Авторизация
24 сентября 2018 (11 сентября ст.ст)
 

Под "красным колесом"



 





Под 'красным колесом'







© Фото: ru.wikipedia.org













Самой мрачной и тяжёлой по восприятию страницей Гражданской войны является террор, развязанный противными сторонами






 Взаимная их жестокость, направленная на устрашение врага или населения и выражавшаяся в физическом устранении определённых лиц, а также в запугивании расправой, объясняется специалистами ненавистью и инстинктом самосохранения, страхом и ощущением собственного бессилия, с которыми насильники боролись садистскими методами самоутверждения.



Время раскрывать тайны




На территории Енисейской губернии насилие по отношению к политическим противникам впервые было применено большевиками в 1917-1918 годы. В целях достижения власти они широко использовали аресты администрации Временного правительства, руководителей земства, партии социалистов-революционеров и офицерства. Террор был присущ и белой военщине, казнившей видных большевиков, лиц, сопротивляющихся политике антибольшевистских правительств, а также партизан и их семьи. В свою очередь мятежное крестьянство ликвидировало не только представителей белой власти, но и сельскую интеллигенцию.



Белый террор, провоцируемый в Сибири указаниями Верховного правителя о наведении порядка в тылу и осуществляемый, согласно приказам его уполномоченных, атаманов и войсковых начальников, правительственными отрядами, всё же, по мнению историков, не являлся организованной системой насилия. В отличие от него, длительное время изучаемого советскими историками (часто по воспоминаниям самих большевиков), феномен красного террора приобрёл известность и стал объектом исследования лишь в последние десятилетия.




Это явление в настоящее время переживает этап накопления материалов, а потому недостаточно осмыслено. Более того, обществу, отягощённому протестными настроениями, преподносятся труды, авторы которых, возвращая читателей к большевистским схемам истории, отрицают само существование красного террора и возводят, например, деятельность ВЧК к выполнению сугубо разыскных, следственных функций.




Историки справедливо распространяют понятие "красного террора" не только на деятельность специальных органов, но и на судебную практику Советской власти, использование её сторонниками заложников и красного бандитизма. Хотя красный террор осуществлялся согласно политике государства или при его поддержке, возникновение, формы и масштабы террористической деятельности большевиков зачастую оказывались в зависимости от обстановки и личности участников событий, что и определяло их региональную специфику. Их освещение, выполненное на материалах отдельного региона, способно существенно дополнить и углубить общую картину красного террора в целом по стране.



Катастрофа белого воинства




Поскольку на очищенной от белых территории за Уралом органы ВЧК пришлось создавать заново, строительство их затянулось. В начале 1920 года было создано Полномочное представительство (ПП) ВЧК, которое было обязано наладить чекистскую работу в Сибири.




Вместе с тем в Красноярске чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности была образована, скорее всего, под воздействием обстоятельств и по инициативе местных органов Советской власти.




К январю 1920 года части белой армии и множество следующих с ней беженцев вышли к Красноярску. Здесь они оказались в сложной ситуации. Впереди оборону держали мятежные солдаты и рабочие, с запада наступали регулярные части Красной армии, а с юга и севера подходили партизаны. Начав наступление, белые вскоре были вынуждены двинуться в обход города или сдаваться.




Согласно официальной оценке, хотя она давно подвергается пересмотру, потери белых под Красноярском составляли до 60 тысяч убитыми, ранеными и пленными. Военнослужащих белой армии и беженцев, определённых в качестве пленных, было действительно много. Один из очевидцев вспоминал, что помещения тюрьмы, где разместился штаб обороны города, оказались полными пленных, тогда их стали размещать в тюремном дворе, а затем и просто за тюремной оградой.




Новая власть не знала, что делать с массами пленных. С введением в городе военного положения и комендантского часа часть их была сосредоточена в военном городке. Здесь, по сообщению газеты "Правда", в полуголодном состоянии находились 20 генералов, 175 штаб-офицеров и 4 380 обер-офицеров. Толпы же разоружённых солдат без документов, продовольствия, денег и тёплых вещей брели на запад от Красноярска, умирая от тифа и становясь жертвами партизан. Перебиваясь случайными заработками, бывшее офицерство было вынуждено бежать от голода в окрестные леса, искать подённую работу у крестьян. Уже на 17 июня 1920 года в городе насчитывалось лишь 800 бывших офицеров.




Скопление больших масс людей, переживших жизненную катастрофу, голодных и озлобленных, слабость и непоследовательность действий советских органов по разрешению этой проблемы, способствовали повышению уровня взрывоопасности ситуации. Предотвратить её и должны были организуемые спецслужбы.




Енисейская губернская Чека начала работать 8 января 1920 года. Но для того, чтобы она функционировала в полном объёме, местных сил было недостаточно. Удовлетворяя ходатайство региональных властей, президиум ВЧК прислал из Москвы целый штат ответственных лиц, пополнивших не только губернскую, но и уездные Чека.




Деятельность чекистских органов регламентировалась постановлением СНК от 5 сентября 1918 года "О красном терроре" и "Положением о Всероссийских и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией и саботажем", утверждённым ВЦИК 28 октября того же года. В соответствии с этими документами Чека являлись органами дознания, правосудия и исполнения приговоров. На местах они отчитывались перед советскими органами о своей деятельности в целом, в специфических же вопросах действовали самостоятельно.



Загадки чекистских подвалов




С приездом в Красноярск посланцев Москвы борьба с контрреволюцией здесь приняла расширенный характер. Вскоре чекистская тюрьма стала загружаться участниками "заговоров", членами "контрреволюционных организаций" и людьми, которые арестовывались целыми семьями по доносам и для сведения личных счётов. Численность арестованных в марте - мае 1920 года выросла с 117 до 644 человек. Многие из задержанных находились в заключении без предъявления обвинения. Допросы арестованных велись с пристрастием и угрозами. Приговоры к смертной казни, по мнению даже самих чекистов, были излишне суровыми и безосновательными.




В первую очередь чекисты занимались розыском и наказанием руководителей и активных деятелей белого режима, контрразведчиков и "карателей", к которым, как правило, применялся расстрел. Так, к примеру, погибли бывшие подпоручик М. И. Балашко, штабс-капитан И. А. Вотин, командовавшие исполнением смертных приговоров большевикам. Подверглись смертной казни командир "карательного" отряда Соколов-Свиридов, обвиняемый в истязаниях жителей села Атаманово Сухобузимской волости, подъесаул С. Мамаев, будто бы виновный в гибели 26 даурских крестьян. По приговорам армейского трибунала и чекистской коллегии были расстреляны генерал-майор В. П. Гулидов, бывший атаман Енисейского казачьего войска А. А. Сотников, редактор газеты "Свободная Сибирь" Ф. Ф. Филимонов и др. Умер в тюрьме генерал Н. А. Воронов.




Следом за красноярцами к террору переходили и их уездные товарищи. Канская Чека по обвинению в карательных акциях расстреляла 20 членов некоего "Чёртова отряда". В Минусинске чекисты в конце марта 1920 года казнили 19 белогвардейцев, а через месяц - общественно-политического деятеля, кооператора и учёного С. Д. Майнагашева и его брата В. Д. Майнагашева, обвиняемых в организации "карательного отряда", а также трёх абаканских и шушенских дружинников. Ревтрибунал приговорил к высшей мере наказания уроженца деревни Мигна Минусинского уезда С. М. Галкина, якобы участвовавшего в порках крестьян, убийстве одного из них и выслеживании партизан. В Ачинске Чека раскрыла "контрреволюционную" организацию. Арестовав её членов, чекисты, вследствие того, что местная тюрьма, рассчитанная на 167 заключённых, была переполнена, расстреляли 19 человек.




В начале мая 1920 года чекисты арестовали в Красноярске сражавшегося с партизанами бывшего штабс-капитана А. Ф. Голубкина. Но смертной казни его подвергли позднее, используя в фабрикации очередного "контрреволюционного" дела. В Ачинске были расстреляны организаторы казни местных большевиков - бывший начальник военного района полковник П. И. Бальзам, подпоручик Д. И. Голованов, а также командиры белых войск полковники Г. Н. Юрьев, Б. П. Беланевец и лица, признанные виновными в выдаче карателям красноармейцев и ликвидации 15 рабочих Петровского завода.




Вместе с тем чекисты чаще расстреливали рядовых исполнителей приказов вышестоящего командования, отданных к тому же в сложное политическое время, лиц, обвинённых порой по личным счётам, или же тех, чья вина являлась малозначительной.




Жертвами Чека становились бывшие белые офицеры и чиновники, устроившиеся на службу в государственные органы и общественные учреждения Красноярска. В марте 1920 года чекисты с помощью секретной сотрудницы разоблачили искусственно созданную контрреволюционную организацию и арестовали 40 бывших офицеров, работавших в отделах губернского ревкома. Обнаружив ядро новой организации, якобы готовящей восстание, Чека к 9 апреля того же года подвергла аресту ещё 37 человек. Был уличён в контрреволюционной деятельности и расстрелян председатель губернской комиссии по борьбе с дезертирством Громов. Тогда же, как сообщает один из советских авторов, чекисты ликвидировали "белогвардейскую группу", насчитывающую, по разным данным, от 22 до 40 человек.




На самом деле чекисты арестовали 8 человек, в том числе бывшего штабс-капитана и подданного Латвийской республики Я. П. Эглит-Симбарта, подпрапорщика К. Д. Лисенкова-Кочурина, которых обвинили в осуществлении заговорщицкой деятельности, направленной на свержение Советской власти.




Судя по материалам дела, следствие велось с нарушением процессуальных норм: постановление о возбуждении уголовного дела, обвинительные заключения не составлялись, обвинение подследственным не предъявлялось, вина их не была доказана, а все обвиняемые свою причастность к заговору отрицали. Однако 16 июня 1920 года коллегия губернской Чека приговорила всех "контрреволюционеров" к расстрелу.




Более масштабной являлась расправа чекистов над бывшими офицерами и военнопленными польской национальности, якобы состоявшими в "контрреволюционной организации" М. И. Каверина - Д. А. Высоцкого. Она образовалась из военнослужащих Енисейской инженерной военно-рабочей бригады, посланных на лесозаготовки, и их в прошлом сослуживцев, бежавших в поисках работы и пищи из военного городка. Созданный ими отряд насчитывал, по разным данным, от 60 до 100 человек, вооружённых двумя или тремя пулемётами. Внедрив своего агента, Чека получила сведения о том, что данная "монархическая" организация была создана с целью организации восстания среди населения окрестных селений и лесозаготовителей, разоружения гарнизона Красноярска и освобождения из заключения бывших офицеров. Если же этот замысел оказался бы сорванным, то повстанцы должны были, взорвав мост через Енисей, уходить за границу.




Но показания задержанных свидетельствовали о других мотивах создания этой организации: бывшие офицеры использовали её с целью спасения своих сослуживцев, голодавших и находившихся под угрозой репрессий со стороны большевиков, а затем как сообщество людей для их перехода в Монголию. Непосредственным поводом для чекистской операции по её ликвидации стало появление воззвания Каверина, призвавшего население к свержению Советской власти. Однако знали о нём, как оказалось, лишь немногие члены организации.




В мае 1920 года отряд комиссара Фирсова, состоявший из 200 штыков, 60 сабель и вооружённый пятью пулемётами, разгромил "контрреволюционное гнездо". 27 июля того же года состоялось заседание коллегии губернской Чека, которое рассмотрело дело 230 человек, обвиняемых в "контрреволюционной деятельности". Оно закончилось вынесением смертного приговора пятидесяти трём, осуждением к лишению свободы двадцати девяти и ссылке четырнадцати лицам.



Александр Шекшеев, кандидат исторических наук.Абакан



Продолжение следует.



 



 


Красный террор - финансовое мероприятие большевиков





Новость на Newsland: Красный террор - финансовое мероприятие большевиков


 



„Красный террор“ был просто очередным финансовым мероприятием большевиков, этой старой гвардии Ленина, позже расстреляной Сталиным. Старым партийцам, изнывавших от того, что на руках у населения остались кое-какие деньги, еще не оприходованные народным банком и наркомфином...[/i]









Ночью во все квартиры, населенные лицами, имевшими несчастье до революции числиться дворянами, купцами, почетными гражданами, адвокатами, офицерами, а в данное время — „буржуями“, врывались вооруженные с ног до головы большевики, производили тщательный обыск, отбирая деньги и ценные вещи, вытаскивали в одном посильном платье жильцов, не разбирая ни пола, ни возраста, ни даже состояния здоровья, иногда даже умирающих тифозных сажали под конвоем в приготовленные подводы и вывозили за город. Часть, в основном молодых и здоровых мужчин, расстреливали на месте, остальных распихивали по тюрьмам и концлагерям, молодых женщин насиловали и часто затем убивали.








Имущество „буржуев“ конфисковывалось якобы „для раздачи рабочим“. Но что получили рабочие тогда, когда массовые расстрелы бастующих уже бушевали по всей стране, и что они получили позднее, говорить не приходится. Золото и драгоценности сдавались (к рукам исполнителей прилипало в среднем не больше 15 %), книги, рукописи, талантливые проекты, бесценные архивы — просто выбрасывались, а остальное — частично присваивалось, частично перепродавалось спекулянтам, которых после реализации ловили и также расстреливали, зачастую вместе с покупателями. Все это с теми или иными вариациями происходило по всей стране.








Но это был нижний уровень. Уровнем выше дело шло на более „солидной“ основе. Человеку, у которого предполагались хорошие деньги, иногда спрятанные в заграничном банке, говорилось совершенно открыто, что поскольку он подлежит ликвидации в силу своего происхождения, воспитания или профессии и деваться ему некуда, то гуманная власть, наступая на горло собственной песне, все-таки предлагает ему жизнь и свободу с выездом за границу в обмен на ничтожную сумму в 400 тысяч рублей золотом или в их эквиваленте в любой другой валюте. Тех, кто сразу соглашался и указывал место хранения денег и ценностей, расстреливали за их укрывательство, тех, кто упирался, подвергали средневековым пыткам, пытали на его глазах и членов семьи, а затем — независимо от результата — расстреливали со всей семьей. Тех же, кто сдавался постепенно, держали в тюрьмах вплоть до 1934 года, потихоньку выжимая из них миллионы.








Но, будем объективны, некоторых и отпускали, ибо суммы были фантастическими, а коррупция уже настолько охватила „рыцарей революции“, что они часто были не в силах побороть искус. Особенно отличался в этом отношении Петроградская ЧК и ее революционный Кронштадтский филиал, возглавляемый уже знакомым нам князем Андронниковым. После ликвидации Урицкого в „колыбели революции“ орудовал Глеб Бокий. Любимец Дзержинского, он, после мастерски организованного покушения на своего бывшего шефа Урицкого, стал быстро продвигаться по служебной лестнице. Его умение выкачивать деньги из заложников вызывали зависть и восхищение в Москве.








Именно ему принадлежит блестящая идея кормить зверей в столичном зоопарке мясом расстрелянных. Экзотические звери стоили дорого, и их еще надеялись кому-нибудь напоследок продать.








Но главное, конечно, было не в этом. Главное было в том, что из Петрограда за деньги начали отпускать заложников. В Москве узнали об этом из секретного донесения знаменитой Яковлевой — одной из заместительниц Бокия.








Выяснилось, что в бывшей столице империи проводятся тайные операции.



Заложников арестовывают тайно, содержат где-то на конспиративных квартирах, договариваются об астрономических суммах выкупа, а затем тайно переправляют через финскую границу. Полученные деньги никуда не поступают и не оприходуются. Таким образом, удалось спастись ряду лиц, которых никак нельзя было выпускать за пределы страны. В настоящее время, доносила Яковлева, ведутся секретные переговоры с содержащимися в Петропавловской крепости бывшими великими князьями Николаем Михайловичем, Григорием Михайловичем, Дмитрием Константиновичем и Павлом Александровичем, которым за огромный выкуп обещана свобода и выезд за границу. Уже получена значительная сумма, в счет которой за рубеж переправлена семья бывшего великого князя Александра Михайловича с женой Ксенией Александровной (сестрой бывшего царя) и шестью детьми. Братья определили, что как многодетный, он должен спастись первым.[12] Из доноса следовало: в Петрограде реализуется контрреволюционный сговор с целью личной наживы.








Разразился страшный скандал. Всех великих князей быстро расстреляли от греха подальше. Следствие, быстро проведенное по прямому указанию Ленина, установило причастность к „тайной операции“ верхушки ЧК во главе с Дзержинским. Дзержинский, Бокий и еще ряд лиц были временно отстранены от занимаемых должностей. Ленин орал на Дзержинского и грозил разогнать ЧК.








Дзержинский криво улыбался. Он понимал шутки. Все удалось свалить на „стрелочников“. В Петрограде с шумом и гамом был арестован начальник одного из райотделов ЧК, некто Козырев. Арестован в тот момент, когда на конспиративной квартире обменивал у каких-то иностранцев ювелирные изделия на фунты стерлингов. Судили революционным судом публично. В обвинительном заключении перечислялись многочисленные преступления Козырева. Оказывается, „товарищ Козырев опустился настолько, что позволял себе воровать золотые тарелки, ложки и вилки из столовой ЧК“. Как в столовую ЧК попали „золотые тарелки, ложки и вилки“, никто в обвинительном заключении, конечно, не уточнял, и никто не осмеливался задать этот вопрос.








Поток ценностей в столицу Германии продолжался. Выкачиваемые из страны вместе с кровью богатства шли на запад, в разветвленную паутину международных банков. Кровь, только кровь оставалась в России. А главное национальное богатство страны — ее инициативный, предприимчивый, талантливый и трудолюбивый народ сбрасывался десятками тысяч в братские могилы. Пусть кто-нибудь попробует возразить, что у преступной банды, захватившей страну, были какие-либо другие намерения, кроме как ограбить и уничтожить эту страну. Педантичные немцы точно учитывали весь вывоз из „совдепии“ до самого своего крушения в ноябре 1918 года: 2 миллиона пудов сахара, 9132 вагона хлеба, 841 вагон лесоматериалов, 2 миллиона пудов льноволокна, 1218 вагонов мяса, 294 вагона пушнины и т. д.








В благодарность немцы открыли дорогу интернациональной армии на Дон.



Обеспеченная на флангах немцами, армия интернационалистов вторглась в область Войска Донского, имея четкую, подписанную Лениным и Свердловым инструкцию: „Решить проблему казачества… путем поголовного их истребления… Провести массовый террор против богатых (опять! — И. Б.) казаков, истребив их поголовно… Расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие (у казаков оружие было в каждом доме. — И. Б.)… Все деньги и ценные вещи конфисковать, оприходовать и сдавать…“. А ведь бедняга Гитлер еще валялся тогда в госпитале, приходя в себя от газовой атаки англичан…








В ноябре 1918 года рухнула и капитулировала Германия. Еще до этого советский посол Иоффе попался на распространении листовок и был выслан.



Вскоре он, правда, вернулся, но раздавал уже не листовки, а винтовки прямо во дворе советского посольства.








Л. Мартене — одна из наиболее темных личностей среди ленинского окружения, член партии с 1893 года. Нисколько не смущаясь тем, что между Соединенными Штатами и РСФСР нет никаких дипломатических отношений, Мартене объявил себя «представителем РСФСР в США», купил дом, открыл там свое бюро и послал в государственный департамент обширный меморандум, где разъяснял положение в России и сущность своей миссии. Отметив, что советское правительство «является правительством, контролируемым и ответственным перед всеми слоями населения, которые хотят заниматься полезным трудом», что «90 % взрослого население России обладает всеми политическими и гражданскими правами, непосредственно участвуя в управлении „обществом“», Мартене, в резюме своего меморандума, открыто объявляет об истинной цели своего появления в США: «Российское правительство готово немедленно разместить в банках Америки золото на сумму в 200 миллионов долларов для оплаты стоимости первых закупок».








200 миллионов долларов в качестве первого вклада, чтобы не нарушать федерального закона Соединеных Штатов и закрепиться в их банковской системе.








По закону, «крупным иностранным вкладом» является сумма в 5 миллионов долларов, а тут целых 200! (Примерно 4 миллиарда по нынешнему курсу доллара). В Госдепартаменте не поверили, долго отмалчивались, а затем опубликовали сообщение, где подчеркивалось, что правительство США не признает «так называемого советского правительства» и рекомендует «крайнюю осторожность» в обращении с теми, кто выдает себя за представителей «большевистского правительства».








Другими словами, делайте ребята, что хотите, но имейте в виду, что эти парни из Москвы могут оказаться большими мошенниками. Тем более, что правительство США продолжало признавать представительством России русского посла Б. Бахметьева, назначенного на этот пост еще Временным правительством.








Но такими методами самозваного ленинского полпреда было не смутить.








Людвиг Карл Мартенс — немец по происхождению и по подданству — видел и не такое. Еще до революции его дважды арестовывали и высылали в Германию за попытки организовать беспорядки на русских заводах. Подозревался в шпионаже.








Вернулся с Лениным в Россию в апреле 1917 года, продолжая осуществлять связь со своими соотечественниками. Под горячую руку был арестован и чуть было не расстрелян в январе 1919 года, когда обнаружилось «предательство» немецких социалистов. Освобожден по указанию Ленина как «совершенно надежный товарищ».








Невзирая на свое нелегальное положение, Мартенс начинает вести обширные переговоры с американскими банками и фирмами, размещая в них деньги и заказы примерно на 8 миллиардов долларов. Москва торопит. 27 мая 1919 года Мартенс получает телеграмму за подписью Литвинова, руководящего подобной же операцией в Англии: «Через всю нашу внешнюю политику за последний год красной нитью проходит стремление к сближению с Америкой… Мы не упускали случая отмечать наше особенное желание войти в контакт с Америкой… Мы готовы давать всяческие экономические концессии американцам преимущественно перед другими иностранцами». Делалась отчаянная попытка крепко привязать к себе Америку перед планируемым вторжением в Европу. Но пытаясь обеспечить деньгами и концессиями симпатии Соединенных Штатов, о своих интересах тоже не забывали.








Хотя Мартенс из кожи лез вон, чтобы убедить американские власти в полном миролюбии «советского» правительства и о его полном нежелании вмешиваться во внутренние дела США, полиция, произведшая обыск в здании «советского представительства», обнаружила там целые пачки листовок недвусмысленного содержания. «Рабочим Америки! — призывно вещали листовки. — Борьба рабочих против империализма — есть гражданская война, которая переходит в открытую вооруженную борьбу за власть. Коммунистический Интернационал — это генеральный штаб такой гражданской войны и мировой революции. Мы обращаемся прямо к вам, рабочие Америки, потому что ваша задача является наиболее важной задачей для мировой революции. Только ваша победа может обеспечить окончательную победу мировой революции.








Ниспровержение американского империализма — самого сильного и самого свирепого во всем мире, последнего оплота интернационального капитализма — рабочими Соединенных Штатов и Латинской Америки будет решающим фазисом мировой революции. Это является вашей и, вместе с тем, нашей задачей!»








Мартенс был выслан из США. Картотека агентов «Коминтерна», обнаруженная при обыске, позволила американским властям арестовать 249 человек и выслать из США как «нежелательных иностранцев». Всех их погрузили на пароход и отправили в Россию. Кроме картотеки, которую Мартенс легкомысленно держал в «представительстве», убедив сам себя, что имеет, несмотря на нелегальное положение, дипломатическую неприкосновенность, которой у него никогда не было, власти США обнаружили еще и массу финансовых документов, доказывающих, что «полпред» Москвы был не более чем посредником между банками Европы и Америки.








«Похоже, — писала газета „Нью-Йорк Геральд Трибун“, — что происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой — переместить огромные денежные средства из-под русского контроля под контроль европейских и американских банков.








Истинная причина подобных действий, видимо, известна только в Кремле, но уже сейчас можно сказать определенно: какие бы воинственные речи о мировой большевистской революции и неизбежном крушении капитализма не произносились мистером Лениным и K°, они, возможно, сами того не сознавая, делают все, чтобы на долгие годы обеспечить процветание и стремительный рост нашей экономики и стабильность доллара. Мистер Людвиг Мартенс был выслан из Соединенных Штатов, хотя, по справедливости, ему должен был быть поставлен памятник ничуть не меньший, чем мемориал Линкольну. (24 января 1921 года, „Самозваный посол выслан из США“)».








Пробыв почти два года в США, Мартене, по меньшей мере, одну часть своей задачи выполнил. Из нестабильной Европы в банки США было перекачано огромное количество золота, завязаны контакты с банками, а некоторые из них просто куплены, созданы совместные фирмы (конечно, через подставных лиц, используя либеральные законы США), налажен выпуск ряда газет и создано целых две коммунистические партии США (впоследствии они объединились).








Игорь Бунич, фрагмент из книги "Золото партии"



 




Игорь Бунич


Источник: forum-orion.com

<di
рейтинг: 
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится



Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!!
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Квартира в Воронеже
domhome36.ru - Ваш помошник в выборе недвижимости. Новостройка, вторичный рынок, котеджи, жилой комплекс. Лучшие специалисты в сфере недфижимости. Не упустите свой шанс.
  • Выбор
  • Читаемое
  • Комментируют
Подписка на новости
Посетители
счетчик

 

Яндекс.Метрика