Авторизация
 

Русский цивилизационный проект и имперская традиция

Знающие люди утверждают, что есть около двухсот определений понятия «цивилизация», но мы остановимся на современном плюрально-циклическом подходе к истории, где под общим понятием «цивилизации» стали также подразумеваться разные «локальные цивилизации». Немецкий философ и культуролог Освальд Шпенглер в своей книге «Закат Европы» (1918) решительно отверг общепринятую тогда условную периодизацию истории на «Древний мир – Средние века – Новое время». Он предложил другой взгляд на мировую историю – как на ряд независимых друг от друга культур, проживающих, подобно живым организмам, периоды зарождения, становления и умирания. Позже, развивая мысль Шпенглера, весомый вклад в изучение локальных цивилизаций внёс английский историк Арнольд Тойнби. В своём 12-томном труде «Постижение истории» (1934 – 1961 гг.) британский учёный разделил историю человечества на ряд локальных цивилизаций, имеющих одинаковую внутреннюю схему развития. Из всего этого следует, что понятие цивилизации не является однозначным и если верить ученым мужам, то на нашей бренной планете сосуществует несколько локальных цивилизаций.

Российский историк Э. Д. Фролов в одной из своих работ перечислил наиболее распространённый набор качеств локальной цивилизации: общность геополитических условий, исконное языковое родство, единство или близость экономического и политического строя, культура (включая религию) и менталитет. Вслед за Шпенглером и Тойнби учёный писал о том, что «оригинальное качество цивилизации обусловлено оригинальным свойством каждого из структурообразующих элементов и их неповторимым единством».

Хотим мы этого или не хотим, а придется локальным цивилизациям каким-то образом пытаться взаимодействовать друг с другом. А учитывая, что политический строй, религия, язык, культура и менталитет находятся внутри одного цивилизационного проекта, то выбор для человека не велик. Или он вместе со своим мировоззрением, культурой, партией, языком, конфессией и прочими поводами для мелкобытовых распрей находится в одном цивилизационном проекте, либо в другом. Тут необходимо просто определится и не морочить никому голову. А вот чтобы определится, необходимо изучить историю разных цивилизационных проектов. И при этом помнить, что не существует более «цивилизованных» и менее «цивилизованных» цивилизаций. Бывают просто иные цивилизации с иным набором цивилизационных признаков и ценностей и иным местом в истории, с которыми придется уметь сосуществовать. Потому что утверждать, что одна цивилизация выше другой – это не что иное, как фашизм.

Можно отвлечься и на минуту представить, что нет иных цивилизаций, кроме одной, что есть только одна, поглотившая все некая глобальная империя. Это будет означать «конец истории» – отсутствие развития раз и навсегда. Поэтому наличие конкурирующих цивилизационных проектов – это необходимое качество прогресса и развития.

Проектным потенциалом обладает каждая цивилизация, но не каждая его реализует и уж тем более не каждая его реализует достаточно долго в масштабах истории. Неким критерием проектности может служить способность цивилизации к внутренней консолидации, четкой идентичности, защите себя и распространению своего проекта. Поэтому претендовать на проектность могут только государства, осуществившие вокруг себя цивилизационную консолидацию, ставшие ее ядром.

По мнению специалистов (см., например, Б. Н. Кузык и Ю. В. Яковец, «Развёртывание цивилизации во времени»), мы имеем такие локальные цивилизации как: западноевропейская восточноевропейская, североамериканская, латиноамериканская, океаническая, русская, китайская, индийская, японская, мусульманская, буддийская, африканская. При этом современные локальные цивилизации консолидируются в определенных цивилизационных проектах и условно делятся на четыре группы:

Западный цивилизационный проект, куда относят западноевропейскую, восточноевропейскую, североамериканскую и японскую локальные цивилизации, группирующиеся вокруг Великобритании и США. Индийская локальная цивилизация все более тянется к Западу, что обусловлено спецификой ее двуязычной элиты. Кроме того, к западному цивилизационному проекту можно отнести некоторые мусульманские государства, где в управлении государством и экономикой участвуют британские подданные.

Китайский цивилизационный проект, представленный государством-цивилизацией, который долгое время осуществлялся по внутреннему циклическому кругу, но теперь осуществляет экспансию в направлении океанической, буддийской локальной цивилизаций, а также в направлении Юго-Восточной Азии.

Латиноамериканская и африканская цивилизации, которые не осуществляют самостоятельных цивилизационных проектов и участвуют в глобальной политике в режиме долгосрочных стратегических договоренностей и планирования, закулисно управляемого тем же проектным центром Запада.

Ну и, наконец, Русский цивилизационный проект.

Тут я хочу сделать отступление и ввести еще один термин – ценность[/i]. Который необходим для оценки читателем цивилизационного проекта для того, чтобы сделать выбор.

Ценность (в философии) – указание на личностную, социально-культурную значимость определённых объектов и явлений. Ценности разделяют на две категории – материальные и идеальные. Материальные ценности базируются не на идеалах, а на интересах. Различным эпохам, укладам, этносам и культурам свойственен лишь очень ограниченный круг общих материальных ценностей и их список ограничен сугубо утилитарными представлениями о жизни как о физиологическом процессе, а также благосостоянии и процветании.

Большинство же ценностей, в отличии от интересов, по своей природе идеальны, но не являются универсальными для всех. Они порождены тем или иным общественным, уникальным для локальной цивилизации укладом, определяющим идентичность – религиозную, этническую, национальную, классовую, социальную и, наконец, государственную. Причем эта общность неповторима и у каждой есть свое место в исторической эволюции. Эти идеальные ценности настаивают на первичности не материальных ценностей каждого отдельно взятого индивида, а на ценности общественного идеала. Материальные ценности и интересы индивида – единственное, что связывает между собой различные цивилизации, все остальное: религия, история, географическое положение, традиционный уклад, т.е. идеальные ценности, у различных локальных цивилизаций разные.

Как только некая пропаганда преподносит нам частные материальные ценности как идеальные для всех, у индивидуума происходит когнитивный диссонанс. С одной стороны своя рубашка – ближе к телу, с другой стороны – ни о каком глобальном цивилизационном проекте в таком случае речь идти не может. Причем этот принцип распространяется не только на цивилизационный проект, но и на любой другой проект, связанный с взаимодействием разных структур: государством, предприятием, организацией, компанией, любым общественным или бизнес объединением. Если у индивидуума нет иного проекта, кроме личного преуспевания, то такая постановка не только не соответствует общественным интересам, но им противоречит.

Индивидуум в целях личного благополучия не хочет платить налоги – а общество в них нуждается, потому что формирует из них бюджет. Индивидуум в целях личного удобства не хочет служить в армии – а общество нуждается в своей защите. Индивидуум не хочет рожать детей – а общество нуждается в воспроизводстве. Удовлетворить личные интересы индивидуума можно только за счет интересов общества. Поэтому любая либеральная идеология, которая превозносит личные материальные ценности над общественным идеальными ценностями – это зло, ведущее к разложению общества и потере его общей идентичности. Эта замена понятий служит только одному: спекулируя ценностями, реализовывать свои интересы. Либеральная идеология – это метод, используемый для разложения общественных интересов, потому что проект как цивилизационный, так и государственный характеризуется общественными ценностями, а не индивидуальными. Именно государство является тем средством, с помощью которого народ и общество продлевает свое существование в истории. Для того, чтобы можно было осуществлять экспансию одного цивилизационного проекта за счет другого, вводится либеральная идеология как один из методов атомизации и разобщения общества.

Вот теперь можно вернуться к Русскому цивилизационному проекту. Пока продолжается засилье либеральной идеологии, Россия либо обречена растрачивать самостоятельную проектность, либо, восстановив ее, принять активное участие в межцивилизационном объединении незападных цивилизаций. Потому что, как бы ни старались либеральные идеологи, Россия не может войти в западный цивилизационный проект, а будет осуществлять собственный.

На то есть несколько причин.

Во-первых, российский цивилизационный проект – не молодой и имеет долгую и славную историю, которая более чем отстояла право на свое существование среди прочих проектов цивилизаций. Было бы кощунственно вот так просто взять и сдать наследие предков и их победы, променяв на сомнительные западные ценности в обертке либерализма. Кроме того, российский цивилизационный проект претерпел эволюционные изменения, что говорит о его преемственности, а значит – о его востребованности российским обществом.

Во-вторых, все концепции и школы мировой геополитики считают Россию центральной частью евразийского Хартленда, а Европа – не более чем примыкающий к ней полуостров. Россия не может соотносится ни с одной страной Европы. Если Россия конкурирует с кем-то, то она конкурирует не с одной и даже не с двумя странами, а со всем континентом. Или даже шире – со всем Западом (см. работы А.И.Фурсова).

Ну и как, находясь в такой весовой категории, можно говорить о том, что Россия может стать частью Европы? Как страна, занимающая целый континент, может стать частью какой-то полуостровной периферии этого континента?

Ну и, наконец, третье. Российская цивилизация отличается от западной, куда ее всеми правдами и неправдами хотят интегрировать, системой ценностей. М.Л. Хазин называет проектную идею «безальтернативной истиной, переведенной в политическое измерение». Российская безальтернативная истина – иная и кардинально отличается от западной. Западный проект, как считает Э.А. Азорянц, является «единственной нетрадиционной цивилизацией, которая ставит выше не консенсус и традиции, а право, законы и контракты». Кроме того, западная цивилизация по какому-то только ей известному праву считает другие цивилизации «нецивилизованными» и навязывает им свои «общечеловеческие ценности», которые, как я писал выше, бывают общими только в материальном аспекте, а не в идеальном.

Идея российской проектности при всех ее эволюционных изменениях оставалась в неприкосновенности. Сочетание православной проектной идеи с евразийской геополитикой составило стержень российской цивилизации, которая сформировалась как прочный союз, основанный на солидарном сосуществовании и культурном многообразии народов, на славянско-православном и тюркско-исламском началах. Именно стремление к идеальным ценностям ставит русскую проектность в противоположность западной цивилизации. Империя в русской традиции дала малым народам защиту и выход в историю, одновременно расширив мощь центра, а не поглотив и уничтожив их национальную идентификацию.

Поэтому имперская традиция русской цивилизации – это способ сохранения идентичности народов, способ выживания всех во времена всеобщей глобализации.

 Русский цивилизационный проект и имперская традиция

Дмитрий Косенков

Дмитрий Косенков

рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика