Авторизация
22 февраля 2019 (09 февраля ст.ст)
 

Православие и воспитание: педагогические идеи прошлого столетия


Переходное состояние российского общества, отсутствие стабильности во всех сферах жизни придали новое звучание проблеме духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. В конце XIX века мыслителей волновала извечная проблема духовности личности, ее самовоспитания и саморазвития, рост нравственной культуры как непременного условия социального и нравственного оздоровления общества.



В трудные времена Россия традиционно обращалась к истокам православной культуры. В русской религиозной философии возник новый взгляд на природу человека, согласно которому не биологические особенности личности являются определяющим фактором ее развития, а качества социально значимые: взгляды, способности, потребности, моральные убеждения.



На исходе прошлого столетия русские философы провозгласили приоритет личности. В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, В.В. Розанов, В.В. Зеньковский стали вырабатывать свой подход в области образования и просвещения, помня о том, что "тайна личности, ее единственности никому не понятна до конца. Личность человека более таинственна, чем мир"1[/sup]. Процесс становления нового образования этого периода можно сравнить по своим масштабам только с переходом к средневековому образованию в V-VI веках и к классическому - в XV-XVI веках.



В.В. Розанов полагал, что для того, чтобы соблюсти основной принцип образования - сохранение индивидуальности, - нужно оставлять ребенка как можно дольше в семье, а потом поставить его как можно ближе к Церкви. Только семья и Церковь, по его мнению, индивидуальны в способах своего воздействия на человека: "Они относятся к этому не по сознанию долга, а потому внутренни, знают лицо в человеке"2[/sup].



Религиозная философия второй половины XIX в. определила важнейшей темой воспитания начало свободы в человеке. Православное сознание в понимании человека исходит из глубокого чувства его ценности. Теория и опыт педагогической культуры России свидетельствуют о том, что российское государство и его система образования в различные периоды истории имели положительные примеры воспитания у граждан высокой духовности и нравственности. И.А. Ильин в работе "Родина и мы" отмечал, что Православие приводит в движение все силы личного духа: "И чувства, лежащие в основе патриотизма, и мысль, слагающую форму права и государства"3[/sup]. Характер Православия определяется смирением и любовью. Оно воспитывает прежде всего сердце, и в этом источник его превосходства и слабости.



К.Д. Ушинский, основоположник научной педагогики в России и реформатор школы, предложил собственную концепцию содержания образования. Он показал, что человека можно развивать "гораздо более и прямее: религией, языком народным, географией, историей, изучением природы и новыми литературами"4[/sup]. Этот состав предметов дополнялся и другими предметами, но в целом новое содержание предполагало три блока: отечественная (или народная) культура, религия и наука. При этом ученый вовсе не отбрасывал классическое и реальное образование, предлагаемый им вариант органически вбирал в себя все ценное, что было в прежних формах, от естественных наук и живых иностранных и классических языков до форм и методов воспитания и обучения. Заслуга Ушинского в том и заключается, что он, проанализировав историю и современное состояние мирового, в том числе и российского, образования, показал, что ведущей тенденцией современного развития воспитания и образования является переход на национальную, научную, а также христианскую основу5[/sup].



Теория Ушинского представляется многомерной, поскольку исходное понимание человека и цель его воспитания у него переплетаются в трех точках - человек, народ, Бог. То есть человек у Ушинского понимается как собственно человек (человек в антропологическом смысле, состоянии); как человек, принадлежащий определенному народу; как человек, несущий в себе образ Божий. В то же время цель воспитания человека мыслится у Ушинского и как развитие человека самого по себе; и как развитие человека по мере народа, к которому он принадлежит; и как развитие по образу Божию.



Русское воспитание - дух школы, ее направление, ее цель - должно отвечать, согласно Ушинскому, идеалам русского народа "сообразно истории нашего народа, степени его развития, его характеру, его религии". И уже в одной из своих первых педагогических работ ученый приходит к выводу: "Есть только один идеал совершенства, пред которым преклоняются все народности, это идеал, представляемый нам христианством. Все, чем человек как человек может и должен быть, выражено вполне в божественном учении, и воспитанию остается только прежде всего и в основу всего вкоренить вечные истины христианства. Оно дает жизнь и указывает высшую цель всякому воспитанию, оно же и должно служить для воспитания каждого христианского народа источником всякого света и всякой истины. Это неугасимый светоч, идущий вечно, как огненный столб в пустыне, впереди человека и народов; за ним должно стремиться развитие всякой народности и всякое истинное воспитание, идущее вместе с народностью"6[/sup].



Следовательно, христианская религия - это не какой-то случайный элемент, который можно ввести в образование, а можно и не вводить, но это фундамент всей современной цивилизации, и без него эта цивилизация, а значит, воспитание и педагогика просто не могут существовать. Ушинский доказывает: "Современная педагогика исключительно выросла на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая - безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и без результатов впереди. Можно ли себе представить, например, сколько-нибудь сносного учителя грамотности даже, который бы не коснулся религиозных истин, если только он не занимается одним механизмом чтения, убийственным для детской головы. Мы требуем, чтобы учитель русского языка, учитель истории и т.д. не только вбивали в голову своим ученикам факты своих наук, но развивали их умственно и нравственно. Но на что же может опираться нравственное развитие, если не на христианство?"7[/sup].



Отсюда его теория воспитания и подготовки учителя, которая органически вбирает в себя православное христианство. Ушинский был убежден, что "влияние личности воспитателя на молодую душу составляет ту воспитательную силу, которой нельзя заменить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни системой наказаний и поощрений"8[/sup]. В своем проекте учительской семинарии Ушинский ставит необходимым условием ее существования строгий православный характер воспитания будущих учителей. Он считает, что учитель должен овладеть всеми методами правильного истолкования Священного Писания, но прежде всего он должен полюбить слово Божие, подробно ознакомиться со значением священнодействия таинств, обрядов, также с церковно-славянским языком. Согласно взглядам Ушинского, в устройстве школ должны принять участие представители светского образования и духовенства, потому что именно Церковь хранит в чистоте догматы веры.



Русское воспитание и образование, по мнению Ушинского, невозможны без православной религии так же, как невозможны они и без русского языка, потому что родной язык и христианство (Православие для русского народа) есть те последние вещи, потеряв которые, народ перестает быть народом, он погибает9[/sup]. Отсюда и его учебники, построенные на принципах христианства. До революции долго спорили о том, религиозны или атеистичны учебники Ушинского. Точку в этом споре, и, возможно, независимо друг от друга, поставили русские священники, которые пришли к выводу, что Ушинский в своих учебниках через мир внешний учит ребенка любить мир Божий10[/sup]. По мнению Ушинского, даже древние формы обрядов, богослужения, сохраненные в Православной Церкви, открывают возможность формирования внутреннего человека. В церковно-славянском языке, на котором совершается богослужение в Православной Церкви, Ушинский находил огромную ценность для воспитания главных основ нравственности человека. Формами влияния на нравственное воспитание детей Ушинский считал службы Великого Поста, Рождества, Крещения, Светлого Христова Воскресения, и эта убежденность Ушинского особенно ярко отразилась во второй книге его "Родного слова". Помещенные там короткие рассказы о кануне Рождества, о водосвятии на Крещение Господне, о Страстной седмице, о Светлом Христовом Воскресении, несомненно, производили сильное впечатление на детей. Весь его метод воспитания направлен на то, чтобы преодолеть бессознательное раздвоение между убеждениями и практической жизнью человека, между религиозными привычками и жизненными принципами, которые, по его мнению, являлись распространенным злом в жизни русского человека.



Главным средством нравственного воспитания он считал именно религию, поскольку одного умственного развития недостаточно для выработки нравственного характера: "Мы убеждены, что очень умный человек может быть и очень большим плутом"11[/sup]. Задача нравственного воспитания заключается в том, чтобы указать человеку, кем он должен быть. Сообразно своему назначению просветить сознание его, чтобы перед глазами его лежала ясно дорога добра, и приучить его поступать так, как он должен поступать. Т.е. нарисовать перед умственным взором юноши или девушки идеал совершенства, показать всю красоту его и зажечь в молодом сердце горячую любовь к этому идеалу, каковым, по мнению Ушинского, является не что иное, как христианство: "Истинной целью жизни должна быть признана та, которая наиболее соответствует душе человека… но такого глубокого понимания души человека, ее коренных свойств, как в христианстве, мы не встречаем нигде".



Глубоко религиозным человеком был и С.А. Рачинский, знаток Православия, русский просветитель. Им также овладевает философская идея апологии Православия как ядра русской культуры, прозрения исторической судьбы и миссии России, где главный предмет исследования - личность человека, а не человечество в целом (его перу принадлежат богословские работы "Божественная воля как источник существующего движения во Вселенной", "Религиозные воззрения Хомякова", "Христианство в Индии"). Рачинский, чья деятельность совпала с "хождениями в народ" разночинной и дворянской интеллигенции, следовал выношенной и обдуманной идее народной школы, с желанием служить "темному люду". Он обучил грамоте многие поколения крестьян, создал сельскую школу, "школу благочестия и добрых нравов", школу духовности.



К преподаванию Закона Божия и церковнославянского языка С.А. Рачинский относился с особой ответственностью. Первый предмет он поручал вести только священнику и в форме задушевной беседы, а второй вел сам, считая, что чтение на церковно-славянском языке - это прямой путь к осознанному чтению на русском языке, т.е. путь к прочной грамотности. Высокая грамотность, прочность знаний, умений и навыков отличали его школу от других. При преподавании Закона Божия в школах С.А. Рачинского основное внимание уделялось не столько сообщению массы религиозных сведений, сколько его нравственному и воспитательному значению. Следует отметить, что С.А. Рачинский построил около 30 школ и ни одной церкви12[/sup].



Исходя из своего понимания духовных и практических потребностей крестьянства, С.А. Рачинский создал особый тип русской национальной школы. По его убеждению, народ с его религиозно-просветительским началом нуждается прежде всего в нравственном воспитании, а это открывает возможности для полноценного духовного бытия. Задачу школы он видел в формировании у детей целостного и гармоничного мировосприятия, основанного на нравственных идеалах христианства и гуманизма.



Крестьянскую школу конца прошлого века питала благодатная почва народной православной культуры. Традиции - это не только религиозность и набожность, это еще и нравственность, и духовность, бережное отношение к социальному опыту своих предков. Д.С. Лихачев писал об "экологии души": "Экологию нельзя ограничивать сохранением природы. Для жизни человека не менее важна среда, созданная культурой его предков…"13[/sup]. Творческое следование традициям предполагает поиск живого в старом, его продолжение, а не механическое подражание. Духовный, нравственный опыт предшествующих поколений - потенциальное спасение для поколений грядущих. И если человечество не научилось извлекать уроки из опыта прошлого, то самое время учиться этим опытом не пренебрегать.



  1. Розанов В.В. Сумерки просвещения. М., 1990. С. 94.
  2. Розанов В.В. Сумерки просвещения. М., 1990. С. 98.
  3. Ильин И.А. Родина и мы. Свердловск. 1995. С. 421.
  4. Ушинский К.Д. Собр. соч. в 11 т., М., 1948. Т. 3. С. 48.
  5. Меньшиков В. Сначала надо очнуться // Народное образование. 1994. № 9-10. С. 106-107.
  6. Ушинский К.Д. О народности в общественном воспитании // Латышина Д.И. История педагогики. Воспитание и образование в России (X-начало XX века): Учебное пособие. М.: Издательский Дом "ФОРУМ", 1998. С. 394.
  7. Ушинский К.Д. Собр. соч. в 11 т. М., 1948. Т. 2. С. 39.
  8. Ушинский К.Д. О пользе педагогической литературы // Латышина Д.И. История педагогики. Воспитание и образование в России (X-начало XX века): Учебное пособие. М.: Издательский Дом "ФОРУМ", 1998. С. 390.
  9. Ушинский К.Д. Родное слово // Латышина Д.И. История педагогики. Воспитание и образование в России (X-начало XX века): Учебное пособие. М.: Издательский Дом "ФОРУМ", 1998. С. 397.
  10. Меньшиков В. Сначала надо очнуться // Народное образование. 1994. № 9-10. С. 111.
  11. Цит. по: Архиепископ Курский и Рыльский. К.Д. Ушинский и Православие // Народное образование. 1994. № 9-10. С. 112.
  12. Рачинский С.Л. Сельская школа. М, 1991. С. 146-165.
  13. Лихачев Д.С. Заметки о русском. М., 1984. С. 54.




Овсянникова Т.А. - соискатель кафедры эстетического воспитания ФНО Самарского государственного педагогического университета



 



 http://www.samara.orthodoxy.ru/index.php

   Голосуем
нравится0
не нравится0
00



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Случайно
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Опрос
Глобализация - это ...
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика