Авторизация
17 ноября 2018 (04 ноября ст.ст)
 

«Самостийна Украйна» или Единая Русь: исторические документы о едином Русском народе в Малой и Великой Руси, его борьба за общую государственность

«Самостийна Украйна» или Единая Русь: исторические документы о едином Русском народе в Малой и Великой Руси, его борьба за общую государственность


До наших дней сохранилась печать галицко-волынского князя Юрия Львовича (ум. 1316) с титулом на ней: «государь Русы». При нем чеканились деньги - «монета русская», «гроши русские», чеканились вплоть до 1434 г.! После захвата части земель киевского государства Литвой ее правители титуловались: «Великий князь литовский, жмудский и русский». Литовское княжество на две трети состояло из Русских территорий. Русские главенствовали в нем. Руський язык являлся государственным: на нем публиковались законы, велось судопроизводство. «Литовский статут» - сборник основных законов - даже в третьем своем издании, уже на польском языке (1588), предписывал: «Земский писарь обязан все бумаги, выписки и призывные повестки писать... только на русском и по-русски, буквами и словами русскими». Воеводы и старосты должны были определять на должность своих помощников «людей... знающих русскую грамоту». 

Галицко-волынский князь Юрий в латинской грамоте (1335) магистру немецкого ордена Дитриху называет себя: «Божией милостью прирожденный правитель всей Малой России». Византийски Император Иоанн Кантакузен, обращаясь к литовскому князю Любарту Гедиминовичу (1347) пишет: «Ты знаешь, что так было установлено и узаконено с той поры, как народ русский познал Бога … дабы был один митрополит Киевский, для всей России, как для Малой, так и для Великой». В акте того же Императора очерчивается и первоначальная территория Малороссии: «Святейшие епископии Малой России, находящиеся в местности, называемой Волынией: Галицкая, Владимирская, Холмская, Перемышльская, Луцкая и Туровская». 

Со временем название «Малая Россия», как мы уже отмечали, распространяется на все земли, захваченные Польшей и Литвой. Польский король Казимир Великий, захватив Галицко-Волынское княжество, отправил в Константинополь (1370) Епископа Антония от своего лица и «от всех князей и бояр русских». В своей грамоте он пишет: «рукоположите Антония в митрополита дабы не исчез …закон русский. А не будет …Вашего благословения ... нам нужно будет крестить русских в латинскую веру». Себя в этом послании Казимир величает «король Ляхии и Малой России». 

Никаких изменений не вносят в наш вопрос ни 15, ни 16 века: по-прежнему в Малороссии проживают Русские, а об «украинцах» в ней никто ничего не знает. В книге польского иезуита Петра Скарги «О единстве Церкви Божьей» (1577), разработавшей план распространения унии среди Русских, читаем: «Очень бы нам помогли совещания ...с русскими владыками... Если бы мы сами были внимательны, давно бы взяли в свои руки русские школы, пересмотрели бы все русские книги... Следовало бы переводить для русских на польский или прямо русский язык полезные для того сочинения, чтобы русские сами могли яснее увидеть правду». 

В послании галицко-подольских мирян (1583) Митрополиту Киевскому Онисифору читаем: «наши церкви превращаются в иезуитские, а добро Русской Церкви передается латинским». Львовское православное братство издает в своей типографии «Граматику» в наставление «многоименитому Российскому роду». То же Львовское братство, обращаясь к царю Федору Иоанновичу(1592), именует его «светлым Царем Российским», вспоминает «князя Владимира, крестившего весь Российский род». А в Письме к Московскому Патриарху Иову львовяне пишут об экспансии католицизма: «Прежде в нашем городе не было иезуитов, которые завладели многими русскими церквами». Князь Константин Острожский в письме (1593) к Епископу Владимирскому Ипатию предлагает тому поехать в Москву: «Порассказал бы там, какое гонение, поругание и уничижение, терпит здешний народ русский ... и попросил бы великого князя и тамошних духовных ... прекратить такое разделение церквей и уничижение русского народа». В числе книг, напечатанных на средства князя в Остроге, была и «Книга Василия Великого». В ее предисловии встречаем следующее обращение к читателям: «вы же, о православный Российский народе». Термины «российский» и «русский» употребляются как синонимы, смысл их совершенно тождественен. 

Тот факт, что огромное число подданных польского короля являлись по национальности Русскими, а у самых границ Речи Посполитой укреплялось и возвышалось Русское государство, не мог не беспокоить польских государственных деятелей, стремившихся любыми способами отделить Русских Малой Руси от единоплеменников остальной России, внушив им, что за границей живет совсем иная народность, отличная от той, что живет в Малороссии. Уже в конце 16 в. в польских источниках мы обнаруживаем основы той идеологии, которая в будущем получит наименование «украинской». В послании польского короля Сигизмунда III Папе Римскому (1596) по поводу церковной унии читаем: «Под властью Русского Митрополита (Киевского и Галицкого) находятся обширнейшие и многолюднейшие области. В сравнении с Россией области примасов Галлии или Испании совсем не велики... Если вся Россия, т.е. Литовская Русь, соединится с апостольским престолом, это легко может привести к унии и великое княжество Московское потому что в богослужении московитяне употребляют один язык с русскими, да и разговорный язык обеих этих народностей представляет различия только диалектические или в произношении слов». 

Как видим, пресловутые «москали» («москвитяне», «московиты») и их фантастическая родина - «Московия», как и «две русские народности», - чисто польское изобретение, а использование этих понятий самостийниками - еще одно доказательство духовно-психологического подчинения «украинского» польскому, «украинцев» - полякам, для которых первые всего только пушечное мясо в извечной войне против России, нечто вроде янычар - особого сообщества этнических маргиналов, специально натасканных для борьбы с тем народом, к которому кровно принадлежат. Достаточно обратиться к Русским летописям, чтобы убедиться; «москали» на территории России никогда не проживали. Место их обитания - воспаленные мозги украинских самостийников, напичканных польской пропагандой с целью разрушения единства Русской Нации. В реальности же в той части древней Руси, которую в 14-16 вв. стали определять как «Великую», никаких изменений ни в названии страны, ни в названии народа не произошло...

Летописная характеристика хана Золотой Орды Джанибека (1343): «много льготу сотвори земле русской». О поездке великого князя Василия Дмитриевича к хану Тохтамышу (1364): «любезно его жаловавше и отпусти его на Русь». Поход князя Дмитрия Ивановича на Тверь (1375): «Поиде князь Дмитрий с Волока со всеми речеными князи русскими совкупяся и с всею силою русскою». В 1380 г. Константинопольский Патриарх посвящает в «Митрополита Киевского и Великой Руси» архимандрита Пимена. Одновременно по требованию великого князя Литовского поставлен Митрополит «Малой Руси и Литвы». Примечательно, что киевская кафедра, еще в конце 13 в. перенесенная в Москву, номинально сохранялась за московским архиереем, хотя сам Киев принадлежал Литве. Но, как пояснялось в акте о поставлении Митрополита Пимена, «невозможно быть архиереем Великой Руси, не получив сначала наименования по Киеву, который есть соборная церковь и главный город всей Руси». В «Повести об осьмом (Флорентийском) соборе» (1439) суздальского иеромонаха Симеона превозносится «великая и славная русская земля», утверждается, что «в Руси великое православное христианство боле всех». Великий князь московский Василий Васильевич в послании Византийскому Императору Константину Палеологу (1452) поздравляет его с восшествием на престол «в утверждение всему православному христианству греческих держав и владетелъствам русския емли». Князь также сообщает о поставлении Ионы «русскими владыками, на святейшую митрополию русскую, на Киев и на всю Русь митрополитом». 

Нашествие хана Ахмата на Русь (1480). Архиепископ Вассиан пишет великому князю Иоанну III: «Какой апостол или святитель научил тебя, великого русских стран царя, повиноваться этому богостудному, оскверненному, самозванному царю?». Именно Иоанн III первый из московских князей официально принимает титул «самодержца» и «царя». В извещении о пасхалии Митрополита Зосимы (1492) говорится: «и ныне прослави Бог... великого князи Иоанна Васильевича, государя и самодержца всея Руси». На рубеже 15-16 вв. появляется «Повесть о белом клобуке» посольского толмача Дмитрия Герасимова, который, рассуждая о духовном падении старого католического Рима и нового Рима - Константинополя, утверждал: «На третьем же Риме, еже есть на русской земли, благодать Св. Духа возсия,- яко все христианская царства придут в конец и снимутся во едино царство русское, православия ради,., и царя русского возвеличит Господь над многими языки... и патриарший великий чин... такожде дан будет рустей земли во времена своя и страна та наречется светлая Россия». В эту же эпоху в «Послании некоего Спиридона-Саввы о Мономаховом венце» (1523) повествуется о том, как византийский император Константин Мономах послал князю Владимиру Всеволодовичу царские инсигнии «в знак вольного самодержавства великая России». «И с того времени князь Владимир Всеволодович назвался Мономахом и Великим Царем Великой России и с того времени эти венцом царским венчаются все князья владимирские, когда ставятся на великое княжение русское, как и сей вольный и самодержец Царь Великой России Василий Иванович». 

А вот выдержка из речи царя Федора Иоанновича в Боярской Думе «Помыслили были есмя о том, чтобы Святейшему Патриарху Иеремии Вселенскому быти в нашем российском государстве на патриаршестве Владимирском всея России» Этот же эпизод производит в своих мемуарах его непосредственный очевидец Митрополит Монемвасийский Иерофей: «Когда увидели, что Иеремия не ставит Патриарха, а сам хочет остаться у них, то говорят ему ... древняя кафедра России во Владимире, туда и благоволишь отправиться на жительство». 

* * * 

Итак, мы можем подвести некоторые итоги. В течение 14-16вв. наряду с прежним названием Русь (Россия) в источниках появляются новые - для обозначения двух ее частей: подчиненной Золотой Орде Великой Руси и оккупированной поляками и литовцами Малой Руси. Однако названия эти не вытеснили прежнего - РУСЬ, которое и оставалось в течение рассматриваемого периода наиболее употребительным, лишь к концу его уступив место своему греческому эквиваленту «РОССИЯ». 

Что же касается этнонима, используемого для обозначения национальной принадлежности населения Руси, то он остался без изменений: РУССКИЕ - так по-прежнему самоопределял себя Русский Народ вне зависимости от того, в какой части России он проживал - Малой или Великой. Отсутствие разницы естественно: речь шла об одном народе, одной стране, часть которой лишь временно оказалась включенной в другое государство. 

Расчлененный государственными границами Русский Народ не только сохранил сознание своего национального единства, но и подготовил духовные, материальные, военные предпосылки для ликвидации иноземного владычества над Малороссией и воссоединения нации в едином государстве. Именно 16 в. дает нам примеры активной самоорганизации Русских на оккупированной территории (запорожское казачество, православные братства) для активного противодействия проводимой поляками и католицизмом политике дерусификации населения Малой России, ее этнического и вероисповедного оскопления. 

Только эта самоорганизация позволила Русской Нации вступить в открытую вооруженную борьбу с оккупантами и завершить ее блестящей победой в середине 17 в.; победой, ковавшейся усилиями всего Русского Народа: Малой, Белой и Великой Руси. Ложь о «национально-освободительной борьбе украинского народа» не только профанирует истинные цели и значение этого народного подвига, но и кощунственно оскорбляет память героев славной войны 1648-1654 гг. 

Не «украинцы», а Русские в течение шести лет сражались с панской Польшей, покрыв себя не меркнущей в веках славой. Не «украинцы», а Русские отстаивали веру, свободу, право быть самими собой, а не подневольными польскими «хлопами». И все участники этой кровавой, беспощадной борьбы прекрасно знали - кто, с кем и за что воюет. Сошлюсь на Богдана Хмельницкого. В июне 1648 г., двигаясь на Львов, гетман отправляет универсал жителям города: «Прихожу к вам, как освободитель русского народа: прихожу к столичному городу земли червонорусской избавить вас из ляшской неволи». 

А вот свидетельство другого современника, из противостоящего лагеря - польского гетмана Сапеги: «Против нас не шайка своевольников, а великая сила целой Руси. Весь народ русский из сел, деревень, местечек, городов, связанный узами веры и крови с казаками, грозит искоренить шляхетское племя и снести с лица земли Речь Посполитую». Как видим, речь идет только о Русском Народе. При чем же здесь грушевские, петлюры, винниченки, бандеры, шухевичи и прочие «украинцы»?!.. Не за «самостийну Украину» велась борьба, а за воссоединение двух частей РОССИИ, объединение Русских в едином государстве. 

Что же касается «украин» (окраин), то термин этот, как и ранее, применяется в источниках к самым разным территориям и также не имеет к позднейшим «украинцам» совершенно никакого отношения. 

О приграничье (окраине) Полоцкой земли встречаем в летописи (1348): «И посем Андреи с Полочаны из своея украины пригнавше, без вести повоевавще неколико сел Воронежской волости». Пограничные рубежи Литвы и Валахии упоминает великий князь литовский Александр в письме к валашскому воеводе: «И ты мы разы, аж Бог ласт, подближаемся там под украины к тым нашим панством и от тут ... шлем до тебе наших послов». «Приказали есьмо своим украинным князем ... и всем своим украинником (т.е. жителем приграничья)» - сообщает летопись в 1503г. Великий князь Василий Иванович пишет (1517); «Наш недруг Жигимонт, король польский, послал войско к украинному пригородку к Одочке, а наши воеводы ноугородцкис с ноугородцкими людьми стояли в нашем украинном городе на Луках на Великих, оберегали наши украины». 

В польских источниках 16 в. нередко встречается слово «украина», от которого два века спустя малороссийские самостийники и поведут свою фантастическую страну «Украину», населенную таким же фантастическим «украинским народом». Хотя и поляки поначалу под «украиной» подразумевали все то же приграничье, окраину и не привязывали ее к какой-либо конкретной территории. Недаром синонимами «украин» в польском языке служили слова «уграниче», «пограниче». 

Польский король Стефан Баторий, например, писан в своих универсалах: «старостам, подстаростам, державцам, князьям, панам и рыцарству, на украйне русской, киевской, волынской, подольской и брацлавской живущим» или «всем вообще и каждому в отдельности из старост наших украинных». У польского историка Манея Стрыйковского (ум. 1582), автора «Хроники польской, литовской, жмудской и всей Руси (!) находим следующие места: «.Альбрехт, племянник королевски., причинил убытки на у крайне (т.е. границе) Польской и Жмудской земли». «Деньги были выдаваемы из казны конным и пешим ротмистрам на украине московской и татарской» - т.е. границе с Россией и Степью... 

Сергей Родин 

«Православный собеседник» №12 2002г., №1 2003г. 

(газета Тульчинской епархии Украинской Православной Церкви) 
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Случайно
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Опрос
Ювенальная юстиция - это ...
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика