Авторизация
17 октября 2018 (04 октября ст.ст)
 

Употребление трупов убитых детей

Адские фабрики смерти во всём мире ежедневно и безостановочно уничтожают детей. Нерождённые дети, найденные на свалках, заставили общество содрогнуться. «Не может быть!» – первая реакция нормального человека. И тут же:  «Неужели всё уже погибло?!» – горечь осмысления захлестнувшего нас процесса, имя которому – «расчеловечивание». Современное общество вступило в фазу регресса. Сильные пожирают слабых. Те, кто уже появился на свет, убивают тех, кто хочет придти после них. «Успевшие первыми» оценивают качество кандидатов на рождение. Отбраковывают «низкосортных». Улучшают породу. В фашистской Германии это называлось «евгеника».[/b]

Евгеника по-минздравовски[/b]

В начале октября на заседании Открытого правительства, созданного в России в качестве виртуальной площадки, Минздрав одним из  первых представил доклад «О выполнении публичной декларации целей и задач». В нём также были озвучены задачи, стоящие перед ведомством до конца 2013 г. Прозвучали предложения повысить уровень диспансеризации с 2,5 млн граждан до 23 млн, увеличить количество записей к врачу до 40 миллионов и, наконец, «снизить число новорожденных с пороками в 2 раза и увеличить выживаемость при потенциально излечимых пороках в 2 раза». Понять фразу «снизить число новорожденных» трудно. Потому что страшно. Ведь вариантов для решения этой задачи немного. А если точнее – всего один. И называется он убийственно кратко – «аборт».

По информации «Межрегионального общества специалистов доказательной медицины», за прошедшие 10 месяцев 2013 года в России родилось порядка 2 млн детей; частота рождения детей с пороками сердца довольно стабильна и в среднем составляет 1%, от двух миллионов это получается 20 тысяч.  Из них только пять тысяч будут иметь критические пороки и нуждаться в немедленном лечении, а остальные смогут жить без каких-либо неудобств. При этом большинство пороков не являются наследственными, значит, в будущем эти дети станут родителями абсолютно здоровых детей. Но в рамках выполнения задекларированных Минздравом задач мы должны убить эти 20 тысяч ни в чём неповинных младенцев. На деньги Фонда ОМС.

Евгеника по-депутатски[/b]

Вряд ли стоит удивляться таким идеям, если посмотреть на тех, кто определяет лицо высшей законодательной власти в России. Вот, например, депутат Госдумы РФ пятого и шестого созывов, Салия Мурзабаева, член Комитета по охране здоровья, председатель подкомитета по вопросам народосбережения (демографии), охране здоровья женщин и детей, доктор медицинских наук, профессор. Салия Шарифьяновна – неслучайный человек в комитете, она была на родине организатором здравоохранения и защитила в 2010 г. докторскую диссертацию по теме: «Оптимизация медико-генетической службы республики Башкортостан». Смысл любой докторской диссертации – в предложении научному сообществу новой идеи, метода, концепции; в чём же новизна этого изыскания? Итак, цитаты. «Решающая роль в комплексе мероприятий  по профилактике и предупреждению НБ принадлежит пренатальной диагностике, позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития и социально значимыми генными и хромосомными болезнями…  Это также позволяет существенно снизить экономические потери общества». И далее – более 300 страниц «изысканий» с экономическими выкладками, подтверждающими, что рождение больных детей («социально и экономически неперспективных») невыгодно государству. Под «тяжёлыми некорригируемыми пороками среди прочих автор имеет ввиду фенилкетонурию (ФКУ), которая требует особо жёсткой диеты до достижения ребёнком возраста 5 лет, а затем постепенно смягчается, и к 18 годам ребёнок становится практически здоров. Но диссертант предлагает «предотвратить рождение» таких детей и приводит множество расчётов (в ценах 2004 г.), подтверждающих экономическую нецелесообразность для государства жизни такого ребёнка (стоимость непроизведенного ВВП из-за неспособности инвалидов к производительному труду —  22 169 485,0 руб., предотвращенные общие потери, связанные с больными-инвалидами — 31 168 189,0 руб.) и выгоду от его убийства (предотвращенные затраты на социальные выплаты детям-инвалидам в течение 16 лет — 5 537 664,0 руб., предотвращенные затраты на социальные выплаты инвалидам в течение 10 лет социально значимой жизни — 3 461 040,0 руб.). Остаётся только порадоваться, что в 1957 г. наука ещё не шагнула так далеко, и будущего депутата при рождении никто не отбраковал по её же собственной методике.

Кстати, С.Ш. Мурзабаева,  заместитель председателя Постоянной Комиссии Межпарламентской Ассамблеи (МПА) СНГ по социальной политике и правам человека, является инициатором принятия законопроекта «Об охране репродуктивного здоровья населения РФ» (того самого, который активно, но безуспешно продвигала Е.Лахова)  и ссылается она на решения скандальной Каирской конференции по народонаселению от 1994 г., которая провозгласила своей целью сокращение населения в мире и попыталась впервые ввести понятие разных форм брака. Для сведения: «репродуктивные права» — это абсолютизация права женщины на аборт («моё тело – моё дело»), половое просвещение детей, контрацепция, технологии искусственного воспроизводства детей, суррогатное материнство. Депутат также весьма активно продвигает идею принятия федерального ювенального закона «О профилактике насилия в семье». Пугающая разносторонность.

Всё – в дело[/b]

По следам думского депутата пошёл соискатель кандидатской степени доктор А.В. Берсенёв, предложивший в качестве демонстрации умения работать с научным материалом, результаты своего эксперимента на тему: «Трансплантация клеток эмбриональной печени и стволовых клеток костного мозга для коррекции дислипидемии и ранних стадий атерогенеза». Во введении он рассказывает о том, что наука уже позволяет использовать эмбриональные клетки поджелудочной железы для лечения сахарного диабета, нервные клетки эмбрионального мозга для лечения болезни Паркинсона, стволовые клетки костного мозга у больных острым инфарктом миокарда и т.п. Автор же решил обобщить исследования  лечения атеросклероза с помощью клеток печени и мозга нерождённых младенцев.  В течение 6 месяцев он проводил опыты на двухсот двадцати двух морских свинках и пришёл к выводу, что из  убитых детей можно делать лекарство для лечения этого недуга.

Итак, под убийство младенцев довольно успешно подводят научную базу – это, дескать, поможет вылечить инфаркт, диабет, болезнь Паркинсона, склероз. Наверное, кандидату наук А.В. Берсенёву в качестве темы для следующей докторской монографии можно было бы взять вопрос использования клеток печени или мозга кандидатов медицинских наук для лечения заболеваний младенцев, и для чистоты эксперимента поставить его на себе – ведь могут быть интересные результаты. Жаль только, что не услышит наших советов Алексей Вячеславович – проживает и трудится он сейчас в Филадельфии (США), новых изысканий не ведёт, зато входит в редколлегию журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия». Как говорится, главное, правильно выбирать тему: лекарства из русских младенцев – это сейчас востребовано.

Прививка трупным ядом[/b]

При ближайшем рассмотрении выясняется, что и рынки для использования нерождённых младенцев уже весьма развиты. Во всём мире, включая и Россию, существует масса институтов, подводящих научную базу под людоедское применение «эмбриональных клеток». На их почве взросло псевдонаучное сообщество, которое преисполнено осознанием собственной важности и некоей миссии, что подтверждается твёрдым валютным эквивалентом их усилий. Для снятия этических преград в данной области используются новые понятия, маскирующие безнравственность самого направления. Так, понятие  «стволовые клетки», которое ещё в 1908 году ввёл  в обиход петербургский гематолог А. Максимов, ныне включает в себя: эмбриональные клетки (абортивный материал или материал, оставшийся невостребованным после искусственного оплодотворения), фетальные клетки (выделенные из абортивного материала) и собственно стволовые клетки взрослого организма.

Начиная с 70-х гг. XX столетия в мире были созданы так называемые клеточные линии, которые представляют собой выращенные культуры абортированных клеток, трансформированных аденовирусом 5 ДНК, а их номера свидетельствуют о порядковом номере очередного детского трупика. В 1961 Леонард Хейфлик, в Институте Вистар (научно-исследовательский центр Университета Пенсильвании), начал работать с клеточными линиями абортированных плодов (WI-я через WI-25),  полученных  из легких, кожи, мышц, почек, сердца, щитовидной железы, вилочковой железы и печени из 19 отдельных абортов. В 1964 он дает имя WI-38 клеточной линии, полученной из легких девочки 3 месяца беременности: «Этот плод был выбран доктором Свен Гард специально для этой цели. Оба родителя известны, они состоят в браке друг с другом, по-прежнему живы и здоровы, по-видимому, живут в Стокгольме. Они сделали аборт, потому что чувствовали, что детей было слишком много. Там не было никаких семейных заболеваний и рака в анамнезе». Во время эпидемии краснухи 1964 г. в США, когда врачи призвали беременных делать аборты, первые 26 убитых младенцев оказались здоровыми, а из почек, лёгких и кожи 27-го ребёнка с помощью найденного у него живого возбудителя краснухи на линии WI-38 создали вакцину, которую затем испытали на сиротах в Филадельфии. За прошедшие 50 лет получены и поддерживаются сотни «клеточных линий», основанных на  абортированных младенцах ввиду способности молодых клеток к росту, а также в связи с доступностью материала; они также обработаны онковирусами для придания им способности расти вне тела. Клетки абортированных младенцев служат основой для создания вакцин против ряда инфекций: полиомиелита; кори, свинки, краснухи; кори и краснухи; отдельно  краснухи; бешенства; гепатита А; гепатита AB комбо; ветрянки; оспы; лихорадки Эбола; ВИЧ; сепсиса; гриппа. Последствиями введения в организм наших детей вакцин, взращенных на клетках убитых младенцев, становятся не только лихорадки разного вида, парезы, параличи, но и такой бич нашего времени, как аутизм, причину которого, а значит, и способы лечения, медики до сих пор не знают. А что мы хотели?

Технологии получения материалов для «клеточных линий»[/b]

Питер Маккалоу, иммунолог из Университета Западной Австралии в своей книге «Плод как донор трансплантации: научные, социальные и этические перспективы» описал некоторые из технологий, которые ранее использовались, чтобы получить эмбриональную ткань мозга. Например, в Швеции был принято прокалывать плодный пузырь женщины с беременностью 14-16 недель, затем надевать зажим на головку ребенка, и, вытянув  её в шейку матки, просверлить отверстие в голове ребенка, а затем специальными машинами высасывать клетки мозга.  Там же у здоровых плодов человека от 7 до 21 недель после легального аборта быстро извлекали и взвешивали печень и почки. В настоящее время на сроке 16-21 недель женщине вводят простагландин и вызывают преждевременные роды. При этом в  50% случаев ребенок рождается живым, но, невзирая на это, врач просто вскрывает живот ребенка без анестезии и вынимает печень и почки. Также существует метод частичного рождения, когда женщине в родовые пути многократно вводят  водоросли ламинарии, наступает отёк и расширение, на третий день ребёнок рождается живым и передаётся врачам для использования – расчленения в живом виде.

Картинки из преисподней[/b]

По словам работницы одной из американских фирм по заготовке тканей из эмбрионов, решившей рассказать правду, но скрывающейся под псевдонимом Келли (это интервью достаточно известно), её работа состояла в поиске «качественного материала» для продаж – глаз,  печени, мозга, тимуса (лимфоидной ткани), сердечной крови, пуповинной крови, крови из печени, даже крови из конечностей. Это были дети 16-30 недель беременности, из которых лишь около 2% имели патологию развития. Ткани продавали частным подрядчикам, а они в свою очередь – в университеты и исследователям. Это были партии глаз, или 30-40 экземпляров печени, или тимусов. Ввиду высокого спроса грузы отправляли каждую неделю через UPS, FedEx, воздушно-десантные, судоходные компании, а иногда и специальным  курьером. После случая с доставленными к ним двумя живыми близнецами на 24 неделе беременности, когда доктор взял бутылку со стерильной водой и вылил ее в кастрюлю, где были дети, чтобы они утонули, Келли решила, что она больше не хочет в этом участвовать. Но в силу ряда причин продолжала работать и снова видела, как  живорожденных младенцев умертвляли водой либо щипцами, ломая им шеи, либо избивая их. Иногда поступивший к ним плод, казалось, был мертв, но когда врач вскрывал грудную полость, сердце еще билось. Стоимость тканей повышалась, если ребёнок доставлялся им живым, если срок плода был большим. Чем старше – тем лучше, чем более жив – тем лучше. Нам нельзя успокаивать себя тем, что эти картинки – не из российской реальности: откровения отечественных людоедов ещё впереди, и как знать, не застынет ли тогда у нас кровь в жилах. «Принесите-ка мне скорей своих детушек – я сегодня их за ужином скушаю»…

Это ещё и вкусно?[/b]

Из учебника биологии каждый школьник вынес знание о том, что человек различает четыре вкуса – кислый, сладкий, горький, солёный. Относительно недавно появилась новация – пятый вкус, «умами», глютамат, или искусственный усилитель вкуса, способный внушить удовольствие от невкусной еды. Он – непременный компонент современных наборов специй. Биотехнологическая компания Senomyx производит искусственные усилители вкуса на основе клеточной линии НЕК 293 (клетки абортированного младенца, патент США 5681932, цена 1 фл. – 534 евро) и поставляет их крупнейшим производителям продуктов питания: еда тяжеловесов,  суп Кэмпбелл, Kraft Foods, PepsiCo, Кока-Кола, Nestlé, Solae, Cadbury Adams ООО. Про-лайф общественность США с 2011 г. развернула широкомасштабную кампанию против использования абортированных тканей в производстве продуктов питания. Campbell Soup отреагировала на призывы общественности и разорвала отношения с Senomyx. В январе 2012 г. сенатор Оклахомы Ральф Shortey ввел в своём штате запрет на пищевые продукты, разработанные с использованием абортированного эмбрионального материала, за что был подвергнут массированной атаке СМИ. Во Флориде 12-летний мальчик, который узнал об использовании PepsiCo клеток убитых детей, начал собственную кампанию «Школы для жизни» по удалению изо всех школ их епархии продукции Пепси. PepsiCo упорствовала, заявляя, что сотрудничество с Senomyx является необходимым условием для создания низкокалорийных, вкусных продуктов для своих потребителей. Общественность проводила длительный бойкот продукции Пепси-Колы, и в 2013 г. получила известие о том, что та всё-таки разрывает свой 30-миллионный контракт с Senomyx. Можем ли мы использовать клетки убитых младенцев для того, чтобы сделать вкусной нездоровую пищу? А вдруг это – начало нашей мутации в людоедство? Не имеет никакого значения, что восьминедельную девочку для создания НЕК 293 разложили на составляющие целых тридцать лет назад. Не имеет значения, что эти клетки в данном случае не идут непосредственно в пищу, но служат для создания вкусовых белков и симуляторов вкуса. Время не умаляет значение зла, как и не снижает виновности тех, кто сознательно и добровольно использует останки убитых детей для получения прибыли.

На что ещё годятся нерождённые младенцы[/b]

Американская биотехнологическая компания начинает клинические испытания эмбриональных стволовых клеток на людях, которые страдают прогрессивной формой слепоты. Молодая пара американцев намеревалась зачать ребенка, чтобы сделать аборт в определённом сроке, и отец смог бы использовать почки своего ребенка для трансплантации себе. Почти вся «фетальная» косметика – животного происхождения с маркировкой:  «экстракты Ovar», Placenta, Cutis, Hepar, Amnion, Liquor amnii (амниотическая жидкость), «плацентарные протеины», «протеины фетальной кожи» и т. д.; продукты человеческого происхождения маркируются Human или Fetal.  Человеческие эмбрионы могут входить в очищающие лосьоны, «противозудные» кремы, кремы для век, антицеллюлитные кремы, зубные пасты швейцарских, французских, немецких и российских производителей. Резолюция Совета Европы № 327/88, п. 36 гласит, что коммерческие сделки и эксперименты с эмбрионами запрещаются под страхом судебного расследования. Отчего-то в данном случае не срабатывает наша Конституция в части ст. 15 п. 4. о приоритете международного права над национальным.

В Российском научном Центре акушерства, гинекологии и перинатологии под руководством Г. Т. Сухих, основанном в Москве американским бизнесменом Мольнаром, делаются омолаживающие уколы (500-2000 долл. за инъекцию) из органов младенцев, абортированных для этого живыми на поздних месяцах беременности. Таких клиник в нашей стране уже около тридцати. Развитие фетальной терапии вызвало рост абортов на поздних сроках, причиной которых стали заключения обязательных теперь УЗИ  о неизлечимой патологии плода. По официальным данным у нас делается шесть миллионов абортов в год (в США – 1,6  млн), полтора процента из них (девяносто тысяч) – на поздних сроках. Из открытых источников можно узнать, как ещё, достаточно  утилитарно, используются нерождённые младенцы в мире. Это – коллаген соединительной ткани, костей и хрящей в составе 12 шампуней и пяти кремов для рук; жир абортированных младенцев в производстве мыла в Англии. Опыты над нерождёнными младенцами: в Калифорнии шестимесячные эмбрионы были погружены в банки с жидкостью с высоким содержанием кислорода, чтобы определить, смогут ли они дышать через их кожу – младенцы не смогли; было проведено исследование на отрубленных головах 12 детей, рожденных путем кесарева сечения, которые содержались живыми в течение нескольких месяцев;  медицинская компания Огайо протестировала мозг  и сердца 100 плодов в рамках $ 300 000-ного контракта по исследованию воздействия пестицидов;  в Финляндии на грант $ 6,000,000 в эксперименте с печенью младенец вскрывался без обезболивающего, а медик отрицал необходимость анестетика, утверждая, что абортированный ребёнок – только мусор.

Финал неминуем[/b]

Сознанию невозможно вместить всё то, что тайно или явно мы сами же и творим, безотносительно личного участия в этом безумии – перемалываем в мясорубках младенцев, пускаем их на сувениры, выбрасываем в мусор и сжигаем в печах. Всё это уже было. Из старых фильмов про войну мы знаем, где именно. В фашистских концлагерях, где нацистские врачи оправдывали свои эксперименты на людях, тем, что всё равно те будут убиты, так уж лучше использовать эти тела, а не просто выбросить их на свалку, они делали абажуры из кожи людей, и устраивали чудовищные опыты на живых людях, точно также без анестезии – всё во имя того, что они называли наукой. Нюрнбергский процесс поставил точку в этих изысканиях, и наградой нелюдям была верёвка. Яснее ясного: либо мы всё это прямо сейчас остановим, либо  приготовимся к неминуемому ответу. Финал неизбежен. 

Людмила Рябиченко
руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество»
 
http://superomsk.ru/blogs/277
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика