Авторизация
 

НИКОЛАЙ II: КАК САМОУПРАВСТВО ПОГУБИЛО САМОДЕРЖАВИЕ. Мнение.


 




Российский религиовед и историк Сергей Львович Фирсов



 


Российский религиовед и историк Сергей Львович Фирсов



 



 



 Российский религиовед и историк Сергей Львович Фирсов. Доктор исторических наук, профессор кафедры философии религии и религиоведения факультета философии и политологии СПбГУ. Автор более 270 научных, научно-популярных, учебно-методических и публицистических работ. Среди самых известных книг - «История России. 1796-1894. Учебник», «Церковь в Империи. Очерки из церковной истории эпохи императора Николая II», «Николай II: Пленник самодержавия».







- Сергей Львович, давайте начнём нашу беседу с конца, с вопроса, который должен был бы её завершить. Император Николай II и его эпоха - это уже академическое прошлое России? Или судьба этого человека и погибшей с ним монархии всё ещё остаётся частью нашего настоящего, влияет прямо или косвенно на судьбу современной России?[/b]



- Знаете, я начинал заниматься эпохой Николая через проблему государственно-церковных отношений. Изучал взгляды императора на церковь. Через это постепенно родилась идея написать биографию царя. Мне показалось важным рассмотреть жизнь Николая II как жизнь человека во власти. Именно как человека. Прежде всего последний царь был частным человеком, и только, потом уже самодержцем. Редчайший пример среди российских императоров.



Николай II, безусловно, - трагическая личность, он до сегодняшнего дня, к сожалению, всё ещё не является историческим персонажем. Знаете, в 1896 году Василий Осипович Ключевский делал доклад о Екатерине II, и среди прочего он сказал: «Для Екатерины Великой наступила историческая давность». К тому времени прошло сто лет с момента смерти императрицы, и историку было ясно, что «нельзя быть злопамятным на таком расстоянии». Так вот, для Николая II такая историческая давность не наступила. И дело не в том, что ещё не было столетней годовщины со дня его кончины, а в том, что до сего дня он используется нашими современниками как символ потонувшего мира. Для одних этот мир был ужасен, а его гибель закономерна и оправданна, для других, наоборот, он был замечателен, как замечательна наставляющая в жизни сказка, в которой Николай II занимает место праведного царя. Некоторые принимают его как царя, искупившего грехи русского народа, и рассматривают его деятельность как подвиг, равный подвигу Христа. Впрочем, православная церковь называет подобных почитателей «царебожниками-еретиками».



- Итак, для одних Николай II - священный царь, для других он - коронованная[/b]посредственность» или же жертва политических обстоятельств. А для вас он кто?

[/b]

- Отвечу так: не надо особенно высоких чувств испытывать к деятелям прошлого, о которых пишешь книгу. В процессе её создания, думаю, я не поменял своего отношения к последнему русскому царю. Я никогда не относился к Николаю II как к «герою моего романа» или как к человеку, которому хотел бы подражать. Хотя у царя было чему поучиться. Скажем, выдержке, умению держать себя в руках. Но это - частности.



- Одна из проблем, которую ставит ваша книга, - это сочетание самодер-жавия и самоуправства в деятельности Николая II. Самодержавие в России, с одной стороны, было абсолютной властью царя, но с другой - оно ограничивалось законами, которые принимали сами же цари. Царь мог издать любой закон, но потом и он, и его бюрократия должны были жить по этому закону. Если же самодержец желал править по-другому, то ему следовало издать другой закон. Но потом опять вся система власти должна была жить по этому новому произвольно принятому, но всё же писаному правилу.[/b]



Николай II, судя по вашему исследованию, изначально считал, что он может[/b] делать всё что хочет, даже вопреки законам, принятым его предками и предшественниками, да и им самим. То есть могут существовать для других писаные правила, которые он, император, имеет право нарушать.[/b]



Это приводило в ступор даже верных монархистов и бюрократический аппарат[/b]империи. В этой ситуации чиновники не понимали, как им действовать, а затемпросто начинали подражать царю. Так с самого верха по государству распространялась волна самоуправства, когда все представители бюрократического аппарата действовали не по законам, а так, как они считали нужным. Такие действия деморализовали государственную структуру империи и породили в ответ произвол снизу. Откуда это своеобразное понимание самодержавия у последнего императора - ведь так не действовал ни один из его предшественников?[/b]



- Николая II учили достаточно компетентные люди. Речь в первую очередь идёт о Константине Петровиче Победоносцеве. Он был блестящим специалистом по гражданскому праву, выдающимся знатоком церковно-государственных отношений, наконец, идеологом самодержавия. Глубокий и тонкий исследователь, большой государственный деятель, Победоносцев, следует признать, был человеком парадоксальным. Я думаю, что в какой-то степени парадоксальность мышления Победоносцева опосредованно могла сказаться - хотя это лично моё предположение - впоследствии на венценосном его ученике.



Следует иметь в виду, что император был воспитан как человек, воспринимавший самодержавную власть как власть сакральную, а её носителя - человеком, ответственным за свои деяния только перед богом. Идея помазанничества никогда не была для Николая II пустым звуком. Он считал себя помазанником божьим и, соответственно, нёс в себе сверхъестественную ответственность - на земле он отвечал только перед богом, больше ни перед кем.



Отсюда некая логика безответственности в его поведении, которой император следовал. Идея сверхъестественной ответственности парадоксальным образом порождала логику безответственности за происходящее - ведь Высший Судия был для императора не на земле, а на небе. Случавшиеся неудачи Николай II объяснял тем, что бог их не благословил. Всё просто и понятно. Однако в этой простоте не было достаточной ясности. Поэтесса Зинаида Гиппиус как-то заметила, что последний царь «был завязан в молчание, точно в платок».



Из-за этого, полагаю, Николай II и оставался для многих большой загадкой. Отсюда легенды о его лицемерии, скрытности. Его отец и дед были более прогнозируемы, менее мистически ангажированы.



Представить, что у трона Николая I, Александра II или Александра III появился бы какой-нибудь сомнительной репутации «старец» из народа, вроде Распутина, невозможно. Самодержавные предки Николая II и помазанничество воспринимали по-другому.



- Но его предшественники, кстати, при всей своей самодержавной уверенности[/b] всё-таки чувствовали свою зависимость от неких обязательств семейных, чувствовали ответственность перед высшим правящим слоем. Они оглядывались на мнение этого слоя. А Николай своё помазанничество воспринимал как отчуждение от любых советов, любого ограничения власти. Или не так?[/b]



- В связи с темой помазанничества я хотел бы вспомнить историю канонизации Серафима Саровского. Она любопытна.



Старец Серафим давно почитался в русском народе. Ещё в январе 1883 года Александру III через обер-прокурора направлялись прошения ознаменовать свою коронацию его прославлением. Но канонизация произошла только 20 лет спустя.

Считать, что Николай II здесь проявил прямое своеволие, было бы неверно. Но он проявил свою волю и даже каприз в том, чтобы ускорить этот процесс. И когда вызванный к высочайшему присутствию Константин Победоносцев, обер-прокурор Святейшего синода, попытался объяснить, что подобные дела так быстро, как желал самодержец, устроить невозможно, что существует определённая процедура, церковные правила, то царь упрямо настоял на своём, и канонизация прошла с нарушением процедуры.



А государыня Александра Фёдоровна ответила: «Император всё может!» У неё тоже было специфическое понимание пределов императорской власти, совпадавшее с пониманием царя. К слову сказать, в одном из писем к супругу Александра Фёдоровна назвала его главой церкви, что тоже, согласитесь, весьма и весьма странно. Император в России никогда не был главой церкви, по основным законам Российской империи он был верховным ктитором церкви и покровителем православной веры.



- Как вы считаете, Николай II осознавал наличие проблем в своей империи? Хоть в какой-то мере ему было присуще понимание необходимости реформ в России, трансформации самодержавия?[/b]



- Я думаю, что эпоху последнего царя надо рассматривать в процессе развития всего тогдашнего общества. Царь ведь тоже по-своему, но развивался вместе с обществом.



Кризис самодержавия к моменту восшествия Николая II на престол был налицо. Это был системный кризис - в экономике, политике и в социальных отношениях. Многие вопросы технически уже было невозможно решить, как бы царь ни хотел этого.

Империя вообще всегда больше вопросов порождает, чем их решает. С годами вопросы копятся, некоторые из них становятся неразрешимыми, начинают влиять на общественное развитие, толкают империю к гибели.



Даже его учитель, один из главных идеологов самодержавия Победоносцев понимал, что империя практически нереформируема. Однако в его мировоззрении совмещались цинизм и прагматизм. Прагматизм тактический, не стратегический. Победоносцев, например, любил говорить о «подморозке» общественных проблем с тем, чтобы задержать общественное развитие России по либеральному пути на несколько десятилетий. Потому что, по его убеждению, в любом случае всё закончится плохо.У Победоносцева не было позитивной программы для России. У него был только страх перед революцией, которую надо отодвинуть.



Я полагаю, что и у императора насчёт перспектив России глобального ответа не было. Россия в представлении Николая II была страной нарастающих проблем. И эти проблемы только обострялись с увеличением темпов экономического развития.



Наши историки частенько утверждают, что в эпоху императора Николая II экономическое развитие шло потрясающими темпами, что это был расцвет и страна в обозримом будущем могла встать в ряд первых мировых держав.



Отчасти это действительно так. Хотя не стоит преувеличивать формальные цифры, касающиеся бурного развития отечественной промышленности. Но были и другие факты, на которые я хочу обратить внимание. В России отсутствовал квалифицированный рабочий класс. Аграрная реформа, проводившаяся Петром Столыпиным, не давала тех результатов, на которые рассчитывало правительство. Не будем также забывать и о том, что положительное сальдо внешнеторгового баланса России систематически уменьшалось. Всё это заставляло скептически относиться к перспективам экономического роста. В этой связи логика императора во внутренней политике - «ничего не трогать!» - в чём-то была оправданна. Лучше ничего не трогать, чем начать двигать мебель в накренившемся доме.



Далее, любые мощные экономические реформы, в частности, аграрная, должны были привести к гибели дворянского сословия как сословия правящего. Безусловно, часть дворян вписались бы в новые экономические условия, но многие оказались бы выкинуты на обочину жизни. Мог ли согласиться с этим царь - первый помещик России, первый дворянин империи? Принять на себя ответственность за политическую и экономическую гибель своего слоя для него было очень трудно.



- Судя по вашему исследованию, Николая критиковали не только слева. Были[/b]недовольные его деятельностью как государя и со стороны убеждённых монархистов. Среди прочего они критиковали нежелание Николая II соблюдать принципы того же самодержавия. Насколько разрушительным для самодержавия был конфликт внутри правящей элиты?[/b]



- Я полагаю, дело не только в элите... Все, включая народ, воспринимали царя как слабую персону. И слева, и, к сожалению, для царя, справа. Приведу характерный пример: генерал А.А. Киреев, близкий к придворным кругам, неославянофил, в начале XX века проезжал на извозчике мимо домика Петра I в Петербурге. Поравнявшись с домиком великого преобразователя России, извозчик заметил: «Вот бы, барин, нам такого царя. А то этот-то дурик!» И Киреев отмечает: «Не дурак, не дурачок, а именно «дурик»! Это - тревожный симптом».



- То есть царя не просто оскорбляли, а оскорбляли снисходительно...[/b]



- Да, именно снисходительно. Правда, 80 процентов населения составляло крестьянство, которое в абсолютном большинстве к царю относилось традиционно позитивно. Хотя и в деревне начинались уже весьма и весьма опасные процессы. Особенно после 1905 года. Именно тогда в юридической литературе впервые появляется слово «хулиганство».



- Это хорошо описано в «Климе Самгине». Горький писал о хулиганстве как о[/b]странной манере поведения в простом народе. В книге возникает этот ничего небоящийся тип, циник из черни, с презрением относящийся не только к власти, но и ко всей элите и даже к простолюдинам...[/b]



- Вспомним также «Грядущего хама» Дмитрия Мережковского... Так характеризовались люди, почувствовавшие вседозволенность. В начале 1910-х годов, по-моему, октябристы даже вносили в Думу законопроект о хулиганстве как об особом безмотивном преступлении.



Разумеется, хулиганы были всегда. Но хулиганство как социальное явление начало развиваться после 1905 года. Тогда, кстати, и стала расхожей фраза: «Мы ваши храмы превратим в наши конюшни».



Великий русский философ Сергей Булгаков как-то сказал: «Россия экономически росла стремительно, духовно разлагаясь». Какое может быть позитивное будущее, когда подобные процессы всё более и более набирают силу? Хулиганство, я думаю, было своеобразным народным ответом обществу за века крепостничества, за необразованность простого люда, за его незащищённость.



- Из вашей книги вытекает, что представление Николая II о своём народе было не очень адекватным. А это прямая угроза любому властителю: опасно неправильно понимать тех, кем царь управляет. Как он мог не разобраться, ошибиться в самом главном деле, составлявшем суть его миссии?[/b]



Николай II - и это тоже есть в вашей книге - представлял народ в виде некой однородной и лояльной патриархальной массы, в основном крестьян, но именно потому ценной в глазах царя. Эта патриархальность обеспечивала Николаю самоощущение народного царя. То есть такого царя, к которому народ мог прийти и напрямую что-то сказать. А царь при этом общается с народом, минуя всех дьяков, стольников и бояр. Николай даже не представлял себе, как могут быть другие отношения с народом. С другой стороны, парадокс: когда этот народ пришёл к нему 9 января 1905 года, царь этот народ расстрелял...



- Это не вполне корректное соображение. Поясню почему. У Николая II ведь был ещё 1903 год, а не только 1905-й. Я хотел бы это особо подчеркнуть.



Напомню: летом 1903 года император присутствовал на канонизационных торжествах по случаю прославления преподобного Серафима Саровского. По данным полиции, туда явилось 150 тысяч человек. И вот с тех пор Николай II, как вспоминал генерал А.А. Мосолов, часто после слова «царь» говорил слово «народ».



Николай II всем сердцем желал преодолеть средостенье, то есть ту преграду, которую в его глазах создавали чиновничество и интеллигенция, отделяя монарха от его подданных. Именно на Саровских торжествах он воочию увидел то, что называется монархизмом народа. И чувство уверенности в том, что простые крестьяне глубоко ему преданы, царь сохранил до последних дней.



Феномен Григория Распутина мы должны тоже рассматривать через призму любви Николая II к народу. Действительно, трудно любить абстрактно. Сибирский странник был «бородой перед престолом», своего рода символом этого самого народа. Распутин был прост, по-крестьянски сметлив и умён, широк, хотя мог и дебоширить. В своё время составлявший для императрицы биографию Распутина Вениамин Федченков, в дальнейшем ставший врангелевским епископом, а позже в эмиграции - митрополитом, в своих воспоминаниях писал, что, узнав о художествах Распутина, Николай II якобы сказал: «С вами тут и ангел упадёт». А потом, помолчав, добавил: «Царь Давид тоже падал, но вставал, каялся». Так что «чудачества» Распутина укладывались в представления царя о народных привычках.



- Ещё одна проблема последнего самодержца для понимания причин падения[/b]монархии в России: сочетание долга и личного, государственного образа бытия ичастной жизни. Насколько, с вашей точки зрения, Николай II был профессионален как монарх? Готов ли он был отдать всего себя управлению государством и спасению общества, забыв о личных делах?[/b]



- Я думаю, что главное отличие Николая II, например, от Николая I или Александра II, или даже Александра III заключалось в том, что он был больше частный человек, чем государственный. Занимаясь государственными делами, Николай II, как твёрдый троечник с примерным поведением, мечтал поскорее освободиться от службы и заняться любимым делом: вернуться к семье, пофотографировать - было такое хобби у царя, - погулять по парку, пострелять в ворон, почитать книжку детям вслух.



- А он имел право на личную жизнь по канонам империи?[/b]





- Для него семья, личная жизнь были гораздо интереснее и сущностнее, чем то, что реально должно было быть важным для императора. Управление империей было для него обузой. Николай II был рождён на ступеньках трона, но не для трона.



С другой стороны, он был воспитан в идеалах самодержавия, безусловно признававших долгом царя беззаветное, пожизненное служение империи. Стремление к частной жизни и сознание долга разрывали царя: на троне восседал «частный человек», который по рождению и своему государственному служению частным человеком не был.



- Это сказалось на разрушении империи?[/b]



- Безусловно, хотя разрушение империи - процесс закономерный. Для разрушениясамодержавия последний российский император сделал, наверное, слишком много.

Хотя и пытался одновременно его сохранить. Признаём мы или нет, но роль личности в истории всегда была велика, и отрицать мы её не можем.



Как бы поступил, например, Наполеон, окажись он в Пскове в феврале 1917 года на месте Николая II в момент отречения? Посмею предположить: он бы повесил генерала Н.В. Рузского, главнокомандующего армиями Северного фронта, вскочил бы на коня и поскакал бы во главе войск в Петроград подавлять мятеж. Мало сомнений, что Наполеон поступил бы по-другому, не правда ли? Скорее всего, и Николай I, и Александр II сделали бы то же самое. Но в роковые дни пребывания Николая II в Пскове мы наблюдаем другую картину.



Да, Николай II был часто упрям. При этом не обладал сильной волей. А ведь упрямство и сила воли - вещи разные. Делать, как хочу, - можно считать и проявлением силы воли, и проявлением упрямства. Последнему царю, как правило, присуще было второе. Вот в чём дело.



- Упрямство правителей разрушает режим?[/b]



- Конечно, разрушает. Император - лицо государственное, более того - лицо государства. Ему кто-то может нравиться, кто-то нет, но он должен быть объективен и исходить из пользы для дела того или другого чиновника, того или иного решения, а вовсе не из своих симпатий или предубеждений. Порой это бывает тяжело преодолеть, но преодолевать это необходимо. Надо уметь перешагивать через себя. Николай II далеко не всегда готов был перешагивать. Он проявлял сугубо эгоистичное отношение к своим обязанностям.



И много раз этот эгоизм заставлял царя принимать решения, ошибочные для власти. Так, Николай II вступил на трон в сложный для себя период - он женился по любви, но сделал это в год траура по отцу. Не захотел ждать окончания траура.

На неделю траур даже пришлось отменить, чтобы сыграть свадьбу. Некорректность данного шага была очевидна, на неё монарху указывали, но он проигнорировал советы.



Далее была Ходынка. Тогда от удушья погибло более 1200 человек. Обычно у нас пишут в учебниках, что погибшие были задавлены. Это неверно. Они задохнулись от испарений сотен тысяч людей. И когда по городу отпевали тысячи трупов, царская чета отплясывала на балу у французского посла. Хотя можно было веселье отменить.

Николай делать этого не захотел, породив непонимание и раздражение даже императорской фамилии и сановников.



- Как неудачи во внешней и внутренней политике сказывались на психологии[/b]Николая II? Эти стрессы - они трансформировали его представления о внешнем мире и способах принятия решений? Или он не менялся с тех пор, как в 1894 году получил власть?[/b]



- Император, как человек далеко не глупый, в вопросах внутренней и внешней политики с течением лет разбирался всё лучше и лучше. Технические вопросы нередко решал точно и эффективно. Случались и неудачи - как до 1905 года, так и после. Но были ведь и удачи. Были талантливые министры. Были правильно принятые решения.



Был, наконец, экономический подъём в стране - хотя рост экономики не стал панацеей от революции. Не всё, конечно, зависело от монарха: Европа шла к войне, избежать участия в которой Россия не могла. Но накануне 1914 года всё выглядело достаточно хорошо. Столыпинское «успокоение» дало свои результаты. Успокоился и император, накануне мировой войны задумывавшийся даже об ограничении прав Государственной Думы. Это царю не удалось, но то, что он об этом думал, показательно. Опыт революции 1905 года Николая II не научил ничему.



- Царь всё время хотел взять реванш у общества за отступление от канона[/b]самодержавия после 1905 года, так?[/b]



- Можно и так сказать. Николай II не шёл впереди общества, он давал обществу только то, что у него вырывали с боем, с кровью.



Вообще должен отметить, что даже признанный консерватор и традиционалист Александр III в конце своей жизни начал задумываться о корректировке собственной внутренней политики. Неизвестно, проживи он ещё 10-15 лет - а он умер сорока девяти лет от роду, - осталось бы всё по-прежнему?



Александр III, который был человеком вменяемым, имел практический, прагматический ум, к началу 1890-х годов стал чувствовать, что решать появляющиеся проблемы, используя прежние методы, становится всё сложнее. Он к тому же понимал уровень своей компетентности. А это для государственного деятеля важнее, чем ум. Отец Николая умел точно выбрать чиновника, которому можно доверять и который может говорить тебе правду. Александр III был человеком чрезвычайно самолюбивым как государь, но очень спокойным как человек.



Николай II, наоборот, был самолюбив как человек. И вот это самолюбие он рассматривал через призму своих самодержавных прав, что, естественно, отзывалось на его репутации. Он мог выслушать отчёт министра, облобызаться с ним и следом тут же послать указ о его отставке. Подобного Александр III никогда бы не сделал.



Эту странную «деликатность» Николая II нормальный человек за деликатность принять никак не мог. Кроме того, царь оставался пленником идей, усвоенных им с детства, - идей ответственности самодержца за страну, которую необходимо сохранить в том виде и в тех границах, которые он получил вместе с троном.



Однако ответственность царь понимал в русле усвоенных от Победоносцева представлений о самодержавии, не желая считаться с тем, что называется «духом времени». Зыбкую грань между консерватизмом и ретроградством он в большинстве

случаев преодолевал чрезвычайно легко.



- Вы пишете, что Николай II был антисемитом. Откуда это у руководителя[/b]многонациональной и многоконфессиональной страны?[/b]



- Антисемитизм императору от батюшки достался. Но надо иметь в виду следующее: хотя Александр III имел определённые предрассудки по поводу евреев, они были весьма специфическими. Почему он не хотел давать равноправия евреям, отменять черту оседлости? Царь считал, что русский народ слишком молод и если дать евреям те права, которые имеют русские, то евреи, в случае отмены черты оседлости, как более активная, более умудрённая и опытная нация, займут в экономике все основные позиции. А он, Александр, прежде всего - русский царь и должен русских защищать.



Спрашивается, каким это надо быть антисемитом, чтобы считать евреев выше и умнее собственного русского народа? Хотя нельзя забывать и о многочисленных еврейских погромах, имевших место в царствование Александра III.



Что касается Николая II, то он, безусловно, был предубеждён против евреев, хотя его антисемитизм можно условно назвать мифологическим, а не бытовым.



- Мог ли Николай II, на ваш взгляд, изменить трагическое развитие событий в[/b] России?[/b]



- Нет, не мог. Мы не в состоянии сказать, как бы развивались события, если бы на месте Николая II был человек типа Юлия Цезаря или Наполеона - в этом случае, не исключено, были бы какие-то вариации. Но история не знает сослагательного наклонения.



Когда Россия проскочила поворот, открывавший путь к эволюционному развитию общества? Для ответа, полагаю, мы, должны вернуться к крепостному праву, должны обсудить прежде всего крестьянский вопрос. Без этого говорить об альтернативах развития России невозможно. Некоторые историки считают, что ещё при Павле I были какие-то возможности всё изменить, другие вспоминают времена Александра I или Александра II. Но при Николае II ситуация развивалась так, как она развивалась: альтернативы, увы, уже не было.



- Есть ещё одна странность в истории последнего самодержца. Своё отречение[/b]Николай II подписал каранда
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика