Авторизация
18 июля 2018 (05 июля ст.ст)
 

Как выбрать старца или духовного наставника

Искал Я у них, - говорит Господь устами Пророка, - человека, который бы поставил
стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил, и не
нашел (Иезек. 22, 30). Когда св. Епифания епископа Кипрского спросили,
достаточно ли одного праведника для умилостивления Бога, он отвечал:
«Достаточно, ибо Сам Бог сказал: аще обрящете единого мужа, творящего суд и
ищущего веры, милосерд буду всему народу».



«Слепец
слепца аще водит, оба в яму впадут; довлеет бо ученику, да будет яко учитель
его» (Мф. 15, 14; 10, 25). «Многие из старцев, - говорит св. Иоанн Кассиан, -
вместо пользы - вред, вместо утешения отчаяние причиняют вопрошающим, и сие
оправдывается примером» (Собес, 2-е, гл. 10). «Не всякий, кто стар летами, уже
способен к руководству; но кто вошел в бесстрастие и приял дар рассуждения», -
говорит много потерпевший вреда от неопытных стар­цев св. Петр Дамаскин.



«Не
всякому человеку открывай свои помыслы, - говорит св. Ефрем Сирин, - а только тем, о коих дознаешь, что они духовны»
(Добротолюбие, т. 2, стр. 473). «Не всякий, подающий совет, достоин
доверенности, но только тот, кто прежде сам хорошо управил свободу свою» (Св.
Исаак Сирин, сл. 78). «При выборе старца не на того обращай внимание, кто преклонных
лет уже, - говорит Авва Исайя, - но кто убелен ведением и опытностию духовной,
чтобы не получил ты вреда и не размножились страсти твои» (Добротолюбие, т. 1,
стр. 463).



Итак,
«прежде вступления нашего на сей путь (путь жизни подруководственной), мы
должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы
не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача - на больного,
вместо бесстрастного - на человека, обладаемого страстями, вместо пристани - в пучину, и таким образом не найти готовой
погибели» (Леств., сл. 4, поуч. 6). В предупреждение ошибок при выборе старца
св. отцы указывают на добродетели и признаки, коими должен обладать хороший
руководитель. Лествичник в слове к пастырю называет наставника врачом, учителем,
книгу, в сердце написанную, имеющим и не от человека наученным, безстрастным, в
Боге живущим и пр. «Правомыслие и опытность наставника можно распознать, -
говорит св. Антоний Великий, - из того, согласно ли его слово с словом Божиим»
(Добротолюбие, т. 1, стр. 125).



Если
же кто не хочет искренно творить волю Божию, то, хотя он и к пророку пойдет, и
пророку положит Бог на сердце отвечать ему сообразно с его развращенным
сердцем, по Писанию: и пророк аще прельстится и речет слово, Аз Господь
прельстих пророка того» (Иезек. 14, 19. Поуч. 5).



 «Свой своего найдет», - говаривал оптинский
старец о. Леонид, выражая тем, что искренно и от всей души ищущего спасения Бог
приведет к истинному наставнику; а кто при желании спасения допускает в себе и
человеческие расчеты, двоедушничает, не верит, сомневается и самооправдывается,
тот к такому наставнику и советнику и попадет (Жизнеописание, стр. 66).



 



Так
велика нужда предания себя руководству других. В виду этого никак нельзя
отдаваться руководству без всякого разбора и кому прилучится.



Находятся
в святоотеческих творениях и другие указания относительно выбора старца.
Вообще, старца советуют Св. Отцы выбирать безстрастнаго, разсудительнаго,
опытно прошедшаго путь спасения.



Выбор
должен быть сделан свободно, но весьма осмотрительно, путем сличения
наставления старца с Св. Писанием и после усердных молитв.



В
правилах св. Василия Великаго говорится: «Дать ему (новоначальному) наставника,
какого сам изберет»; избирать же советовалось такого, какой построже («Древний
иноческий устав» Василия Великаго).



«Не
всякому человеку, - говорит преп. Ефрем Сирин, - открывай свои помыслы, а
только тем, о коих знаешь, что они духовны; ибо много сетей у диавола. От людей
духовных ничего не скрывай, чтобы враг, нашедши себе угол, не вогнездился в
тебе, но с людьми плотскими не входи в совет» (Ефрем Сир., Добротол. 2 т., 56
гл.).



«Молитвами
и слезами умоли Бога послать тебе руководителя безстрастнаго и святаго.
Изследуй и сам Божественныя Писания и особенно деятельныя писания Св. Отцов,
чтобы, с ними сличая то, чему учат тебя учитель и нас­тоятель, мог ты как в
зеркале, видеть, насколько они согласны между собою, и затем согласное с
Писанием усвоять и удерживать в мысли, а несогласное, рассудив добре, отлагать,
чтоб не прельститься» (там же, гл. 33).



«Братие,
часто и со всем усердием моли Бога показать тебе человека, могущаго добре
поруководить тебя; и кого укажет тебе Бог, тайно ли действом благодати Своей,
или явно чрез какого-нибудь раба Своего, иди к нему и имей благоговейнство пред
ним, смотря на него, как на Самаго Христа» (Симеон Нов. Богослов, сл. 72).



«Нужно
искать наставника незаблуднаго, чтоб по его начертанию научиться распознавать
десные и шуие недостатки и излишества по делу внимания, встречающиеся по
навождению лукаваго. Он из того, что сам пострадал, искушен быв, будет
объяснять нам, что потребуется и верно показывать сей мысленный путь, который
потому нам удобно будет совершать. Если нет на виду такого наставника, надо
поискать его, не жалея трудов» (Добротол., том 5, наставл. Никифора
Уединенника).



Схимонах
Зосима Верховский советует не утаивать от старца даже согрешений других
братьев. «Если кто не только сам не хочет жить с откровением своих помыслов, но
и скорбит на тех, кои возвещают о нем отцу, таковый не повинуется Василию
Великому, который говорит в своих правилах (нравоуч. правила, вопр. 46):
«Всякий грех должен быть объявлен настоятелю либо самим согрешившим, либо
имеющим сведение о нем; ибо умолчанное зло и есть скрытая болезнь души. Как не
назову благодетелем того, который заключает вред в теле, а скорее того, который
суровым причинением боли и отсечением вреда выводит эту болезнь наружу, чтобы
или рвотою вред извержен был, или окончательно чрез объявление болезни известен был способ
врачевания: так и утаение греха недугующему уготовляет смерть; ибо сказано:
жало смерти - грех; ибо лучше обличение откровенное тайной любви. Поэтому никто
да не сокрывает грех другого брата, да не братоубийцею вместо братолюбца будет,
и да не скрывает сам своего греха; ибо сказано: не исцеляющий себя в своих
делах, брат есть погубляющему самого себя. Если и нужны в монашестве всякия
изнурения и подвиги, то для того, чтобы стяжать чистое сердце и безстрастие; а
как очистится, как уврачуется и приидет в безстрастие тот, кто не открывает своих
язв и не принимает врачевания?» (поуч. схимон. Зосимы Верхов. из жития его,
часть 2, гл. 2).



«Если
ты хочешь отречься от мира, - говорил святый Симеон Новый Богослов современным
ему инокам, - и научиться евангельскому житию, то не предай (не поручи) себя неискусному
или страстному учителю, чтоб не научиться, вместо евангельскаго жития,
диавольскому житию: потому что благих учителей и учительство благое, а злых -
злое; от лукавых семян непременно произрастают и лукавые плоды. Всякий
невидящий и обещающийся наставлять других есть обманщик и последующих ему
ввергает в ров погибели по слову Господа: Слепец же слепца аще водит, оба в яму
впадут.



При
другом случае этот великий угодник Божий, советуя иноку действовать по указанию
духовнаго отца, присовокупляет: «однако да поступает так только в таком случае,
когда знает, что духовный отец его - причастник Духа, что он не будет говорить
ему противоположнаго воле Божией, но по дарованию своему и по мере
повинующагося, возглаголет угодное Богу и полезное для души, чтоб не оказаться
повинующимся человеку, а не Богу».



В
этом смысле завещавает и апостол: не будите раби человеком. Он повелевает самое
служение господу совершать духовно, а не в характере человекоугодников, но в
характере рабов Христовых, творя волю Божию в наружном служении человекам.
Ныне, - говорит,- человеки препираю или Бога? или ищу человеком угождати? аще
бых человеком еще угождал, Христов раб не бых убо был. Не весте ли, яко емуже
представляете себе рабы в послушание - человеку плотскаго мудрования или Богу -
раби есте, егоже послушаете: или греха и
плотскаго мудрования в смерть, или послушания в правду Божию и во спасение.



Послушание
образует повинующагося по образу того, кому он повинуется: зачинаху овцы по
жезлом, - говорить Писание. Те старцы, которые принимают на себя роль….
употребим это неприятное слово, принадлежащее языческому миру, чтоб точнее
объяснить дело, которое в сущности не что иное, как душепагубное актерство и
печальнейшая комедия - старцы, которые принимают на себя роль древних святых
Старцев, не имея их духовных дарований, да ведают, что самое их намерение,
самыя мысли и понятия их о великом иноческом делании - послушании суть ложныя,
что самый их образ мыслей, их разум, их знание суть самообольщение и бесовская
прелесть, которая не может не дать соответствующаго себе плода в наставляемом
ими.



Их
неправильное и недостаточное настроение только в течение некоторого времени
может оставаться незаметным руководимому ими неопытному новоначальному, если
этот новоначальный сколько-нибудь умен и занимается святым чтением с прямым
намерением спасения. В свое время оно должно непременно раскрыться и послужить
поводом к неприятнейшей разлуке, к неприятнейшим отношениям старца с учеником,
к душевному разстройству того и другаго.



Страшное
дело - принять, по самомнению и само­вольно, на себя обязанности, которыя можно
исполнять только по велению Святаго Духа и действием Духа; страшное дело -
представлять себя сосудом Святаго Духа, между тем, как общение с сатаною еще не
расторгнуто и сосуд не престает оскверняться действием сатаны! Ужасно такое
лицемерство и лицедейство! Гибельно оно для себя и для ближняго, преступно пред
Богом, богохульно.



Напрасно
будут указывать нам на преподобнаго Захарию, который, находясь в повиновении у
неискуснаго старца, отца своего по плоти, Кариона, достиг иноческаго
совершенства, или на преподобнаго Акакия, спасшегося в жительстве у жестокаго
старца, который согнал безчеловечными побоями ученика своего преждевременно в
гроб2). Тот и другой находились в послушании у недостаточных
старцев, но руководствовались советами Духо-носных Отцов, также
назидательнейшими примерами, которые были во множеств пред очами их:
единственно по этой причин они могли пробыть в наружном послушании у своих
старцев. Эти случаи - вне общаго порядка и правила.



«Образ
действия Промысла Божия, - сказал святый Исаак Сирский, - вполне отличается от
общаго человеческаго порядка. Ты держись общаго порядка». Возразят: вера
послушника может заменить недостаточество старца. Неправда: вера в истину
спасает, вера в ложь и в бесовскую прелесть губит, по учению апостола. Любве
истины не прияша, - говорит он о произвольно погибающих, - во еже спастися им.
И сего ради послет (попустит) им Бог действо льсти, во еже веровати им лжи, да
суд приимут вси неверовавшии истине, но благоволившии в неправде.



В
Египте старейшина разбойников Флавиан, намереваясь ограбить некоторый женский
монастырь, облекся в монашеское одеяние и пришел в этот монастырь. Монахини
приняли его, как одного из святых отцов, ввели в церковь, прося принести о них
молитву Богу, что Флавиан исполнил, против воли своей и к удивлению своему.
Потом представлена была ему трапеза. По окончании трапезы монахини умыли его
ноги. В монастыре одна из сестер была слепа и глуха. Монахини привели ее и
напоили водою, которою омыты были ноги странника. Больная немедленно
исцелилась. Монахини просла­вили Бога и святое житие страннаго инока,
провозглашая совершившееся чудо. Благодать Божия низошла на старейшину
разбойников: он принес покаяние и из старейшины разбойников претворился в
знаменоноснаго отца.



В
житии святаго Феодора, епископа едесскаго, читаем, что блудница, будучи
принуждена отчаянною супругою Адера, принесла Богу молитву о умершем ея сыне,
что младенец воскрес по молитв блудницы. Блудница, приведенная в ужас совершившимся
над нею, немедленно оставила греховную жизнь, вступила в монастырь и
подвижническою жизнию достигла святости.



Такия
события – исключения. Созерцая их, мы поступим правильно, если будем удивляться
смотрению и непостижимым судьбам Божиим, укрепляться в вере и надежде; поступим
очень неправильно, если будем эти события принимать в образец подражания. В
руководителя поведению нашему дан нам Самим Богом Закон Божий, то есть,
Священное Писание и писания Отеческия. Апостол Павел решительно говорит: Повелеваем
же вам, братие, о имени Господа нашего Иисуса Христа, отлучатися вам от всякого
брата, безчинно ходяща, а не по преданию, еже прияша от нас. Преданием здесь
названо нравственное предание Церкви. Оно изложено в Священном Писании и в
писаниях Святых Отцов.



Преподобный
Пимен Великий повелел немедленно разлучаться со старцем, сожительство с которым
оказывается душевредным, очевидно, по нарушению этим старцем нравственного
предания Церкви. Иное дело, когда нет душевнаго вреда, а только смущают
помыслы: смущающие помыслы, очевидно, бесовские; не надо им повиноваться,
как действующим именно там, где мы получаем душевную пользу,
которую они хотят похитить у нас.



Иноческое
послушание, в том виде и характере, как оно проходилось в среде древняго
монашества, есть высокое духовное таинство. Постижение его и полное подражание
ему соделались для нас невозможными: возможно одно благоговейное благоразумное
разсматривание его, возможно усвоение духа его.



Тогда
мы вступим на путь правильнаго суждения и душеспасительнаго благоразумия,
когда, читая опыты и правила делания древних Отцов - послушания их, равно
дивнаго и в руководителях, и в руководимых - увидим в современности общий
упадок христианства, со­знаемся, что мы неспособны наследовать делание Отцов в
полноте его и во всем обилии его. И то - великая милость Божия к нам, великое
счастие для нас, что предоставлено нам питаться крупицами, падающими с духовной
трапезы Отцов. Эти крупицы не составляют собою удовлетворительнейшей пищи, но
могут, хотя не без ощущения нужды и голода, предохранить от душевной смерти.



Крупицами
названо в предшествовавшей главе духовное жительство, предоставленное Промыслом
Божиим нашему времени. Оно основывается на руководстве в деле спасения
Священным Писанием и писаниями Святых Отцов, при совете и назидании,
заимствуемых от современных отцов и братий. В собственном смысл, это -
послушание древних иноков, в ином вид, приспособленном к нашей немощи,
преимущественно душевной.



Древним
послушникам их Духоносные наставники возвещали немедленно и прямо волю Божию:
ныне иноки должны сами отыскивать волю Божию в Писании и потому подвергаться
частым и продолжительным недоумениям и погрешностям. Тогда преуспеяние было
быстрым по свойству делания; ныне оно косно, опять по свойству делания. Таково
благоволение о нас Бога нашего: мы обязаны покорствовать ему и со благодарением
благоговеть пред ним.



Наше
современное иноческое жительство по Писанию и совету отцов и братий освящено
примером главы мо­нашества, преподобнаго Антония Великаго. Он не был в послушании
у старца, но в новоначалии своем жил отдельно и заимствовал наставления из
Писания и от разных отцов и братий: у одного научался он воздержанию, у другаго
кротости, терпению, смирению, у иного строгой бдительности над собою,
безмолвию, стараясь усвоить себе добродетель каждаго добродетельнаго инока,
всем оказывая по возможности послушание, смиряясь пред всеми и молясь Богу
непрестанно.



Поступай
и ты, новоначальный, таким образом! Оказывай настоятелям и прочему
монастырскому начальству нелицемерное и нечеловекоугодливое послушание,
послушание, чуждое лести и ласкательства, послушание ради Бога. Оказывай
послушание всем отцам и братиям в их приказаниях, не противных Закону Божию,
уставу и порядку монастыря и распоряжению монастырскаго начальства. Но никак не
будь послушен на зло, если б и случилось тебе потерпеть за нечеловекоугодие и
твердость твои некоторую скорбь.



Советуйся
с добродетельными и разумными отцами и братиями; но усваивай себе советы их с
крайнею осторожностию и осмотрительностию. Не увлекайся советом по
первоначальному действию его на тебя! По страстности и слепоте твоей иной
страстный и зловредный совет может понравиться тебе единственно по неведению и
неопытности твоим, или потому, что он угождает какой либо сокровенной,
неведомой тобою, живущей в тебе страсти.
С плачем и сердечными воздыханиями умоляй Бога, чтоб Он не попустил тебе
уклониться от Его всесвятой воли к последованию падшей человеческой воле, твоей
или ближняго твоего, твоего советника. Как о своих помыслах, так и о помыслах ближняго,
о его советах, советуйся с Евангелием.



Тщеславие
и самомнение любят учить и наставлять. Они не заботятся о достоинстве своего
совета! Они не помышляют, что могут нанести ближнему неисцельную язву нелепым
советом, который принимается неопытным новоначальным с безотчетливою
доверенностию, с плотским и кровяным разгорячением! Им нужен успех, какого бы
ни был качества этот успех, какое бы ни было его начало! Им нужно произвести
впечатление на новоначальнаго и нравственно подчинить его себе! им нужна похвала
человеческая! Им нужно прослыть святыми, разумными, прозорливыми старцами,
учителями! Им нужно напитать свое ненасытное тщеславие, свою гордыню.



Была
справедливою молитва Пророка всегда, в особенности она справедлива ныне: Спаси
мя. Господи, яко оскуде преподобный, яко умалишася истины от сынов
человеческих. Суетная глагола кийждо ко искреннему своему: устне льстивыя в
сердце: и в сердце глаголаша злая. Слово ложное и лицемерное не может не быть
словом злым и зловредным. Против такого настроения необходимо принять меры
осторожности.



«Изучай
Божественное Писание,- говорит Симеон Новый Богослов, - и писания Святых Отцов,
особливо деятельныя, чтоб, с учением их сличив учение и поведение твоего
учителя и старца, ты мог их видеть (это учение и поведение), как в зеркале, и
понимать; согласное с Писанием усваивать себе и содержать в мысли; ложное же и
худое познавать и отвергать, чтоб не быть обманутым. Знай, что в наши дни
появилось много обманщиков и лжеучителей».



Преподобный
Симеон жил в десятом столетии по Рождестве Христовом, за девять веков до нашего
вре­мени: вот уже когда раздался голос праведника в Святой Христовой Церкви о
недостатке истинных, Духоносных руководителей, о множестве лжеучителей. С
течением времени более и более оскудевали удовлетворительные наставники
монашества: тогда Святые Отцы начали более и более предлагать руководство
Священным Писанием и писаниями Отеческими.



Преподобный
Нил Сорский, ссылаясь на Отцов, писавших прежде его, говорит: «Не малый подвиг,
- сказали они, - найти непрелестнаго учителя сему чудному деланию (истинной
иноческой сердечной и умной молитве). Они наименовали непрелестным того, кто
имеет свидетельствованное Божественным Писанием делание и мудрование и стяжал
духовное разсуждение. И то сказали Святые Отцы, что и тогда едва можно было
найти непрелестнаго учителя таким предметам; ныне же, когда они оскудели до
крайности, должно искать со всею тщательностию. Если же не найдется, то Святые
Отцы повелели научаться из Божественнаго Писания, слыша Самого Господа, говорящаго:
Испытайте Писания, и в них найдете живот вечный. Елика бо преднаписана быша в
Святых Писаниях, в наше наказание (наставление) преднаписашася.



Преподобный
Нил жил в 15-м столетии; он основал скит неподалеку от Бела-Озера, где и
занимался молитвою в глубоком уединении. Полезно прислушаться старцам новейших
времен, с каким смирением и самоотвержением отзывается преподобный Нил о
наставлениях, которыя он преподавал братии.



«Никто
не должен утаевать слова Божия по своему нерадению, но исповедывать свою немощь
и вместе не скрывать истины Божией, чтоб не сделаться нам виновными в
преступлении заповеди Божией. Не будем утаевать слова Божия, но будем возвещать
его. Божественныя Писания и слова Святых Отцов многочисленны, как песок
морский: неленостно изследывая их, преподаем приходящим к нам и нуждающимся в
них (требующим, вопрошающим). Правильнее же: преподаем не мы, потому что мы
недостойны этого, но преподают блаженные Святые Отцы из Божественнаго Писания».



Вот
превосходный образец для современнаго наставления! Он вполне душеполезен для
наставника и наставляемаго; он - правильное выражение умереннаго преуспеяния;
он соединен с отвержением самомнения, безумной наглости и дерзости, в которыя
впадают подражающие по наружности Великому Варсонофию и другим знаменоносным
Отцам, не имея благодати Отцов. Что было в
тех выражением обильнаго присутствия в них Святаго Духа, то
в безрассудных, лицемерных подражателях служит выражением обильнаго невежества,
самообольщения, гордости, дерзости.



Возлюбленные
отцы! Будем произносить слово Божие братиям нашим со всевозможным смирением и благоговением,
сознавая себя недостаточными для сего служения и охраняя самих себя от
тщеславия, которое сильно стужает людям страстным, когда они поучают братию.
Подумайте, что мы должны воздать ответ за каждое праздное слово, тем тягостнее
ответ за слово Божие, произнесенное с тщеславием и по побуждению тщеславия.



Потребит
Господь вся устны лъстивыя, язык велеречивый, рекшыя: язык наш возвеличим,
устны наша при нас суть: кто нам Господь есть. Потребит Господь ищущих славы
своей, а не Божией. Устрашимся прещения Господня! Будем произносить слово
назидания по требованию существенной необходимости, не как наставники, а как
нуждающиеся в наставлении и тщащиеся соделаться причастниками наставления,
преподаемаго Богом в Его всесвятом Слове.



Кийждо
якоже прият дарование, - говорит святый апостол Петр, - между себе сим служаще,
яко добрии строители различныя благодати Божия. Аще кто глаголет, яко словеса
Божия, со страхом Божиим и благоговением к словам Божиим, а не как свои
собственныя слова: аще кто служит, яко от крепости, юже подает Бог, а не как-бы
из своей собственной: да о всем славится Бог, Иисус Христом.



Действующий
из себя действует для тщеславия, приносит и себя, и послушающих его в жертву сатане:
действующий из Господа действует в славу Господа, совершает свое спасение и
спасение ближних Господом, единым Спасителем человеков.



Будем
страшиться преподания новоначальному какого либо необдуманнаго наставления,
неоснованнаго на слове Божием и на духовном разумении слова Божия. Лучше
сознаться в неведении, нежели выказать ведение душевредное.



Охранимся
от великаго бъдствия - превратить легковернаго новоначальнаго из раба Божия в
раба человеческаго, привлекши его к творению падшей воли человеческой вместо
всесвятой воли Божией. Скромное отношение советника к наставляемому – совсем
другое, нежели старца к безусловному послушнику, рабу о Господе.



Совет
не заключает в себе условия непременно исполнять его: он может быть исполнен и
не исполнен. На советнике не лежит никакой ответственности за совет его, если
он подал его со страхом Божиим и смиренномудрием, не самопроизвольно, а будучи
спрошен и понужден. Также и получивший совет не связывается им: на произволе и
разсуждении его остается исполнить или не исполнить полученный совет. Очевидно,
как путь совета и последования Священному Писанию сообразен с нашим слабым
временем.



Но
при посещении других монастырей они должны руководствоваться советом
преподобнаго Макария Александрийскаго преподобному Пахомию Великому. Пахомий
спросил Макария о наставлении братий и суде над ними. Авва Макарий отвечал:
«Учи и суди своих подчиненных, и не суди никого из посторонних». Это правило
соблюдали и соблюдают все настоятели, желающие благоугодить Богу.



Яркую
картину страшного нравственного упадка в обителях XIX века представляет собой
дневник скончавшегося в Оптиной пустыни игумена Феодосия, ученика оптинских
старцев, много лет подвизавшегося в Троицко-Лебедянской пустыни. В частности,
игумен Феодосий горько сетует о нравственном вреде, причиняемом монастырям
насельниками, не имеющими стремления к монашеской жизни.



Святитель
Тихон Задонский взывал: «Нынче почти нет истинного благочестия, нынче одно
лицемерство»; «Христианство незаметно удаляется от людей, остается одно лицемерство».
Созвучно свт. Тихону писал святитель Игнатий, еп. Ставропольский:
«Христианство, этот таинственный духовный дар человекам, удаляется неприметным
образом для невнимающих своему спасению из общества человеческого,
пренебрегшего этим даром. Надо увидеть это, чтобы не быть обманутым актерами и
актерством благочестия».



При
богоборческой власти братия и паломники подвергались также прямым гонениям:
постоянно устраивались обыски, аресты, здоровых людей насильственно отправляли
в психбольницы. Чем-либо проявивших себя с положительной стороны насельников,
как правило, тут же отправляли на отдаленные приходы или просто изгоняли из
обителей, лишив регистрации и позаботившись о том, чтобы их не приняла ни одна
епархия. Атеистическое государство бесцеремонно вмешивалось во внутреннюю жизнь
монастырей. Делалось все, чтобы разрушать существующие обители изнутри путем
разложения духа их насельников. Зная влияние монастырей на православный народ и
то уважение, которым пользуются
монашествующие, безбожники пытались представить их в глазах «трудящихся масс»
как развратников, пьяниц и тунеядцев. Как правило, это достигалось путем
искусственного внедрения в число насельников обителей платных агентов КГБ,
которые в большинстве своем действительно являлись пьяницами, ворами и
развратниками, доходили даже до содомских грехов.



Поскольку
назначение игуменов и игумений обязательно согласовывалось с Комитетом по делам
религиозных культов, нередко такие «насельники» и назначались игуменами
монастырей. В одном из известнейших монастырей, в 70-х годах после назначения
очередного настоятеля братия выража­ла радость, что, в отличие от нескольких
его предшественников, «этот хотя бы верующий». Нечего и говорить о том, что
духовная атмосфера в таких монастырях не могла быть здоровой. Царила
подозрительность, спокойной мирной жизни не было. Разрушительная роль
государства, конечно, тщательно скрывалась, так как религия «в самой передовой
стране мира не подвергалась преследованиям». Пережившие лагеря и ссылки монахи
и монахини, которые могли бы действительно явиться наставниками для молодого
поколения иночествующих, видя все это, не хотели поступать в такие обители и
предпочитали оставаться на приходах, где о них мало кто знал.



Тем
не менее, в существующих монастырях теплился огонек монашеской жизни:
благонамеренно настроенные их насельники, которые все-таки составляли
большинство, лишенные духовного руководства, лишенные нормальных духовных, а
часто и материальных условий существования, среди постоянных преследований,
соблазнов, скорбей, клеветы и поношений, как могли, следовали святоотеческому
учению о монашеской жизни, сохраняя верность идеалам монашества, что в конечном
итоге и спасло монастыри. Чудом Божиим в таких обителях, как Псковские Печеры и
Троице-Сергиева Лавра явилось старчество. Подвиг жизни в монастырях в те годы
поистине есть бескровное, а порой и кровавое мученичество.



Кроме
монастырей, монашеская жизнь существовала на приходах. Монахи и монахини даже
объединялись в небольшие общины и жили либо при храмах, либо приобретали дома.
Были широко распространены тайные постриги. Таких монашествующих было гораздо
больше, чем насельников в обителях. Хотя за ними постоянно велась слежка, они
все же испытывали меньшее давление со стороны светской власти. Поэтому их
духовная жизнь была более здравой. В те годы немногие выдающиеся пастыри,
которых можно было бы назвать старцами, в основном несли свое служение на
приходах.



Когда,
после «перестройки» и закономерно после­довавшего за ней падения
коммунистического режима, стали вновь открываться святые обители, туда
назначались насельники из тех монастырей, которые существовали при
коммунистической власти. Причем обычно не лучшие. Епархиальные Преосвященные и
настоятели обителей неохотно расставались с хорошими насельниками,
действительно нужными их монастырям. Приходские монахи не спешили вступить во
вновь открытые монастыри и скиты, а многие из тех, кто вступили, в скором
времени уходили, не увидев для себя пользы и столкнувшись с трудностями, не
всегда оправданными с духовной точки зрения.



Сейчас
наша Церковь имеет несколько сотен обителей, большинство из которых существует
три - пять лет. Почти все они не устроены, испытывают большую материальную
нужду. Еще больше духовных проблем. Насельниками их, в основном, являются
неофиты, имеющие очень приблизительное представление о монашеской жизни, или
люди преклонного возраста, которые идут в монастыри не всегда только по желанию
монашеской жизни. Учить их некому, учителя - скорби.



Как
бы ни был глубок упадок монашества перед революцией, но он несравним с тем, что
мы имеем сейчас, дай Бог нашим монастырям вернуться хотя бы к тому состоянию, в
каком они были в XIX веке! Вернуться, постаравшись не повторить тех ошибок, по
причине которых Господь попустил закрытие монастырей. Только при поверхностном взгляде
можно не понять и не оценить всех трудностей возрождения современных обителей.
Такой взгляд большей частью имеют миряне, которые с большой легкостью берутся
судить и толковать о таких высоких предметах, как старчество и монашество. Еще
святитель Игнатий писал о своем времени: «Ныне некоторые разгоряченные
верхогляды, даже из светских, берутся за поддержание монашества, не понимая,
что оно - великая Божия тайна. Попытки таких людей лишь смешны и жалки: Они
обличают их глубокое неведение и судеб Божиих, и дела Божия. Такие умницы и
ревнители что ни сделают, все ко вреду. Заметно, что древний змий употребляет
их в орудия умножения в монастырях житейской многопопечительности и
подьяческого характера, чем решительно уничтожается дух монашества, исполненный
святой простоты. Надо поко­ряться самым попущениям Божиим». Монастыри
должны возрождать монашествующие. Только они могут полностью понять и оценить
проблемы этого возрождения и что-то сделать реально.



«Не
предвижу, по духу времени и вообще по нравственности всего народа, чтоб могло
быть восстановление Церкви в древней красоте ее, также как и монашества. И то
должно будет счесть великою милостию Божией, если не последует вскоре
какого-либо тяжкого удара на монастыри»,- пророчествовал в XIX в. св. Игнатий.



При
существующих условиях возрождение обителей кажется почти невозможным. Оно
действительно невозможно человеческими средствами. Единый Всемогущий Господь,
насадивший монашество, сохранивший его в годы жестоких гонений, силен возродить
монашество во всей его первозданной красоте, если это будет Ему угодно.
Поскольку полноценная монашеская жизнь невозможна без подлинного духовного
руководства.



Господь,
если будет Его святая воля, в свое время восстановит и старчество, для которого
не достаточно только постнического подвига, необходима прежде всего Божия
благодать.



Каждый
из нас, если может, да внесет свою лепту в восстановление обителей -
материальную или духовную. Не в нашей воле возрождение старчества, но в нашей
воле всячески способствовать этому; прежде всего - исполнением евангельских
заповедей, а для тех, кто может и кто на это поставлен Богом - созданием
условий для этого возрождения.



В
настоящее время, может быть, как никогда, жатвы много, а делателей мало. Будем
же молиться нашему Господу, чтобы Он послал духоносных старцев-делателей на
жатву Свою.



Аминь.



 



Так
бы должно. Но между тем не подлежит никакому сомнению, что очень часто те лица
носят только имена своего звания, а не и силу его; часто пастырь - тать есть
прелазяй инуде или волк в овечьей одежде; часто настоятель - простой
корабельник, вместо кормчего, и старец - старец только по сединам. И это
бывает, или очевидно для всех, или очень невидно, глубоко скрыто под
благовидною наружностью. Потому всегда есть опасность попасть, вместо истинного
руководителя, на ложного и потерпеть потом, вместо пользы - вред, вместо
спасения - гибель. Неискусный кормчий губит корабль. «Много потерпел я, -
говорил Петр Дамаскин, - вреда от тех, к кому прибегал». «Многие из старцев, -
говорит Кассиан, - вместо окормления, в отчаяние ввергали обращавшихся к ним»,
- и приводит на то примеры. Такие жалобы во всякое время можно слышать и
встречать. Одно слово: «живи, как живешь» или «что много затевать» - сильно
погасить все усердие и, следовательно, опять вринуть бедного, лишь
опомнившегося, в то же.



Св.
Нил Сорский учит: «Ныне один указатель - Писание Божественное и отеческое».
Паисий старец так же учил и действовал (Жизнь его, стр. 39, 287). И точно:
оскудели зрители пути спасенного, но, по смотрению Божию, оставили нам описания
этого пути. Придерживайся их. Движимые Духом Святых, они написали законы
окормления и на путь спасения руковождение.



Если
не можно найти наставника, говорит старец Серафим, могущего руководить к
умозрительной жизни, то в таком случае должно руководствоваться Св. Писанием,
ибо Сам Господь повелевает нам учиться от Св. Писания, глаголя: испытайте...
Должно также тщательно прочитывать оте­ческие писания и стараться, сколько
можно, по силе исполнять то, чему научают они, и, таким образом, мало-помалу восходить
к совершенству.



Так
вот какой ныне лучший, благонадежнейший способ руководствования, или воспитания
в жизни христианской! Жизнь в преданности в волю Божью, по Божественным и
отеческим Писаниям, с совета и вопрошения единомысленных. По милости Божией,
она может и должна быть благоуспешна, ибо содержит все условия
усовершенствования, отсечения своей воли и разумения.




Старец
Паисий рассказывает о себе, что он, с самого начала прилежно искав окормителя с
болезненною молитвою к Богу, скитался там и сям: и у нас, и в Молдавии, и в
Валахии, и на Афоне - и все не находил. Нашел только, говорит, обратившись к чтению писаний
отеческих, что очень много я потерял оттого, что сначала жил без деятельного
руководства. Чем же он кончил? «Не обретши, - говорит, - где бы повинутися,
умыслих царским путем житие свое проходити, с единым, единодушным и
единомысленным братом, вместо отца; Бога имети себе наставника, и учение св.
отцов, и повинутися друг другу и послужити» (стр. 289), не отделяясь, однако ж,
от своего духовного отца, как он в другом месте говорит: «такой путь, говорит
он, благословен всеми отцами». Он был монах, и такое правило более идет к
монашеской жизни. Но оно невыполнимо и в жизни общественной, и, сколько видеть
можно, по настоящ
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика