Авторизация
 

Собор или сборище?

Всеправославный собор без Русской Церкви: новый мировой порядок или раскол?
 

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

На Крите произошло событие, которое может стать переломным в борьбе западной цивилизации против Русского мира. Начатая и успешно развивающаяся информационная и гибридная война против России начала наступление на устои, традиции и границы православного мира. И Россия, к большому сожалению, уступает и на этом фронте.

Такой вывод напрашивается после завершившегося на острове Крит Всеправославного собора, в котором приняли участие представители десяти из четырнадцати поместных православных церквей.

Воспользовавшись отсутствием на соборе представителей РПЦ, активизировались украинские националистические политические силы, уже не первый год вынашивающие планы создания единой поместной церкви. Украинская тема — это одна из «красных нитей» мероприятия.


РАЗНОГЛАСИЯ

«Восьмой Вселенский Собор не станет первым шагом прочь от Православия. Однако этот шаг может стать последним… Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине. Истинно вселенский собор зависит не от количества собравшихся на него епископов, а от того, будет ли он мудрствовать или учить православно». Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. — Знаменитый «разбойничий собор» был в свое время многочисленнее многих вселенских соборов, и тем не менее не был признан вселенским, а получил название «разбойничьего собора», — эти слова принадлежат светочу Русской Православной Церкви XX века, архиепископу Феофану Полтавскому. И они оказались пророческими.

В ходе подготовки к Всеправославному собору между РПЦ и Константинопольским Патриархом произошли разночтения по обозначенным для обсуждения темам. Вот их каталог: Православная диаспора; Автокефалия и способ ее провозглашения; Автономия и способ ее провозглашения; Диптихи; Календарный вопрос; Препятствия к браку; Приведение церковных постановлений о посте в соответствие с требованиями современной эпохи; Отношение Поместных Православных Церквей к прочему христианскому миру; Православие и экуменическое движение; Вклад Поместных Православных Церквей в торжество христианских идей мира, свободы, братства и любви между народами и устранение расовой дискриминации. Основные же раздражители и претензии к проблематике Восьмого собора — это приспособление Церкви к миру, переход от служения Богу — к социальному компромиссу с секулярной современностью и служению мировому правительству. Этот переворот равносилен отречению от неотмирного Православия и переходу к обмирщению. Между строк читался и «украинский вопрос».

Аналитики, в том числе церковные, помимо него узрели и некоторые иные нездоровые тенденции и озвучили возможные негативные для Православия последствия после принятия решений на Восьмом соборе. Например, поминание Папы Римского, общие празднование Пасхи, Католиков и Православных, изменение церковных канонов, замена церковно-славянского языка на разговорный язык, женатые епископы, повторный брак для духовенства, рукоположение в священство женщин, отмена всех постов, кроме Великого и отмена среды и пятницы, объединение религий всех вероисповеданий в одну по всему миру.

В этой связи в интернет-пространстве активно шло обсуждение опубликованного в сетях текста Меморандума от 29 июня 2014 года Меморандума от 29 июня 2014 года, который касается политики, религиозного сотрудничества между Европейским Союзом и греческим правительством, христианскими церквами, Католической церкви, Русской церкви и правительством Кипра и русским правительством. Все подписавшие меморандум, обязались провести реорганизации церкви в единую с 2016 по 2020 годы, согласно нового мирового порядка и единой мировой религии.

Одной из первых о разногласиях с Константинополем сообщили болгарские иерархи. В частности, их смутил документ «Отношения православной церкви с остальным христианским миром». В Болгарской церкви, например, считают, что кроме Святой православной церкви нет других церквей, а есть только еретики и раскольники, которых называть церковью теологически, догматически и канонически неправильно. Антиохийская церковь (часть Ближнего Востока и приходы в Северной и Южной Америке) конфликтует с Иерусалимской из-за спора о канонической принадлежности Катара (на духовное окормление его претендуют обе церкви). Грузинский патриархат отверг документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Предложение Русской, Болгарской, Антиохийской, Сербской и Грузинской православных церквей перенести высшее церковное мероприятие, чтобы урегулировать разногласия среди участников, Константинопольский патриарх проигнорировал.

«Проблемы связаны с тем, что Константинопольский патриарх плохо подготовил собор, — убежден президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин. — На стадии подготовки его организаторы, по сути, давили на представителей поместных церквей, несогласных с редакцией того или иного документа, вынуждая подписать его и объясняя, что в противном случае будет подорвано единство собора». По его мнению, представители несогласных церквей надеялись убедить патриарха Варфоломея внести свои поправки. «Не дождавшись этого от Константинополя, Антиохийская, Болгарская и Грузинская церкви объявили о демарше, — пояснил эксперт. — Их поддержала Русская церковь».

Критское совещание проходило под особым надзором спецслужб США и глобалистов — строителей нового мирового порядка. Вероятно, что для этой цели во избежание эксцессов на военно-морскую базу на Крите в сопровождении отряда кораблей прибыл атомный авианосец ВМС США «Гарри Трумэн». Бронированный монстр по разным данным несет от 78 до 90 самолетов, экипаж почти 6000 человек. Поэтому рассматривать собор лишь как внутрицерковное мероприятие не приходится. В связи с кулуарными хитростями, а именно — попыткой дезавуировать принципы консенсуса, заменив их обычным голосованием епископов, совещание носит режим некой секретности, что вызвало протест аккредитованных СМИ и свободных журналистов. Напомним, что в соборе участвовали делегации из 24 епископов от каждой Церкви, что является нововведением.


УКРАИНСКИЙ ВОПРОС

Одним из первых, кто еще до оглашения официальной позиции Москвы заявил об отказе ехать на собор, стал одесский митрополит Украинской православной церкви (Московского патриархата) Агафангел (Саввин), известный своими консервативными взглядами и пророссийскими политическими симпатиями. Чуть ранее Каменец-Подольский митрополит Феодор (Гаюн) опубликовал свои замечания к одному из самых важных соборных документов, озаглавленному «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Документ содержит призывы к «братскому» диалогу с католиками, что позволило Феодору назвать его авторов «еретиками» и обвинить проект соборного постановления в «ереси экуменизма», «глобализма» и «политического конформизма».

А главным источником напряженности на соборе, несомненно, является Украина. Существует несколько реальных, а не бутафорных пропагандистских скреп, которые объединяют Россию в её исторических границах, а значит, несмотря на признанные международным сообществом и функционерами Кремля межгосударственные кордоны, позволяют миллионам людей считать себя частью Великой России.

Первая — это единая кровь. Даже за 25 лет юридической независимости друг от друга граждане России и большей части Украины физически остались в едином семейном — братском и сестринском поле.

Вторая — это единая история. Несмотря на то, что нынешние компрадорские режимы Киева и Москвы проталкивают в общественное сознание и в образовательный процесс новые версии альтернативной квази- истории, общие герои, понимание своего происхождения, братские могилы, памятники истории, культуры, топонимы, традиции остаются общими.

Третья скрепа — единый язык — русский. Даже несмотря на то, что Киев уже 25 лет тотально уничтожает родной язык миллионов потомков Гоголя и Достоевского, насилуя систему образования, юриспруденции и СМИ, большая часть граждан Украины использует в повседневной жизни родной русский язык.

Четвёртая скрепа — экономика. Будучи столетиями частью общего хозяйственно-экономического комплекса Российской империи и СССР, Украина до начала военных действий считала Россию основным торговым партнёром. Львиная доля экспорта предприятий Новороссии была ориентирована на российский рынок.

Пятая — это Православие. Можно по- разному относиться к религии, можно к ней совсем не относиться, однако при этом нельзя не признать, что русская Православная христианская вера сохранила за собой ведущую роль в деле единства народа, независимо от места проживания.

Все эти пять скреп в настоящий момент переживают серьёзнейший кризис, который наложился на кризис внутрицерковный, связанный с тенденциями установления нового мирового порядка. Ведущие религиозные институты на Западе встроены или находятся в процессе встраивания в систему глобального управления и используются сегодня как политические инструменты, нацеленные на подрыв национальной безопасности России и её расчленение. По сути, Запад проводит границы по самим скрепам, по русским каноническим территориям, окончательно деля на враждебные друг другу лагеря единый во всех смыслах народ. 7 июня в Верховной Раде зарегистрировано обращение к Константинопольскому патриарху предоставить автокефалию Украинской православной церкви. В пояснительной записке парламентарии сообщают, что необходимость в этом возникла «в связи с агрессией РФ против Украины и оккупацией части украинских территорий». Парламентарии призвали Константинопольского патриарха «принять активное участие в преодолении последствий церковного разделения путем созыва под эгидой Вселенского патриархата Всеукраинского объединительного собора, который решил бы все спорные вопросы и объединил украинское православие».

Ещё в 1992 году в результате действий митрополита Филарета Денисенко, бывшего предстоятеля УПЦ МП, и архиереев непризнанной Украинской Афтокефальной православной церкви при поддержке тогдашней власти был организован раскольнический собор в Киеве. На нём приверженцы выхода из-под опеки Москвы и создания собственного Киевского патриархата поставили вопрос об отрицании законности перехода Киевской митрополии в 1686 году под юрисдикцию МП.

УПЦ КП не признана ни одной из канонических православных церквей, тем не менее, пользуясь достаточно широкой поддержкой политиков-националистов, американских советников, за 24 года независимости Украины к настоящему времени раскольники создали почти 2800 приходов. УПЦ Московского патриархата управляет на Украине 11358 приходами.

Ни в одной области Украины Киевский Патриархат не является доминирующей конфессией: на западе Украины таковой является греко-католическая, в южных и восточных регионах большинство верующих составляют приверженцы канонического православия. В то же время в трёх областях Галичины УПЦ КП имеет больше приходов, чем УПЦ МП. А в течение последних двух лет представители Киевского патриархата активно и системно начали продвижение на различных уровнях информации о том, что их церковь поддерживает большинство населения Украины. Параллельно с этим процессом время от времени в СМИ публикуются данные той или иной социологической службы, которые нацелены на подтверждение состоятельности слов спикеров УПЦ КП.

Так, киевские исследователи выдали цифры, что из тех, кто относит себя к православным верующим, 38% ассоциируют себя с т.н. УПЦ Киевского патриархата, почти 20% — с УПЦ МП и всего лишь 1% — к УАПЦ. При этом сторонники УПЦ МП преобладают над сторонниками т.н. УПЦ КП всего лишь в 4 областях Украины.

Филарет с первого дня создания собственного патриархата объявил о курсе церкви к независимости и добивался признания со стороны Вселенского патриарха. Под патронатом бывшего президента Украины Виктора Ющенко Патриарху Варфоломею І были оказаны высшие государственные почести во время празднования 1020-летия Крещения Руси в Киеве. Ющенко лично просил Варфоломея помочь в создании единой поместной православной Церкви.

Впрочем, на тот момент Вселенский Патриарх ещё не был готов к внутриправославному противостоянию, поэтому ограничился лишь констатацией существования проблемы разъединения украинской церкви. А накануне своего отъезда заверил в том, что Константинопольский патриархат приветствует объединительные тенденции в украинском православии и заинтересован в единой украинской церкви, поскольку в этом заключается интерес православия и в этом заинтересован украинский народ.

В «ублажении» Вселенского Патриарха, по мнению киевских раскольников, и заключается возможность, во-первых, закрепить успех своего самостийнического проекта, во-вторых, получить отмашку на продолжение насильнических действий в отношении церквей Московского патриархата на Украине. За два последних года боевики националистических и нацистских формирований захватили под приходы УПЦ КП более 30 храмов Украинской православной церкви Московского патриархата. Мечта Филарета и его духовенства — получить ключи от Киево-Печерской лавры, находящейся во владении МП. После этого фактически со стопроцентной вероятностью падут во владения раскольников ещё две русские святыни — Почаевско-Успенская и Свято-Успенская Святогорская лавра.


ВСЕЛЕНСКИЕ ПРЕТЕНЗИИ

В этом смысле нужно отдельно посмотреть на позицию Константинопольского патриархата. Вселенский Патриарх Варфоломей не является каким-либо верховным управляющим над остальными и каноническими православными церквями. По большому счёту от Византии осталось только имя. Первенство в диптихе — историческая дань, оно не дает никаких дополнительных прав по отношению к другим церквям. Абсолютное большинство церквей — автокефальные, то есть, независимы в своем управлении и выборе руководителя, поэтому иногда понятия поместная и автокефальная употребляют как синонимы.

Константинопольская Церковь имеет сложную и разветвленную структуру. Часть ее находится на ее канонической территории — в Турции и отчасти в Греции, однако значительно большая часть рассеяна за пределами этой страны. В Турции на данный момент остается около 3000 православных — главным образом греков старшего поколения.

Для сравнения: численность паствы Русской православной церкви может достигать 120 миллионов человек, паствы Румынской церкви — 19 миллионов, Константинопольского патриархата — около 3,5 млн. С начала XX века Константинопольский патриарх стал стремиться восполнять свои потери после Первой мировой, Балканской, Греко-Турецкой, гражданской в России войн посредством распространения своего влияния на области мира, где не было устоявшейся православной иерархии и на страны с неправославными правительствами. Идеей, выдвинутой в поддержку этого курса, стало истолкование 28-го правила IV Вселенского Собора в смысле главенства над всеми «варварскими землями», то есть над всей землей вне пределов формально закрепленных за одной из поместных православных церквей.

Вехами этого расширения Патриархата стали организация Американской архиепископии; учреждение Фиатирского экзархата для Западной и Центральной Европы (5 апреля 1922); поставление Савватия (Врабеца) архиепископом Пражским и всея Чехословакии (4 марта 1923); принятие Финской епархии на началах автономии (9 июня 1923); принятие Эстонской Церкви таким же образом (23 августа 1923); основание Венгерской и Центрально-Европейской митрополии (15 апреля 1924); объявление автокефалии «под надзором Вселенского Патриархата» для Польской Церкви (13 ноября 1924); учреждение Австралийской кафедры в Сиднее (1924); принятие русской архиепископии Западной Европы (17 февраля 1931); принятие Латвийской Церкви (март 1936); рукоположение епископа Феодора-Богдана (Шпилко) для украинцев в Северной Америке (28 февраля 1937); включение Индии в ведение Австралийского архиепископа (1938). Стремления Константинопольского престола с 1920-х годов доходили до претензий на Украину, ввиду отказа признать каноничность присоединения Киевской митрополии к Московскому Патриархату. Все эти действия были произведены односторонне и во многих случаях представляли попытку отторжения частей в первую очередь Русской, а также Сербской церквей.

На рубеже XX–XXI веков у Константинопольской Церкви в Константинополе оставалось немногим более 2000 человек паствы — в основном, престарелых греков, число которых стремительно сокращалось. Была опасность полного исчезновения местной паствы Константинопольского Патриархата, но увеличивающийся приток русских в Турцию, а также отдельные обращения турок в православие, переменили эту динамику. При этом основную массу продолжают составлять греки и их потомки, особенно в США, а также Германии, Австралии, Канаде, Великобритании и других странах. Ряд других традиционно-православных диаспор также окормляются Константинопольской Церковью. Патриархат прилагает усилия для проповеди Христа среди других народов — особенно примечательны входящие в него церковные общины из коренных жителей Гватемалы, Кореи, Индонезии, Индии.

После распада СССР Константинополь активно занялся «приватизацией» русских канонических территорий. На волне антирусских настроений Константинопольский патриархат в 1996 году учредил параллельную автономную церковь под своей юрисдикцией в Эстонии, не признанную Москвой. По такому же принципу, как это было сделано в 1920-е, когда в России Церковь подвергалась гонениям со стороны большевиков, Константинополь «даровал» автономию части православной общины в Финляндии. Исторические комплексы определяли политику Константинопольского патриархата, называющего себя Вселенским. Она всегда была направлена на приращение новых территорий и возвращение хотя бы отчасти былого авторитета и влияния в мире. То, что Константинопольский патриархат попытается разыграть на Всеправославном соборе «украинскую карту», стало очевидно уже давно. «Прежде, чем здесь (на Украине — прим. авт.) начались военные события, была проведена тотальная перестройка сознания малороссов, в которой самое активное участие принимали Ватикан и его разведывательные структуры, действовавшие через униатов и раскольников (которые, в свою очередь, рассматриваются как потенциальная опора Константинопольского патриархата), а также протестантские и оккультные секты.

На Украине идеологическая борьба перешла на глубинный духовный уровень, а это главная сфера борьбы — именно здесь происходит фундаментальная перестройка и подмена ценностей, в результате которой народ лишается духовного иммунитета и оказывается полностью раскрыт к принятию чуждых, враждебных ему ценностей. На наших глазах произошло перерождение этноса, и „суверенный" народ Украины утратил суверенитет. Это действует как радиация — она не видна, её не чувствуешь, но она имеет наиболее разрушительные последствия», — такое мнение высказывали члены движения «Сопротивление Новому Мировому Порядку» ещё в 2014 году.

Они же предупреждали, что межрелигиозный диалог, который в условиях обострения международной ситуации и перехода Запада к агрессивной информационной войне против России, всё более выявляет свой подрывной характер и представляет реальную угрозу для национальной безопасности, поскольку основой последней является духовная безопасность. Межрелигиозный диалог делает невозможным сохранение духовного суверенитета, духовной самостоятельности нашего народа. Размывая понятие национального суверенитета, он переводит наш народ под духовную власть того центра, который находится вне России, вне Православия, это центр наднациональной, экуменической власти, создающей мировую религию, в которой Православие должно быть окончательно размыто. Ватикан уже встроен в эту власть, туда встроен Константинопольский патриархат, теперь туда встраивают Русскую Православную Церковь, начав тестирование её слабостей и возможностей на Украине.

На данный момент украинских православных церквей в списке канонических нет. Ни УПЦ КП, ни УАПЦ, несмотря на слово «автокефальная» в названии последней, не признаны мировым православием. А УПЦ МП, которая на практике во многом независима от России, формально тоже не имеет статуса ни автономии, ни автокефалии. Непонятна по сей день и позиция митрополита УПЦ МП Онуфрия, высказывавшегося о готовности общаться с представителями «киевского патриархата» и «автокефальной церковью» по вопросам объединения. Кроме того, неоднозначная позиция Онуфрия привела в замешательство и его многочисленную паству в Новороссии. Так, митрополит, в частности, сказал: «Мое горячее желание как архиерея, несущего послушание в Украинской Православной Церкви, состоит в том, чтобы Россия сделала все возможное для сохранения территориальной целостности Украины. В противном случае на теле нашего единства возникнет кровоточащая рана, уврачевать которую будет очень непросто и которая болезненно отразится на нашем общении и наших отношениях друг с другом».

Данные слова явно навеяны неопределённостью и невнятностью в политических посылах Москвы относительно событий на Украине, где церковнослужители очень внимательно следят за всеми выступлениями не только Путина, но и Патриарха Кирилла, который, по большому счёту, в своё время проигнорировал мероприятия Кремля, посвящённые присоединению Крыма к РФ, так и не высказав своего отношения к данному событию.

В свете этих дел на Украине запустили масштабную медиа- кампанию по противодействию Московскому патриархату. В Киеве прошла конференция под названием «Украина — Константинополь. Мосты единения», где обсуждалась роль Константинополя в истории Украины и возможность перехода под его крыло. Среди спикеров преобладали представители раскола. В эфире галицкого телеканала ZIK вышла передача с говорящим названием «Геть Московський патріархат». Ее анонс гласил: «Запретить Московский патриархат на Украине». Такие заявления звучат все громче, и всерьез. Пропаганда украинских СМИ, давление со стороны Киева привели к тому, что лишь трое из девяти членов Синода УПЦ МП занимают открытую пророссийскую позицию.

В то же время критский Собор выразил обеспокоенность положением христиан и других преследуемых этнических и религиозных меньшинств на Ближнем Востоке и в других регионах, призвал мировое сообщество незамедлительно приложить систематические усилия к прекращению военных конфликтов на Ближнем Востоке, где продолжаются военные столкновения, и способствовать возвращению изгнанных на родину. При этом предпочёл не заметить ситуации с убийствами и гонениями на православных Московского патриархата. Некому было даже озвучить этот кошмар от имени Русской церкви. И весьма вероятно, что это была наша ошибка.


КАКИМ МОЖЕТ БЫТЬ ИТОГ СОБОРА?

Во-первых, критское собрание осудило этнофилетизм, который был осуждён на соборе в 1872 году. На него неоднократно ссылался в своём выступлении на

открытии нынешнего совещания Патриарх Варфоломей. Он отметил, что на собор 1872 года приехали не все Церкви, но все они приняли решения, осудившие этнофилетизм. «Те, кто не принял решения соборов, изолировались и превратились в еретиков», — сказал Патриарх Варфоломей. Другими словами, если решения собрания будут приняты, то РПЦ и УПЦ МП обязаны будут им подчиниться. Либо согласиться на раскол Церкви, ведь в Московском патриархате убеждены, что собор без участия одной или нескольких поместных Церквей теряет статус Всеправославного, а его решения не будут обязательными для всех Церквей.

Во-вторых, на Критском совещании предпринята попытка юридически оформить особый статус Константинопольского Патриарха не просто «первого по чести», но и обладающего особыми полномочиями. Аналитики их называют «папскими» полномочиями. Воспользовавшись данными полномочиями, Константинопольский Патриарх вполне вероятно будет продавливать вопрос создания единой украинской поместной церкви под собственной юрисдикцией, хотя такое право есть только у того патриархата, в которых входит УПЦ МП. И Ватикан, и Константинополь хранят молчание в отношении преследования православных, захватов и разрушений храмов, убийств священнослужителей РПЦ МП на Украине. В данном случае вполне понятными становятся мотивы украинских карателей, наносящих прицельные удары по православных храмам Донбасса. Эти храмы уже априори признаны «неверными» новой мировой религии.

В-третьих, до сих пор не прояснены детали добровольного отказа епископов РПЦ от участия в собрании. Имеет ли право Синод РПЦ отменять решения вышестоящего органа — Архиерейского Собора РПЦ. Последний и в самом деле поручил Синоду сформировать делегацию для участия в Соборе, но не поручал Синоду принимать решение об отмене участия в Соборе. Формально Архиерейский собор имеет более высокий статус, нежели Синод. Приблизительно такая же картина и с Варфоломеем, который не отменил по просьбе четырёх церквей Собор. Если Вселенский Патриарх, первый среди равных, то полномочен ли он принимать такое решение?

 

Предварительные итоги Критского спектакля. Центр русских исследований


Medium

Всё, что происходит в эти дни на острове Крит полностью подтверждает правильность оценки «всеправославного собора» как механизма создания наднациональной структуры управления Православной Церковью для изменения основ православной веры и утверждения ереси экуменизма в качестве официальной доктрины по модели Второго Ватиканского собора.

 

 

 

Об этом, не скрывая, говорил сам патриарх Варфоломей, и это хорошо знали все, кто готовил это событие.

Во-первых, мы видим особую роль Ватикана. Его представители  присутствуют  на заседаниях собора и на вечерней службе на Крите 19 июня. А патриарх Варфоломей  в своём выступлении  20 июня выразил  «горячую благодарность» папе римскому за то, что тот в своей ежевоскресной  молитве помолился об успехе  «трудов на Соборе»[1].

         Во-вторых, нам дали понять, что собор рассматривается как зародыш  наднационального органа, решения которого  будут обязательны для всех Поместных церквей.  Об этом впые  было сказано  патриархом Варфоломеем еще на Стамбульской встрече в марте 2014 г., когда он, говоря об отсутствии единства среди Православных церквей,  признал, что «…все сие выявляет необходимость в некоем [регулирующем] органе, учрежденном официально или неофициально, который решал бы все возникающие расхождения и проблемы во избежание разделений и распрей».  А на Крите об этом заявил представитель Константинопольского патриархата  архиепископ Иов (Геча) Телмисский, подводя итоги открытия собора: «Предстоятели Православных церквей  выразили надежду, что собор станет новым органом православной Церкви, который будет созываться на регулярной основе для решения проблем, которые православные переживают в ХХI веке», и что он «станет новым постоянно действующим институтом для разрешения межцерковных  разногласий» [2].  Архиепископ Иов  также   подчеркнул, что  собор является «Святым и Великим Собором Православной Церкви» в соответствии с решением, принятым на встрече предстоятелей в январе этого года и  что «никакая другая институция не имеет права  менять всеправославное решение».

         Именно такой орган должен обеспечить  единство всех Поместных церквей, к идее  о котором патриарх Варфоломей постоянно возвращался  в своей проповеди  в день Пятидесятницы 19 июня:  «единственныйпуть нашего поприща  в мире – это единство»; «единство  Православной Церкви и верующих является нашей миссией»; «только в единстве, живя в Православии нашем, как опыте веры и жизни, сможем мы пройти поприще драматической истории современного мира»[3]. Далее, в выступлении на соборе 20 июня Варфоломей, призвав все церкви к  единомыслию,  заявил: «Мы являемся одной Церковью, так давайте же не будем вести себя, как федерация  Церквей»[4]. Так же ясно изложил смысл происходящего и  архиепископ Хризостом: «Собор проходит именно потому, что мы не являемся едиными. Единство – не начало отношений, единство – завершение отношений Когда вы на Соборе и работаете, боретесь за союз, тогда приходит единство и союз»[5]

         О том, что патриарх Варфоломей  мыслит Церковь как некую формальную административную структуру, говорит тот факт, что   в своей проповеди он   называет Церковь не   Телом Христовым, но институтом: «Ныне настал радостный день, когда мы празднуем историческое появление института Церкви»; «отодвигая проблемы,  вытекающие из различия этнических наших происхождений…, обратились с посланием истины, подлинности и надежды ко всему жаждущему современному миру дабы провозгласить Церкви наши как институт и себя как личности, будучи сосудом честным»[6].

        В-третьих, этот собор должен в корне изменить, а точнее, отменить самые основы христианского вероучения о Христе и Его Церкви и в частности, утвердить ересь экуменизма в качестве обязательной  для всех Поместных церквей. 

         Поэтому закономерно, что первым на заседании 21 июня был одобрен документ «Миссия Православной Церкви в современном мире», в котором изложены совсем не христианские идеи о Христовом Воплощении, а заимствованные из осужденного V и VI Вселенскими соборами учения Оригена и из документов  Второго Ватиканского собора.   Эти идеи вовсе стирают границу между Творцом и творением и, что самое недопустимое -  отождествляют единство человеческого рода в первом Адаме и единство во Христе - тем самым уничтожают Богодарованную свободную волю человека и всю цель Божественного Домостроительства, полностью устраняя миссию Христовой Церкви за ненадобностью.

           Так, в документе говорится: «Ибо мир является зрелым плодом соединения  всего во Христе: явления достоинства и величия человеческой личности как образа Божия, проявления органического единства в Нем человеческого рода и мира, всеобщности принципов мира, свободы и социальной справедливости и наконец, принесения плодов христианской любви среди людей и народов мира».

 

          Как указывал в критическом разборе этого документа  протоиерей Божидар Главев (Болгария), «тут говорится о единстве во Христе уже не только людей, но и всего мира, то есть всего творения. Мало того, в это единство введены еще "принципы мира, свободы и социальной справедливости”. В результате получается какая-то амальгама пантеизма, коммунизма, масонства, но назвать это христианством ни в коем случае нельзя»[7]. 

В результате  анализа документа протоиерей Божидар Главев делает крайне важный вывод: «Вот с этого фундаментального "открытия” в области христологии и учения о Боге и мире и нужно было начать критику предсоборных документов, а не со второстепенного – экуменизма и темы брака. Потому что совсем ясно видно,  как естественно и логично решение второстепенных вопросов происходит вслед за решением первых по важности. Но когда атакуется только второстепенное вместо того, чтобы выкорчевать корень, плевелы просто подчищаются, а проблема остается… Православная Церковь стоит на пороге нового этапа отступления ее иерархии, и самое  трагичное в том,  что болгарские борцы за чистоту веры (и не только они) в данный момент оказываются неподготовленными. Они все еще пережевывают повторяемую годами критику экуменизма с пятидесятилетним сроком давности, но неоправданно слепы к новым вызовам…»[8].

             Учитывая универсальное и «всемировое» значение принимаемых на соборе документов,  патриарх Варфоломей,  выступая на заседании 20 июня,   подчеркнул, что «взоры не только православных, но и многих других христиан и нехристиан и международных организаций находятся здесь, на Крите, и будут следить за нашими трудами. Я бы сказал, с особым интересом»[9].  Не очень понятно, что имеется в виду под «взорами», но известно, что на соборе  непосредственно присутствуют в качестве наблюдателей не только католики,  но и   представители так называмых «древневосточных церквей», которых называют «дохалкидонскии церквами», придерживающимися монофизитской ереси. Среди них  Армянская «апостольская», Коптская, Эфиопская, Эритрейская, Сиро-Яковитская, Маланкарская.  Как наблюдатель на экуменическом соборе представлена и Ассирийская «церковь» Востока, исповедующая несторианскую ересь.[10]

          В-четвертых,  патриарх Варфоломей  и остальные участники  собора рассматривают его как состоявшийся «всеправославный» собор, решения которого обязательны для всех.  

        Во время проповеди патриарха Варфоломея на божественной литургии 19 июня  он обратился к присутствующим следующим образом: «…И встречаемся все мы, Православные братья, представителивсех поместных Православных Автокефальных Церквей, в литургическом собрании, дабы исполнить  долг и обязанность  единой Православной Церкви перед миром и современным человеком, созывая наш Святой и Великий  Собор»; «сегодня на Крите представлена наша Святая Православная Церковь целиком»[11].        

То есть, патриарх Варфолмей не просто считает, что «всеправославный собор»   состоялся,  но и обращается ко всем так, как будто тут присутствуют все православные церкви. Это может означать одно из двух:  либо   представители отказавшихся участвовать Поместных церквей действительно присутствуют, но тайно или не афишируя себя (вспомним,  что собор проходит в таком закрытом режиме, что  даже  греческое агентство Romfea вынуждено было его покинуть[12]), либо есть определённые договорённости с отсутствующими церквами.    Но тогда  собор  действительно «всеправославный»  и,    что бы потом ни говорили официально представители отсутствующих церквей, по факту патриарх Варфоломей  именно в таком качестве и будет его представлять.

         Что же касается консенсуса, без которого невозможно утверждение  документов, то, как выявляется из заявления секретариата собора,    он  исходит  из расчета на 10 голосов без учёта отсутствующих.  Соответственно,  и решения собора  будут обязательны для всех церквей, в том числе и для тех, кто отсутствует. Это ещё раньше отмечал советник патриарха  архидиакон Иоанн Хрисавгис  в интервью католическому сайту Crux,  в котором  он  на вопрос, изменится ли «богословский или экклезиологический статус» собора ответил: «Нет. Если одна или несколько Церквей не будет присутствовать, или откажется от участия, или не будет голосовать - все принятые решения будут все равно иметь силу и будут обязательны для всех Православных Церквей. Великий собор - превыше собора или синода каждой отдельной Церкви,… и он останется таковым даже в отсутствии одной или нескольких Церквей» [13].  

        То же он повторил и в своём интервью     РИА новости от 19 июня, заявив, что, если собор примет какие-то решения и одобрит тексты, то «они будут иметь абсолютное значение и будут полностью действительными. И поясню, почему. В православной церкви не требуется присутствия церкви для того, чтобы для нее были действительными решения Синода или Собора. Например, один из важнейших соборов последних 200 лет прошел в Стамбуле в 1872 году по вопросу этнофилетизма (национально-племенных отличий – ред.), национализма. Константинопольский собор 1872 года принял одни из важнейших за последние века решения. Все церкви приняли эти решения. Русская церковь не была на Соборе, не было ее представителей. Но решения были полностью действительными и для России. Если бы была здесь Россия, или Грузия, или Болгария, и сказала: "Я не согласна с решением”, это было бы совершенно другое положение вещей. Нонесогласие, высказанное из-за пределов Собора, экклесиологически не действует»[14].

        Сам патриарх  Варфоломей на заседании 20 июня, выразив надежду, что отсутствующие церкви подпишут принятые на соборе документы,  напомнил случаи из церковной истории, когда «те, кто не принял решения Соборов, самоизолировались и превратились в еретиков»[15].  22 июня он заявил, что у церквей, которые не приехали, будет возможность подписать соборные документы после окончания собора[16].

       В целом все присутствующие на соборе осудили отказавшихся от участия, но наиболее резким оказался архиепископ  Кипрский Хризостом, назвавший тех, кто   выступает за то, чтобы отложить собор, «фундаменталистскими группами» и «фанатиками». Он подчеркнул на первом заседании, что «созыв Святого и Великого Собора Православной Церкви, как бы ни казалось это невероятным, является реальностью» и что «отсутствие некоторых  Помесных Церквей не уменьшает значение Святого и Великого Собора.   Как темы, так и тексты документов Собора уже обсуждались и единогласно были одобрены официальными представителями всех Поместных Православных Церквей и их Предстоятелями. То же самое касается и созыва Собора. Сегодняшнее отсутствие некоторых не имеет отношения к поставленным на повестку дня вопросам Собора и к сути обсуждений, но связано, по моему мнению, с проблемами взаимообщения [между Церквами] или c внутренними причинами конкретных Церквей. И не взирая на их отсутствие, мы можем сказать, что «Ныне они принадлежат к слушающим»[17] 

         В связи с этим всё более двусмысленной представляется позиция, занятая   руководством Московской Патриархии. Официальный отказ от участия РПЦ связан  с отсутствием на нём некоторых Поместных церквей, а не является  результатом  несогласия с содержанием документов или с попыткой создания общего органа управления. О  таком намерении патриарха Варфоломея  было хорошо известно, и никакой  оценки в отношении этого высказано не было.   Что же касается статуса собора, то 17 июня  глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Легойда на вопрос о  том,  будут ли решения собора носить общеобязательный характер для всех  церквей в православном мире,  заявил, что Русская Православная Церковь   выскажется о том, какой статус имеет собор на Крите, только после принятия им решений.  «Чтобы  говорить о том, какое значение, какой статус будут иметь решения Собора, нужно дождаться, чтобы они были приняты. Надо посмотреть, какие решения будут приняты, каков будет провозглашенные статус Собора, и уже только после этого Русская церковь… отнесётся к статусу этих решений» [18].

          Действительно, отказавшись от определения собора как «всеправославного», руководство Московской Патриархии  промолчало по поводу   характера его решений.  Это выглядит как некий маневр, который позволяет, с одной стороны, избежать обвинений со стороны верующих в  следовании  в форватере  политики открыто  прозападного Константинопольского патриархата, а с другой – продолжать втихую проводить проэкуменическкий курс,  проявляя полную солидарность с решениями  критского собора. Заведомо лукавовесь  гнев  православных направляется   против Константинополя (охрана американскими спецслужбами, присутствие на соборе еретиков и представителей нехристианских религий,  претензии патриарха Варфоломея на  единоличное руководство и пр.) при том, что дух  «единства»  не  ставится   под  сомнение и позволяет осуществлять по принципу «окна Овертона» психологическую подготовку русских людей  к принятию новой экуменической реальности под бдительным и непосредственным контролем Ватикана.  

            Подводя некий итог сказанному, можно сделать весьма тревожные   выводы. В частности, мы констатируем свершившийся факт создания принципиально нового для Церкви единого наднационального органа управления – «всеправославного собора» -  и приведения, таким образом, всей системы администрирования мирового церковного механизма в полную аналогию со структурой ООН. Попирая при этом заложенные апостолами и утвержденные Вселенскими соборами принципы территориальности, независимости и автономии Поместных церквей, вводится чуждое и неприемлемое Православию единое управление Церковью, призванное уже в недалеком будущем стереть сами межконфессиональные границы для соединения в одну «Новую мировую религию». 

            Руководимые и контролируемые Ватиканом, действующие по указке западных спецслужб, лидеры мирового Православия сознательно десакрализуют Церковь, избегая называть Ее Телом Христовым и оперируя исключительно термином «институт». За всем этим чётко просматривается совершенно определенная цель: ниспровергнуть Христа и проторить дорогу грядущему правителю-«машиаху». Подтверждением этому служит изменение и полная отмена православного учения о Христе и Его Церкви, что содержится в утверждённых в Шамбези документах: прежде всего, «Миссия Православной Церкви в современном мире» и «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

            Лукаво-двусмысленная позиция руководства Московской Патриархии с головой выдаёт очевидный её сговор как с Константинополем, так и с Ватиканом. Манипулируя святыми чувствами верующих людей, учитывая поднявшийся с февраля 2016 года протест против сближения РПЦ с Римом, лидеры МП умело направляют народное недовольство против патриарха Варфоломея и Константинополя, оставляя в тени продолжающееся неуклонное следование экуменическим курсом в тесном союзе и под контролем Ватикана.

            Исходя из духа и буквы принятых ещё на стадии предсоборной подготовки документов, все решения Критского собора будут общеобязательны для всех Поместных церквей, что уже неоднократно констатировалось на проходящем форуме. Таким образом, рано или поздно все решения собора будут приняты и подписаны руководством Московской Патриархии.

           А нынешнее временное неучастие РПЦ во «Всеправославном соборе» - это лишь отсрочка, имеющая целью «умыть руки», избежать личной ответственности за принятие «неудобных» решений – в частности, по Украинской афтокефалии – и решить внутрицерковные проблемы.

          Кроме этого, можно с уверенностью предположить наличие плана репрессивных мер в отношении лиц, не приемлющих экуменический курс   руководства РПЦ, действующего в согласии с отдельными ветвями и представителями государственной власти. И предполагаемый перенос комплекса репрессивных мер из церковно-канонической плоскости в уголовно-правовую уже начал обретать определенные очертания. Так, на рассмотрение Государственной Думой внесён законопроект №10391-6 «О внесении изменений в отдельные законнодательные акты РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», в котором  в статью о свободе совести  и вероисповеданий вносится понятие «миссионерская деятельность», под которой понимается  более или менее любая религиозная практика  вне специальных заведений, кладбищ, мест почитания, религиозных школ - богослужения, церемонии, распространение литературы и других материалов, чтение проповедей. «Распространение веры и религиозных убеждений»  через СМИ и в интернете тоже считается миссионерством. Этой деятельностью    смогут заниматься только представители зарегистрированных организаций и групп — или люди, которые заключили с ними официальный договор. Каждый миссионер должен иметь при себе документы с определенной информацией, подтверждающие его принадлежность к той или иной организации или группе. Любую миссионерскую деятельность в жилых помещениях, кроме богослужений, церемоний и обрядов, хотят запретить. 

 



[1] http://www.aparatorul.md/rekomenduem-video-i-kommentariy-posl/

[2] http://sobor2016.rublev.com/novosti/svyatoy_i_velikiy_sobor_na_krite_20_iyunya_obzor_osnovnyh_sobytiy/

[3]  web/ecumenical-patriarchate/homily/-/asset_publisher/NrbYUGIG0n1r/content/2016-06-19-homily-pentecost?_101_INSTANCE_NrbYUGIG0n1r_languageId=ru_RU

[4] http://www.aparatorul.md/rekomenduem-video-i-kommentariy-posl/

[5] http://ria.ru/religion/20160619/1449148131.html

[6] Там же.

[7] http://antimodern.ru/o-kritike/

[8] http://antimodern.ru/o-kritike/

[9] http://www.aparatorul.md/rekomenduem-video-i-kommentariy-posl/

[10] http://www.sobor8.ru/457-vo-vsepravoslavnom-sobore-uchastvuyut-katoliki-i-drevnevostochnye-cerkvi-foto-.html

[11] http://sobor2016.rublev.com/novosti/svyatoy_i_velikiy_sobor_na_krite_20_iyunya_obzor_osnovnyh_sobytiy/

[12] http://ria.ru/religion/20160619/1449199961.html#ixzz4C7iASBMm

[13] https://cruxnow.com/global-church/2016/06/07/leading-cleric-says-orthodox-churchs-vatican-ii-go/

[15] http://www.aparatorul.md/rekomenduem-video-i-kommentariy-posl/

[17]http://apologet.spb.ru/ru/%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C/85-vsepravoslavnyj-sobor/2583-arkhiepiskop-kiprskij-g-khrizostom-v-svoej-rechi-na-otkrytii-sobora-na-krite-obvinil-v-fundamentalizme-episkopov-bogoslovov-i-narod-kotorye-vystupili-s-kritikoj-svyatogo-i-velikogo-sobora.html

[18] http://ria.ru/religion/20160617/1448920067.html

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика