратит камни в хлеба, чтобы люди смогли насытиться; Христос, Который потрясет мир чудесами, кои внушат благоговейный страх и заставят людей покориться.

Иначе говоря, эти люди ждут не Христа, а антихриста. До Второго Пришествия Христос останется смиренным и незримым, далеким от земных властей и мирских удобств, никого не принуждая следовать за Собой, а лишь призывая пришедших к Нему подражать Ему в неприметности и смирении и не ожидать ничего земного.

"Христиане", которые говорят о "Божьем народе", "христианской Греции", "всемирном христианстве" и "союзе церквей", не хотят такого Христа. Как Великий Инквизитор Достоевского, они готовы бросить Христа в огонь, потому что Он разрушает их планы, которые они настойчиво воплощали в жизнь в течении многих лет. "Ты пришел учить нас христианству, которое бесчеловечно и трудно, - говорит Инквизитор Христу, - мы же трудились многие столетия, чтобы наконец создать человеческую религию. И вот сейчас, когда мы преуспели в этом, Ты пришел расстроить наши многовековые усилия? Но Тебе это не удастся. Завтра я прикажу им сжечь Тебя, как еретика".

Да, люди хотят Христа, Который будет говорит об этой жизни, а не о той; Христа, Который предложит удовольствия в этой жизни, а не в будущей. Им не нужны сокровища, которые невозможно взвесить и потрогать, им нужны сокровища осязаемые, здесь и сейчас. Им нужен Христос - властелин века настоящего, а не будущего.

Вот почему им безразлично, что станется с истиной, когда в результате тысячи и одного компромисса все эти колеблющиеся и так называемые христианские церкви объединятся. Вот отчего им не интересно, во что превратится жизнь во Христе в результате вторжения на чистую почву Православия множества религиозных варваров и духовных олухов. Их не интересует ни истина, ни Христос, ни благодатная жизнь в Духе. Их интересует лишь земная власть, достигаемая через объединение, и управление миром при едином всемирном мировоззрении.

Эти люди претендуют на то, чтобы именоваться христианами, не являясь ими в действительности. Большинство из них считает себя истинными христианами, потому что они не знают, что такое христианство и опутывают его философскими и, как любят они выражаться, "глобальными теориями". На деле же они являются последователями антихриста, как иудеи времен Христа и как иудеи всех последних времен.

Иудеи ожидали Мессию веками, а когда Он пришел они не приняли Его; вместо этого они повесили Его на кресте. А почему? Потому что Христос был не таким, каким они Его ожидали. Вот почему они были не в состоянии распознать в Его лице Мессию. Они ждали царя земного, завоевателя мира. Они ожидали того, кто покорил бы все племена земные под пяту народа Израильского, кто заставил бы римских правителей мира поклониться и служить ему, кто дал бы власть и славу своим последователям.

Когда же они увидели Его - нищего и смиренного, кроткого и исполненного мира, не предлагавшего земных благ, а беседующего о небесном и, более того, призывавшего отрекаться от земного и материального, дабы свободными достичь небесного и нематериального, - они осознали, что Он был не для них. Он был не мессией, которого они ожидали, а совершенной противоположностью тому. Он, Который отказался превратить камни в хлеба, дабы все насытились, отказался поразить толпу силою Своею и не согласился покорить царства земные, не мог быть для них подходящим вождем. Вот почему они распяли Его и стали ждать другого. И они все так же ждут его. И вместе с иудеями ждут своего мессию миллионы людей, и большинство из них называет себя христианами. Они и не подозревают, что ждут того же самого мессию, что и иудеи.


V. АНТИХРИСТ

 

Трагедия состоит в том, что мессия которого ждут иудеи, придет. Сказано это устами Христа и устами апостолов; это записано в книгах Нового Завета. Мессия иудеев придет. Он даст не только хлеб, который отказался дать Христос, но и все материальные блага, которые Господь также отказался дать. Он потрясет мир знамениями и чудесами, которые ошеломят и устрашат людей во всех концах земли, и они, рабски падут ниц к его ногам. Он объединит все племена и народы и царства земные в одно государство. Он исполнит радостью сердца законников и фарисеев, сердце каждого человека из племени "иудейского". Да, мессия иудеев придет. Он будет тем, кем не является Христос; он не будет тем, Кем Христос является. Он будет антихристом.

Дети! Последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист...

Молим вас, братия, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает день Христов. Да не смутит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется чело-век греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду.

Антихрист появится в истории не в виде этакого устрашающего и все сотрясающего чудовища, в котором все бы его узнали, и дела его вовсе не будут аморальны. Придет он так, что лишь немногие распознают его. Он придет после многовековых приготовлений, берущих начало от первых дней Церкви и продолжающихся, все более усиленно, в наши дни. Человечество же увидит в его лице своего благодетеля.

Многие века отступничества воспитали человечество и приготовили его к принятию антихриста. Человечество ждет его как своего идеального вождя. Все историческое развитие ведет к антихристу.



VI. ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ


 

Католицизм позволил расцвести в западном христианстве духу мира сего. Он утопил христианскую мысль в рационализме и языческом мировоззрении античной Греции. И наконец, католицизм, с его непогрешимым Папой, привнес механический элемент в отношения между человеком и Богом, уча, что Бог обещал говорить устами грешных и высокомерных людей, каковыми были многие Папы. Ренессанс и гуманизм были поворотом западно-христианского мира к идолопоклонству. В действительности они были проявлением разочарования людей в испорченном христианстве. Гуманизм, проповедуемый, к несчастью, даже так называемыми христианами в виде "эллино-христианской цивилизации", стал сегодня религией века.

Протестантизм довел папистский рационализм до крайних выводов. Протестантизм отверг святость Церкви и ее водительство Духом Святым, потому что он не видел в Западной церкви ни святости, ни истины. Так протестанты отвергли Предание и лишили верующих критерия истины и лжи, навсегда отогнав от себя благодать Божию.


От протестантизма до атеизма и материализма было уже рукой подать. Философии различного толка стали претендовать на место веры христианской в умах людей, и в конце концов мир пришел к поклонению науке. Наука обладала особой силой покорять толпу, По-Тому что достижения ее в области технологии вызывали удивление и восторг у масс, которые, при недостатке духовного опыта, стали легкой добычей материализма. Затем наука дала человечеству ложное ощущение знан
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика